Серж Танкян: «Я горд быть частью армянского народа» | КиноРепортер
КиноРепортер > Интервью > Кино > Серж Танкян: «Я горд быть частью армянского народа»

Серж Танкян: «Я горд быть частью армянского народа»

3 декабря 2018 / Сергей Сергиенко
Серж Танкян: «Я горд быть частью армянского народа»
Серж Танкян

Знаменитый музыкант и фронтмен группы System of a Down о работе с русскими режиссерами, армянских трагедиях и своей гражданской позиции.

29 ноября, за неделю до 30-й годовщины ужасного Спитакского землетрясения, в прокат вышел фильм «Спитак» Александра Котта. Саундтрек к фильму написал Серж Танкян – знаменитый музыкант, американский армянин ливанского происхождения. Нам удалось поговорить с Сержем не только про работу над «Спитаком», но и про другие фильмы, творческие планы и конечно же гражданскую позицию музыканта.

Серж Танкян

Как вы получили приглашение поработать над «Спитаком»?

Друг-продюсер посоветовал нас команде, снимавшей «Спитак», и они обратились к нам.

Какой была ваша первая реакция?

Мне было интересно посмотреть снятый материал и увидеть, каким образом Саша (Александр Котт) преподнес катастрофу.

«Спитак» для вас – не первое сотрудничество с российскими режиссерами. Вы уже писали музыку для фильма «Легенда о Коловрате». Как вам работалось с российскими режиссерами и командой? Тяжело ли работать композитором на расстоянии по скайпу?

Мне понравилось работать с Джаником Файзиевым и Рафаелом Минасбекяном на «Легенде о Коловрате». Писать музыку для такого исторического экшн-фильма было забавно, и у меня было возможность напрячь все свои музыкальные мускулы – от громадного оркестра и этнических инструментов до элементов рок-музыки и большого использования ударных инструментов. Джаник – большой профессионал, который точно знает, что ему нужно, так что работать с ним было легко.

Что касается работы на расстоянии – большинство фильмов и делается таким образом. Даже в работе над американским фильмом может случиться так, что режиссер будет находится в Нью-Йорке, а я буду работать в Лос-Анджелесе или в моей другой студии, в Новой Зеландии. Так что это – довольно распространенная практика. Для «Легенды о Коловрате» мы писали музыку в Новой Зеландии, делали аранжировку в Лос-Анджелесе, а отдельные соло записывали в Москве; тувинская певица записывалась в Монголии, женская соло-вокалистка – в Швейцарии, а струнные и медные инструменты писались в Болгарии.

«Легенда о Коловрате» – русское фэнтези, «Спитак» – армянская трагедия. Важно ли было подчеркнуть для вас некий национальный колорит – или такой задачи не стояло?

На самом деле да, такой задачи не стояло. Саша хотел воздержаться от использования стереотипных народных и этнических инструментов и создать довольно тонкую современную партитуру, которая соответствовала бы поднятой в фильме теме, но при этом не погружалась в абсолютную грусть. Например, тема Ануш (дочери главного героя, оказавшейся в ловушке под руинами) – обнадеживающая и волшебная, и она соответствует тому красочному детскому миру, который был создан для героини в то мрачное время.

Кадр из фильма “Спитак”

Александр Котт рассказывал, что сначала вы хотели использовать дудук для саундтрека. Это ведь такой довольно традиционный ход: если Армения – то дудук. Почему вы его выбрали – и довольны ли тем, что в итоге получилось?

Я помню тот разговор с Сашей. Мы как раз таки договорились воздержаться от использования дудука – кроме тех случаев, когда он мог каким-то особенным образом дополнить конкретную композицию. Насколько я помню, мы, в итоге, либо так и не использовали его вовсе, либо добавили куда-то в очень ограниченном количестве. Я использовал дудук в некоторых других саундтреках, а так же в «Орке» (Orca Symphony No. 1) – моей симфонии. И каждый раз он был использован в нестандартном виде.

В начале вашей музыкальной карьеры был альтернативный рок, за ним – сольные выступления с оркестром, теперь саундтреки для фильмов. Почему вас сейчас интересует именно саундтрек?

Каждый фильм и режиссер требуют разной звуковой палитры, так что каждый проект отличается в музыкальном плане от других. К тому же, я нахожу большую художественную силу в перемножении разных видов искусства – правильно подобранные друг к другу визуальный ряд и музыка могут дать намного более сильные эмоции, чем визуальный ряд и музыка по отдельности.

Кто у вас любимый кинокомпозитор?

У меня много любимых композиторов – от Эннио Морриконе, Филипа Гласса и Тиграна Мунсуряна до Ханса Циммера, Рамина Джавади и многих других.

Над каким фильмом или жанром вам хотелось бы поработать больше всего?

Я открыт почти что ко всему. Мне нравится писать музыку и для экшн-фильмов, и для драм, триллеров, фильмов ужасов, документальных фильмов и видеоигр.

Есть ли у вас планы по развитию предыдущих проектов?

Да. В начале следующего года мы планируем выпустить несколько ранее неизданных саундтрков. Это, например, саундтреки к фильму «Последний житель» и к видеоигре «Midnight Star». В данный момент я так же продюсирую два документальных фильма: «Я не один» о недавней революции в Армении, и «Сила в правде» – музыкальный документальный фильм, отчасти снятый от первого лица. К обоим фильмам я буду писать саундтрек. В дополнение к этому, мы с нашими партнерами из Groundwork Coffee выпустили свой бренд Армянского кофе под названием «Kavat Coffee».

Стоит ли ждать новый сольный альбом или альбом SOAD?

Есть несколько отдельных рок-композиций, которые, скорее всего, будут выпущены как часть саундтреков к документальным фильмам, а не в виде отдельного альбома. Что касается SOAD, то мы до сих пор так и не смогли встретиться с глазу на глаз, чтобы продвинутся в создании нового альбома.

Ваша ранняя музыка наполнена яркой гражданской позицией, а сейчас эту позицию все чаще можно увидеть в более открытом виде. Нет ли желания вновь манифестировать свою позицию с помощью музыки?

Музыка всегда является отражением мыслей, взглядов, убеждений, эмоций и прочего. Некоторые из новых рок-композиций будут иметь общественно-политическое наполнение. Как я упомянул, я теперь еще и помогаю в создании фильмов, чтобы выразить те же самые вещи. Тем не менее, кое что изменилось в моей жизни – теперь я не только говорю о справедливости в своем творчестве, а еще и пытаюсь активно добиться ее достижения, особенно в Армении.

Серж Танкян во время работы над фильмом “Легенда о Коловрате”

Фильм «1915», над которым вы также работали, некоторые считают недостаточно честным по отношению к ужасной трагедии геноцида армянского народа. Согласны ли вы с тем, что тема геноцида немного замята в фильме и на ее месте может быть любая другая трагедия?

Нет. Люди, не оценившие по достоинству фильм «1915», скорее всего, не являются поклонниками артхаусного кинематографа. Фильм примечателен тем, что он в уникальной форме (своего рода фильм в фильме) рассказывает о травме, возникшей в виду отрицания Геноцида детьми выживших. Фильм не идет по удобной, заранее протоптанной другими тропинке, он использует очень многослойный психологический подход в раскрытии темы. Вы должны еще и учесть тот факт, что в своем желании как можно точнее увековечить память о Геноциде, армяне, включая и меня самого, будут очень критично относится к любому фильму на эту тему. Я имел честь работать с продюсерами фильма «Обещание» в качестве консультанта, и написал музыку к финальным титрам этого фильма, а также имел честь писать музыку для фильма Джо Берлингера «Намерение уничтожить» – уникального и сильного документального фильма об отрицании Геноцида. И все эти начинания привели примерно к одному и тому же. Людям надо понять, что для всеобщего осознания и распространения нашего посыла требуется совокупность многих работ, а не единичный коммерческий успех того или иного фильма или проекта.

В мае этого года вы приезжали в Армению для поддержки оппозиции. Как вы думаете, не выглядит ли немного странным вмешательство в политику страны, в которой вы не живете?

Ни в коем случае. Я всегда был в «оппозиции» к несправедливости – будь то в США или в любой другой стране. Я никогда не сдерживал свою критику только из-за того, что речь идет об Армении. Несправедливость остается несправедливостью независимо от того, в какой стране она практикуется. В течении многих лет мы наблюдали, как страна лишалась интеллигенции, культурных лидеров и квалифицированной рабочей силы из-за постсоветского олигархического монополистического коррумпированного режима, который украл не только деньги – он украл еще и мечты моего народа. Большинство армян не хотело обсуждать это в США или каких-либо других странах чтобы не представлять Армению негативном свете для других людей. Но я не остался в стороне, призвал поставить под вопрос легитимность прошедших выборов и в 2017-м году отправился в Армению в качестве наблюдателя на Парламентских выборах, и вернулся в 2018-м, чтобы своими глазами увидеть прекрасный народ, вышедший на улицы чтобы вернуть себе свою собственную страну и свою мечту. Так что нет, это не странно, что я борюсь с несправедливостью в стране, в которой я не родился и не живу. Просто за те страны, которые меня волнуют, я борюсь сильнее – независимо от реакции, которую это может вызвать.

Серж Танкян и Никол Пашинян на площади Республики в Ереване, 7 мая 2018

Не думали ли вы о переезде на историческую родину? Насколько знаю, вам уже поступали такие предложения.

Да, такие предложения поступали, и я планирую купить дом в Армении. Однако, мой образ жизни и частые путешествия сделали меня интернационалистом, если позволите так высказаться. В настоящий момент я живу между США и Новой Зеландией и  намереваюсь добавить Армению к этим странам.

В детстве вы мигрировали из Ливана в США, а сейчас в стране — и вообще в мире — проблемы мигрантов стоят как никогда остро. Насколько важна для вас эта тема?

Безусловно, очень важна. Несколько лет назад мне представилась уникальная возможность встретиться с Далай Ламой и взять у него небольшое интервью для документального фильма. Один из моих вопросов был про конец цивилизации и про то, что будет после. В том диалоге мы обсудили ожидающуюся миграцию, в основном из Южного полушария на Север – и из-за войн, и из-за изменения климата, а также необходимость снабжения Южного полушария. Кажется, что мир снова становится эгоистичным и грубым. Единственными не-иммигрантами в США, по сути, являются лишь коренные народы. Все остальные должны с уважением отнестись к тому, что США – страна иммигрантов, таких же, как и шотландец Трамп.

В то время, как правительства кажутся всё более автократичными и самодержавными, в целом удивительно видеть, как революция в Армении полностью свела на нет несчастья целого народа всего за 40 дней, при этом без единой пули – всего лишь через всеобщее гражданское неповиновение. Спустя 30 лет после землетрясения в Спитаке армянский народ действительно переживает возрождение. И я горд быть его частью.

Читайте также

«Я просто сидел и нес тупую фигню»: Дэйв Батиста о драке с Гослингом, травле Джеймса Ганна и карьере рестлера Интервью
15 июля 2019

«Я просто сидел и нес тупую фигню»: Дэйв Батиста о драке с Гослингом, травле Джеймса Ганна и карьере рестлера

Звезда комедии «Али, рули!» и Дракс из «Стражей Галактики» рассказал американскому THR о том, что хочет экспериментировать с жанрами и всегда быть честным.

«Мы очень старались сделать русских умными, интересными и классными»: Интервью с новой звездой Люка Бессона Интервью
11 июля 2019

«Мы очень старались сделать русских умными, интересными и классными»: Интервью с новой звездой Люка Бессона

Российская топ-модель Саша Лусс о работе с Бессоном, разнице между моделингом и съемками в кино и о любви к России.

«Жду, что этот бред закончится»: Юрий Стоянов о современном юморе, голодной молодости и политических запретах Интервью
10 июля 2019

«Жду, что этот бред закончится»: Юрий Стоянов о современном юморе, голодной молодости и политических запретах

Ко дню рождения «КиноРепортер» поговорил с Юрием Николаевичем о новом шоу «100янов», выступлениях в тюрьмах, а также узнал, правда ли он показал пародию на Брежнева самому генсеку.

Селена Гомес: «Социальные сети и их влияние — главный ужас моего поколения» Интервью
9 июля 2019

Селена Гомес: «Социальные сети и их влияние — главный ужас моего поколения»

Лечение депрессии, пересадка почки — последние несколько лет выдались для 26-летней поп-звезды и актрисы фильма «Мертвые не умирают» непростыми. «КиноРепортер» поговорил с Селеной о славе, любви и принятии себя.