Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Слушать подкаст
|
КиноРепортер > Статьи > Сплошное расстройство

Сплошное расстройство

27 января 2019 /
Сплошное расстройство

"КиноРепортер" провел расследование и выяснил, с какими психическими расстройствами чаще всего сталкиваются звезды в своей жизни.

Помимо кампаний в поддержку сексуальных меньшинств и феминизма, на голливудской повестке дня — борьба со стигматизацией ментальных заболеваний. Эту инициативу поддержали многие селебрити, которые смогли открыться и без купюр рассказать о собственных диагнозах. С помощью экспертов «КиноРепортер» предлагает разобраться в самых распространенных на «фабрике грез» психических расстройствах.

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР)

«Я писатель, режиссер, актриса, и у меня обсессивно-компульсивное расстройство», — заявила Лина Данэм, поддерживая кампанию против остракизма психически нездоровых людей. Данэм диагностировали ОКР в 7 лет. С тех пор звезда «Девочек» регулярно ходит к терапевту и принимает лекарства.

Лина Данэм

ОКР состоит из обсессий (навязчивых мыслей) и компульсий (навязчивых действий). «Я в школе. Учительница пришла с покрасневшими глазами. Я убеждена, что она заражена золотистым стафилококком. Я жду, что у нее из ушей польется кровь. Или она просто упадет замертво. Я больше не прикасаюсь к шнуркам (слишком грязные) и не обнимаю взрослых вне семьи. Я прочитала «Садако и тысяча бумажных журавликов» (книга о девочке, пережившей атомную бомбардировку Хиросимы и впоследствии скончавшейся от лейкемии, — КР) и тут же поняла, что у меня белокровие. Один из его симптомов — головокружение. А у меня оно всегда, когда я слишком быстро сажусь в кровати или кружусь по комнате. Я готовлюсь умереть примерно через год, все зависит от того, как быстро будет развиваться болезнь», — вспоминает Данэм в своих мемуарах «Я не такая. Девчонка рассказывает, чему она научилась».

«Здоровая психика не цепляется за странные мысли, которые иногда приходят в голову всем: «А что если я сейчас умру?» В отличие от психики людей с ОКР, которые зацикливаются и доводят все до абсурда. Чтобы стало легче, больные придумывают ритуалы — повторяющиеся действия, иногда невыносимые. Например, человек убежден — повсюду бактерии и риск смертельных инфекций. Он начинает мыть и дезинфицировать руки сотни раз в день. Иногда не выходит из дома из-за этого», — объясняет тренер психологических программ, видеоблогер Лилия Король. По ее словам, одна из основных причин обсессивно-компульсивного расстройства  – детство: родители таких пациентов воспитывали их в чрезмерной строгости и предъявляли невыполнимые требования.

Хотя компульсии разнятся от человека к человеку, есть несколько наиболее распространенных: навязчивая дезинфекция тела и пространства вокруг, повтор определенных движений, проверка безопасности — выключен ли утюг, закрыта ли дверь? Есть и не столь очевидные. «Когда я нервничаю — выдергиваю ресницы, — призналась Оливия Манн. — Это не больно, но очень надоедает». Этот вид компульсии называется трихотилломания. По разным данным, ею страдают от 1 до 5 процентов населения.

Леонардо ДиКаприо в детстве часто не мог дойти до школы, потому что должен был наступить на каждую трещину в асфальте: «Я чувствовал, что если не сделаю этого — случится что-то плохое». Болезнь вернулась во время съемок «Авиатора», где актер сыграл миллиардера Говарда Хьюза, также страдавшего ОКР. Во время психотерапии пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством учат не превращать навязчивые мысли в сверхценные, заменять их на более реалистичные суждения. И чаще разрешать себе ошибаться, потому что перфекционизм и тревога часто становятся катализаторами заболевания.

Депрессивное расстройство

По данным Всемирной организации здравоохранения, от клинической депрессии страдают около 300 миллионов человек. «Важно отделять ситуативное снижение настроения от депрессивного расстройства, — рассказывает психотерапевт Анна Ключникова. — Грусть, тоска, печаль — естественные законные реакции на негативные обстоятельства. Такие состояния могут длиться несколько дней и со временем проходят — находятся внутренние силы, новые смыслы, возвращается состояние равновесия. Клиническая депрессия — совсем другой уровень тяжести переживаний. Она часто начинается без видимых причин, никогда не проходит сама и требует длительного лечения».

По словам специалиста, у человека, больного депрессией, нет возможности эмоционально присутствовать во внешних событиях, даже радостных: «Ангедония становится постоянным спутником. Появляются идеи вины и неполноценности». Симптомами депрессии могут быть затруднение концентрации внимания, мышечная заторможенность, слабость в теле. Самую опасную угрозу несут мысли о самоубийстве. Поначалу они воспринимаются как чужеродные, но впоследствии начинают казаться все более оправданными.

Джон Хэмм

Отец Джона Хэмма скончался, когда актеру было 20 лет. Известие повергло его в глубокую депрессию. «Я спал целыми днями, не хотелось вставать. Не хотел вообще ничего, — признавалась звезда «Безумцев». — Я был уничтожен. Знал, что должен вернуться к учебе, в социум… но не мог». Выкарабкаться Хэмму помогла психотерапия и курс антидепрессантов. Но с последствиями пережитого он борется до сих пор. Его ментальное состояние не раз приводило его к алкогольной зависимости.

Часто страдающие депрессией стремятся скрыть расстройство, надев счастливую маску. Наверное, самый показательный пример такого поведения — комик Джим Керри, который признавался, что потратил на практически бесплодную борьбу с болезнью многие годы. По мнению Ключниковой, это не лучшая стратегия: «Людям удается долгое время держать в тайне свой мир мрачных переживаний и вести себя так, будто с ними все в порядке. Но подобное притворство только усиливает чувство вины и отчужденности».

Род деятельности долго не позволял Эллен ДеДженерес открыть то, что творилось у нее на душе после каминг-аута в 1997 году. «Я лесбиянка!» — заявила телезвезда в одном из эпизодов своего ситкома «Эллен». Количество негативных откликов, насмешек и закрытие шоу в следующем году морально ее раздавили. «Я была опустошена. Не было ни работы, ни агента. Не было ничего. Никто не понимал, какая темнота воцарилась у меня внутри. Со мной случилось все, чего я когда-либо боялась», — поделилась ДеДженерес в эфире подкаста Дэкса Шепарда.

Особый вид депрессии — послеродовая. У женщин, которые ей страдают, симптомы классической депрессии сочетаются с чувствами отчуждения от ребенка, вины («Я плохая мать!») и собственной неполноценности, особенно в сексуальном плане. «Моя дочь постоянно плакала, я начала бояться тех моментов, когда муж приносил ее мне. Не то чтобы она мне не нравилась, но я не была уверена в том, что хочу жить с ней вместе, — рассказывает Брук Шилдс в своей книге «И пошел дождь: мой путь через послеродовую депрессию». — Я боялась, что мне захочется убежать. Или я не смогу остановить себя и наглотаюсь таблеток».

Нелегко пришлось и Гвинет Пэлтроу, которая столкнулась с заболеванием после рождения сына Мозеса: «Это было очень трудное время. Я чувствовала себя неудачницей». Приверженка здорового образа жизни, Гвинет не только пошла на сеансы психотерапии, но и активно занялась спортом и отказалась от алкоголя. Выздоровление не заставило себя ждать. 

Тревожное расстройство

Примерно половина людей с депрессией получает второй диагноз — «тревожное расстройство». Эти заболевания идут рука об руку, хотя патологическая тревожность может быть и самостоятельным расстройством. Она часто сопровождается дрожью, мышечным напряжением, учащенным сердцебиением и дискомфортом в районе солнечного сплетения. Крайнее проявление тревожности — панические атаки.

В сентябре Селена Гомес рассказала в инстаграм-видео о сложном эмоциональном состоянии: «Приступы тревоги — невыносимая вещь. Справляться мне помогает вера». Она подчеркнула, что, несмотря на это, пытается жить настоящим и наслаждаться моментами. Тем не менее месяц спустя Гомес госпитализировали с нервным срывом. Ей пришлось пройти 2-недельную восстановительную программу в нью-йоркской клинике.

«Я была невероятно тревожным ребенком. Доходило до приступов паники», — призналась Эмма Стоун в эфире «Позднего шоу со Стивеном Кольбером». Выровнять эмоциональный фон актрисе помогла сцена (она выступает с 11 лет) и длительная психотерапия.

Эмма Стоун

Одно из проявлений тревожного расстройства — социофобия или необоснованный страх перед социальными ситуациями: публичными выступлениями, деловыми встречами, вечеринками. «Это забавно, он добродушный, легкий на подъем, любит отрываться, быть среди людей. Но когда мы на премьере или когда возникает рабочий конфликт — он просто столбенеет от ужаса!» — рассказывает Скарлетт Йоханссон про своего коллегу Криса Эванса. Актриса в шутку называет его «нежным цветочком».

Капитан Америка и сам признает, что его тревожность на публике переходит все границы: «Полчаса на красной дорожке для меня сродни хождению по раскаленным углям». По той же причине Эванс не выносит общения с прессой, промотуры и корпоративы: «Я должен быть готов к таким вещам — это часть моей работы. Но у меня постоянно это мерзкое чувство незащищенности».

По словам психотерапевта Олега Корсака, наиболее эффективный вид терапии при тревоге — когнитивно-поведенческая (КПТ), направленная на изменение мыслей и реакций относительно того, что происходит здесь и сейчас. «КПТ позволяет быстрее справиться с расстройством и значительно снижает вероятность рецидивов», — подчеркивает он.

 Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)

Одним из лучших перформансов на «Оскаре» в 2016 году стало выступление Леди Гага Til It Happens to You. В финале, под срывающийся от эмоций голос певицы, на сцену, держась за руки, вышли десятки жертв сексуального насилия. За пару лет до этого Гага признавалась — ее тоже изнасиловали. После инцидента звезде поставили диагноз «посттравматическое стрессовое расстройство».

«Эмоциональная травма делит жизнь человека на «до» и «после». Он теряет ощущение базовой безопасности и становится гипертревожным, агрессивным. Он не может отпустить и постоянно мысленно возвращается к произошедшему. Иногда неосознанно ведет себя так, будто все еще переживает травмировавшее его событие. Так, муж, вернувшийся с войны, во сне нападает на жену, потому что уверен — он находится на поле боя, а рядом — враг», — рассказывает Лилия Король.

Эван Рэйчел Вуд

Вслед за Леди Гага на волне движений #MeToo и Time’s Up многие звезды открыли миру свой опыт травматичных отношений. В минувшем году Эван Рэйчел Вуд рассказала о бойфренде-абьюзере на слушаниях, посвященных Биллю о правах жертв сексуального насилия. По словам звезды «Мира Дикого Запада», мужчина угрожал ей, избивал и связывал на протяжении долгого времени. С момента разрыва прошло уже несколько лет, но Вуд до сих пор пытается справиться с эмоциональными последствиями. Из-за ПТСР актриса дважды пыталась покончить с собой и проходила реабилитацию в психиатрической клинике.

Откровения поступали не только от женщин. Шайа ЛаБаф признался, что в детстве слышал, как в соседней комнате насилуют его мать. Преступник проник в их дом, а после содеянного скрылся. Полиция так и не смогла его поймать. В 2017 году, когда ему диагностировали ПТР, актер рассказал, что долгое время спал с пистолетом в руках: «Мне казалось, что кто-то может ворваться в любой момент».

Биполярное аффективное расстройство (БАР)

«Биполярное аффективное расстройство (или как его называли раньше — маниакально-депрессивный психоз) — это чередование маниакального (гиперактивного, эйфорического, характеризующегося резким подъемом настроения и приливом энергии) и депрессивного состояний. Болезнь может состоять из периодов обострения с промежутками здорового функционирования или из регулярно сменяющих друг друга эпизодов», — рассказывает психиатр Ключникова.

В книге «Прикосновение огня: маниакально-депрессивное заболевание и творческий темперамент» клинический психолог и писатель Кей Джеймисон приводит результаты исследований, которые подтверждают, что БАР — болезнь творческих людей. Так, еще в 1970-е Нэнси Кувер Андреасен, нейробиолог и нейропсихиатр, профессор психиатрии в Университете Айовы провела серию диагностических интервью с писателями. Выяснилось, что 80% из них пережили как минимум один большой эпизод депрессии или мании.

Исследователь феноменов креативности и процессов, вызывающих психические заболевания, Андреасен создала репрезентативную выборку маниакально-депрессивных пациентов и оценила их творческий потенциал. Оказалось, биполярщики действительно отличались креативностью от здоровых участников контрольной группы.

Стивен Фрай

«Когда-то один продюсер сказал мне: для успеха не нужно быть геем, достаточно иметь биполярное расстройство, — рассказывает Стивен Фрай в фильме Росса Уилсона «Безумная депрессия со Стивеном Фраем». — Имелись в виду необыкновенная активность и креативность этих людей. По этой причине они добиваются успеха и в кино, и в шоу-бизнесе. Но когда мне в 37 лет поставили диагноз, мозг буравили десятки вопросов: сумасшедший ли я? Откуда взялась эта болезнь? Можно ли было ее предотвратить? Излечима ли она? И что ждет меня в будущем? Тогда-то я и понял, насколько все серьезно».

Несмотря на первоначальный шок, комик считает, что всплески эйфории, чередующиеся со спадами активности, способствовали успеху и его карьеры. «Люди с маниакально-депрессивным заболеванием могут эффективно работать при недостатке сна, полностью концентрироваться на работе, испытывать особо глубокие и контрастные эмоции», — подтверждает Кей Джеймисон.

На первый взгляд, мания действительно может показаться продуктивным состоянием, но на практике она опасна. «Человек будто в центре эмоционального торнадо. Извергает потоки слов, но не в состоянии слушать. Если пытаться затормозить активность, можно столкнуться с открытым раздражением и яростью. Он совершает рискованные действия, может брать непосильные финансовые обязательства, впадать в зависимости, — поясняет Анна Ключникова. — Позже человек погружается в черную дыру депрессии, испытывая жгучий стыд и сожаление по поводу содеянного во время приступа». В этой фазе человек часто ищет помощи и может обратиться к специалистам. БАР успешно корректируется психотерапией и медикаментами.

О пережитом биполярном расстройстве рассказывали и Кэтрин Зета-Джонс, Расселл Брэнд и Кэрри Фишер, которая до самой смерти выступала за снятие стигмы с БАР и описывала, каково это — быть эмоционально нестабильной: «Маниакальная стадия — это очень непредсказуемо. Последний раз, когда она случилась, я отрезала волосы, сделала тату и хотела принять иудаизм».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии  

Комментарии

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: