Большая разница: Фильмы, в которых актеры сыграли более одной роли | КиноРепортер
КиноРепортер > Кино > Большая разница: Фильмы, в которых актеры сыграли более одной роли

Большая разница: Фильмы, в которых актеры сыграли более одной роли

14 мая 2020 /
Большая разница: Фильмы, в которых актеры сыграли более одной роли

Близнецы, клоны, двойники и чужие — от Любови Орловой до Марка Руффало. И даже Адаму Сэндлеру повезло.

В мини-сериале «Я знаю, что это правда» Марк Руффало показал настоящий мастер-класс, сыграв двух совершенно разных — как внешне, так и внутренне — братьев. Это побудило нас вспомнить другие подобные перформансы. Фильмов, где актеры играют сразу несколько ролей, множество (правда, прием достаточно водевильный и чаще используется в комедиях). Есть картины, где все играют понемножку всех (например, «Житие Брайана» и прочие проекты «Монти Пайтон»). Есть ленты, где актеры сыграли идентичных близнецов (братья Винклвосс, сыгранные Арми Хаммером в «Социальной сети»), что скорее спецэффект, чем достижение артиста. Наконец, есть фильмы, где исполнители демонстрируют чудеса перевоплощения, но появляются в разных частях повествования (вроде «Облачного атласа»). Мы решили все это отбросить и ограничиться как можно более непохожими героями, которые взаимодействуют друг с другом.

«Весна» (1947)

По сюжету, артистка оперетты Вера Шатрова в исполнении богини советского кино Любови Орловой готовится к дебюту в кино. Ей досталась непростая роль — видного ученого Ирины Никитиной, возглавляющей Институт Солнца. Никитина и Шатрова поразительно похожи, чем при встрече решают шутки ради воспользоваться. И их милая шалость запускает целую цепочку забавных коллизий, а главное, как положено жанру музыкальной комедии, обе находят любовь. Хотя формат предельно легкий  (фильм снимался после войны, и Григорий Александров стремился создать что-то жизнеутверждающее), а героини выглядят одинаково, это лишь внешнее сходство. Сухая Никитина, жизнерадостная Шатрова — Орлова постаралась максимально развести их на эмоциональном уровне. И хотя это, конечно, не мастер-класс, получилось как минимум мило.

«Доктор Стрейнджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу» (1963)

Стэнли Кубрик был одержим идеей ядерной войны и скупал все книги на эту тему. Columbia Pictures была одержима идеей окупаемости фильмов. А в их понимании для этого нужны звезды. И как можно больше. Так родился проект сатирического фильма с названием, пародирующим заголовок книги Дейла Карнеги «Как перестать беспокоиться и начать жить», в котором суперзвезда того времени Питер Селлерс должен был сыграть сразу четыре роли — нерешительного лысого президента США Меркина Маффли (его фамилия означает «бурчание под нос»), бравого, но несколько нелепого усача капитана Лайонела Мандрейка (дословно «мандрагора», корень которой напоминает кривоватую фигурку человека), бывшего нацистского ученого доктора Стрейнджлава (то есть странная любовь, причем ранее у него была фамилия Мерквюрдиглибе, что по-немецки означает то же самое) и майора Дж. Т. Кинга Конга (аллюзия очевидна), пилотирующего бомбардировщик. Селлерс сделал своих героев максимально разными — и внешне, и по повадкам. Но чтобы оценить это в полной мере, фильм надо смотреть в оригинале. Только тогда можно услышать, как актер работал над акцентами. Маффли говорит как житель Среднего Запада, Стрейнджлав — как австрийский фотограф Уиджи, консультировавший Кубрика, а Конг — как типичный ковбой. Правда, Конга Селлерс так и не сыграл: подвернул ногу и не мог влезть в маленькую кабину пилота. А что он творил с правой рукой Стрейнджлава, которая жила отдельной жизнью: то вскинется в нацистском приветствии, то схватит за горло… Кубрик был стеснен в средствах (бюджет картины — всего $2 млн) и не стал тратиться на спецэффекты, так что в кадре герои Селлерса встречаются только так, как на фото, — лысая макушка президента и Стрейнджлав в инвалидном кресле.

«Множество» (1996)

Незаслуженно малоизвестная и провалившаяся в прокате комедийная мелодрама, снятая Харольдом Рэмисом спустя 3 года после выхода его главного достижения — «Дня сурка». Причем тут немало того, что подчеркивает его авторство, — от Энди МакДауэлл до арки героя, которому (вновь в фантастических обстоятельствах) приходится кардинально исправляться. В этот раз это был не Билл Мюррей, а Майкл Китон, уже успевший сыграть и Биттлджуса, и Бэтмена, и Генри из «Газеты». А в «Множестве» все его роли перемешались, потому что его герой, прораб Даг Кинни, не самый лучший работник и муж, однажды так устал от жизни, что с легкостью согласился на уникальный эксперимент и создал свой клон. Номер 2 был очень правильным и скучным, зато работник хоть куда. Но вот семейные дела его не интересовали, и тогда появился Номер 3. А тот зачем-то сделал еще и идиота Номер 4 (клон клона — плохая идея!). Всех четырех, таких разных, одновременно сыграл Китон. И сделал это отлично!

«Адаптация» (2002)

Однажды известный сценарист Чарли Кауфман, автор «Быть Джоном Малковичем» и «Звериной натуры», засел за адаптацию романа Сьюзен Орлеан «Похититель орхидей». Работа не шла, и Чарли впал в глубокий кризис. В итоге у него получилась невероятно самоироничная история про то, как Чарли Кауфман, толстый, лысеющий, неуверенный в себе мужчина, пишет сценарий «Похитителя орхидей» и отчаянно завидует своему брату Дональду, который при всем внешнем сходстве является его полной противоположностью. И это тем более странно, что никакого брата Дональда, который даже вписан в титры как его соавтор, у него никогда не было, и это не более, чем его воображаемое альтер-эго. В общем, роль (вернее, роли), просто созданная для Николаса Кейджа, славящегося подобными экспериментами. И можно как угодно относиться к Кейджу, но этот фильм — один из тех, за которые ему прощаются прочие грехи. Даже дико представить, что бы вышло у Спайка Джонса, если бы Кауфманов сыграл Том Хэнкс, которого планировалось пригласить. Итальянец, пребывавший тогда в прекрасной форме, превратился в рыхлого еврея, растерял весь лоск и просто источал негативную энергию.

«Такие разные близнецы» (2011)

Рейтинг IMDb у этого фильма 3,3 из 10. В домашнем прокате он провалился и еле-еле отбился в международном. Но мы же про актерскую игру, а не про то, насколько успешной вышла комедия. А Адам Сэндлер тут сыграл одновременно брата и сестру. Конечно, Джилл у него получилась вполне себе трансвеститом — по сути это просто Сэндлер в парике и юбке. Причем с нехитрым сексистским набором приемов: тонкий голос, гипертрофированная манерность и вихляние бедрами. Однако задача была нетривиальная. Потому что суть коллизии в том, что Джек недолюбливает свою подобную смерчу сестру. И разные они не только потому, что он мужчина, а она женщина. Но к финалу брат понимает, что у них много общего, и сестру он на самом деле любит. Прийти к этой мысли помогает самый настоящий Аль Пачино, который запал на Джилл. И это еще один повод оставить фильм в списке, в отличие от бенефисов Эдди Мерфи в «Чокнутом профессоре» и Майка Майерса в «Остине Пауэрсе».

«Легенда» (2015)

Братья Рэджи и Ронни Крэй были легендами британского преступного мира 1960-х. Их банда держала в страхе не только родной Ист-Энд, но и весь Лондон. А с ним и всю страну. Причем один был лощеным франтом, а другой отмороженным психом с дефектом речи. Время, место, антураж, персонажи — просто мечта любого кинематографиста. Особенно когда у тебя такой актер, как Том Харди, который сыграл братьев так, что порой просто забываешь, что на самом деле это один и тот же человек. И не только в сцене, где они дерутся. Дело вообще не в чуде совмещения двух планов, а в том, как внутренне пересобирается Харди, чтобы сыграть сначала одного, а потом второго. Кстати, в сети можно найти фотографии реальных братьев Крэй. Удивительно, но после Тома в «Легенде» Брайана Хелгеленда они выглядят не угрожающе, а комично.

«Я знаю, что это правда» (2020)

Мини-сериал Дерека Сиенфрэнса начинается с того, что одутловатый мужчина средних лет, полистав внушительный том в публичной библиотеке, достал мачете и отрубил себе правую кисть. Полоумного, которым оказался Томас Бердси, конечно, отправили в больницу — сначала поколдовать с раной, а потом лечить параноидальную шизофрению. У него есть брат-близнец Доминик, который пришел в бешенство от того, что Томаса держат как заключенного, но доказать, что тот не представляет угрозы, непросто. Причем жизнь Дома и так не сахар: смерть дочери-малютки разрушила брак, только что умерла от рака мать… Обоих братьев сыграл Марк Руффало, и это тот случай, когда жалеешь, что за телепроекты не дают «Оскара». Грандиозная работа, выполненная с максимальной отдачей. Поскольку Том гораздо плотнее, а пластический грим тут был бы совершенно неуместен, актер брал паузу, чтобы набрать вес и сыграть вторую роль. Но дело, конечно, не в этом. Братья разные по пластике, психофизике, манере говорить — да во всем. Дополнительную краску все обретает, когда узнаешь, что у Марка был брат Скотт, которого 12 лет назад застрелили пробравшиеся в дом грабители, и сериал посвящен ему.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: