Слушать подкаст
!!! Треков не найдено
15:28
КиноРепортер > Сериалы > «Я и сама немного анархистка»: Интервью Тэнди Ньютон о новом сезоне «Мира Дикого Запада» и будущем человечества

«Я и сама немного анархистка»: Интервью Тэнди Ньютон о новом сезоне «Мира Дикого Запада» и будущем человечества

19 марта 2020 /
«Я и сама немного анархистка»: Интервью Тэнди Ньютон о новом сезоне «Мира Дикого Запада» и будущем человечества

Исполнительница роли робота Мэйв рассказала «КиноРепортеру» почему Венсан Кассель не похож на своих героев и сможем ли мы дожить до 2058 года.

На канале HBO стартовал новый сезон «Мира Дикого Запада», действие которого частично происходит в реальном мире. Актриса Тэнди Ньютон на проекте с самого начала, а роль робота Мэйв принесла ей первые номинации на «Золотой глобус» и долгожданную «Эмми» за роль второго плана. Звезда шоу рассказала «КиноРепортеру» о своих впечатлениях от работы и том, как изменилась ее жизнь после успеха «Мира Дикого Запада».

— Третий сезон выходит под названием «Новый мир», и проект действительно выглядит по-новому. Вам не кажется, что сериал стал неким ребутом самого же себя?

— Да, раньше в нем было слишком много информации! По моим ощущениям, в новых эпизодах наконец-то нашлась верная формула. К тому же, новый сезон стал короче: в нем не десять серий, а восемь. Не знаю, что будет дальше, но конкретно третий сезон хорош тем, что в нем значительно больше ясности. Мы впервые работали над сериями в хронологическом порядке, хотя раньше могли за один день отснять материал сразу для первого, третьего и восьмого эпизодов. Каждый актер постоянно преодолевает определенные барьеры, но на съемках предыдущих сезонов «Мира Дикого Запада» планки были слишком высоки. Вообще, этот проект достаточно трудный и очень амбициозный, он в прямом смысле слова раздвигает границы телевидения, привнося в него ментальность кинематографа. Я бы не назвала новый сезон ребутом, ведь перезапуск обычно нужен, когда настал момент что-то изменить. В нашем случае, это несколько иначе. Скорее, можно говорить о том, что мы кое-что подчистили, чтобы повествование стало более четким.

— Кстати, вы не знаете, сколько сезонов сериала мы еще увидим?

— Мне кажется, как минимум, два. Но я не думаю, что наши продюсеры будут продолжать делать проект только ради денег.

— Действие сериала происходит частично в далеком будущем. Какой это год?

— Не в таком уж и далеком — в 2058 году.

— Как вам работалось на этом проекте с технической точки зрения?

— Главная сложность в постоянной готовности к съемкам в любое время. Наверное, в армии живут по такому же принципу. Нужно постоянно быть в тонусе. У меня было много экшн-сцен, но ведь мы для этого и пришли на «Мир Дикого Запада», правда? К тому же, я невероятно счастлива, что в моем возрасте я могу быть экшн-звездой на проекте такого уровня. Самой иногда не верится, мне ведь уже не 25. В то же время я чувствую, что нахожусь на пике формы, и мне очень нравится быть женщиной чуть старше 40.

— Несколько сцен с участием вашей Мэйв происходят в тематическом парке времен Второй мировой войны. Помните ваши ощущения от съемок там?

— Признаюсь, я не очень хорошо отношусь к стереотипам о нацистах, ведь они сильно занижают степень ужаса событий тех дней. Нацисты были реальными людьми, как мы с вами. Знаете, говорят, чтобы возникло зло, нужно лишь, чтобы хорошие люди ничего не предпринимали. Мне было очень некомфортно даже находиться в той обстановке, видеть флаг на площади…

— А где снимались эти сцены?

— В Испании, примерно в часе езды от Барселоны. Другую часть сцен мы снимали в Сингапуре, и такая широкая география съемок у нас была впервые. Во время работы над первыми сезонами мы очень хотели выбраться за пределы парка, но в силу бюджета и съемочного графика это не удавалось сделать. И вот наконец-то это произошло!

— Что для вас слоган нового сезона: «Свободная воля — не свободна»?

— Такой девиз был актуален для роботов из первого сезона. Ведь до тех пор, пока софт позволяет им думать, что они — те, кем их запрограммировали, они свободны. Но свободны на чьих-то условиях. В новом сезоне действие происходит уже в мире людей, и система, которую создал Серак (персонаж Венсана Касселя — прим. КР) позволяет всем без исключения быть в прекрасной форме, иметь работу, и по сути, быть свободными. Но вновь — только на чьих-то условиях. Для меня подобная реальность говорит о мнимой свободе. И вопрос, устраивает ли вас, что ваша свобода обусловлена тем, что вы интегрированы в систему, платите налоги этой системе? Этот вопрос мы должны задавать себе каждый день. На самом деле страх последствий того, что вы нарушите привычный ход системы, и есть главный стоп-фактор непослушания. Признаюсь, я всегда скептична по отношению к властям, и я учу этому своих детей. Конечно, не ради скепсиса в чистом виде, но ведь каждую власть нужно заслужить. Боюсь, что я и сама немного анархист.

— А что лично для вас кажется самым главным в «Мире Дикого Запада»?

— Думаю, самое важное сообщение, которое несет в себе сериал — насколько ценна жизнь. Что очень метафорично, ведь власть в мире, в котором живут роботы, принадлежит людям. Для меня важно, как мы ценим любую форму жизни, но разные люди воспринимают ценность жизни по-разному, а так быть не должно. Надо признать, что так было испокон веков, но в наше время люди, которые снабжают нас всем жизненно необходимым, лишены какой-либо власти. Возьмите, к примеру, фермеров.

— Кстати, о женщинах! Начиная с первых серий, благодаря Лизе Джой «Мир Дикого Запада» не был лишен женского взгляда. Что-то изменилось к третьему сезону?

— В новом сезоне пять из восьми эпизодов сняли женщины. Что мне нравится на этом проекте — никто не подчеркивает тот факт, что над его созданием работает много женщин, это в порядке вещей. Помню, меня еще при работе на первом сезоне удивило, как спокойно нас воспринимают Джеймс Марсден, Джеффри Райт, Эд Харрис и другие мужчины. Конечно, мы не вели себя, как слабые создания, которым нужна поддержка, но они не чувствовали никакой угрозы с нашей стороны, учитывая, какая власть в этой истории принадлежит женщинам. У меня был опыт работы с актерами, которые просто физически не переносили, если актриса доминировала, даже если это предполагалось по сюжету. После окончания второго сезона канал HBO принял решение пересмотреть наши контракты, чтобы гонорары актеров и актрис были равными. В тот момент как раз появилось движение Time’s Up, и канал счел необходимым отреагировать на ту повестку. Это было впечатляюще! Когда я впервые увидела, насколько вырос мой гонорар, подумала: «Куда смотрел мой агент? Все это время мужчины получали в несколько раз больше, чем мы». При этом гонорары моих коллег-мужчин выросли весьма незначительно. Уверена, что сейчас этот факт непременно должен стать достоянием общественности, ведь такая ситуация продолжалась два первых сезона. Я была удивлена, что это происходит в такой предположительно прогрессивной индустрии, как наша.

— Вашим новым партнером в третьем сезоне стал Венсан Кассель. Как вам работалось с ним?

— Я была в восторге от возможности поработать с Венсаном. Я смотрела практически все фильмы с его участием, к тому же, я поклонница французского кинематографа. Помню, когда впервые увидела «Ненависть», то находилась под огромным впечатлением от актеров и работы режиссера Матье Кассовица. У Венсана огромная фильмография, он уже давно играет крутых парней. А в жизни он такой милый человек! Мне кажется, между нашими персонажами возникла невероятная химия! Это чувствуется уже в сцене их знакомства, когда Серак пытается убедить мою Мейв присоединиться к его плану.

— Как думаете, наше будущее будет таким же, как в новом сезоне «Мира Дикого Запада»?

— Ох, хорошо бы нам дожить всем до 2058!

Первая серия третьего сезона «Мира Дикого Запада» уже доступна на «Амедиатеке».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: