«У меня все только начинается»: Интервью с Филиппом Янковским | КиноРепортер
КиноРепортер > Журнал > «У меня все только начинается»: Интервью с Филиппом Янковским

«У меня все только начинается»: Интервью с Филиппом Янковским

18 марта 2020 /
«У меня все только начинается»: Интервью с Филиппом Янковским
Филипп Янковский / Фото: Николай Зверков

Представитель знаменитой династии рассказал «КиноРепортеру» о секретах многолетнего брака с Оксаной Фандерой, успехах сына и новых ролях у Данилы Козловского и Глеба Панфилова.

Он снял «Статского советника» и «Меченосца», работал с Жераром Депардье и вживался в роль лидера секты, но продолжает утверждать, что все только начинается. Мы встретились с представителем знаменитой династии Филиппом Янковским и выяснили, как подготовиться к роли заключенного ГУЛАГа, чем талантливы его дети и кого не берут в театральный.

— Филипп, вы редко даете интервью. Почему?

— Вообще я скромный человек. (Улыбается.) Я не учился говорить, я учился играть. Стараюсь общаться с прессой только по поводу — к выходу фильма или спектакля… Активной социальной позиции, как у некоторых коллег, у меня нет. Да и вообще, папа мой, царствие ему небесное, сказал правильную вещь перед уходом: «Артист должен говорить только чужой текст».

— Поводов как раз сколько угодно! У вас плодотворный год — выходят сразу четыре фильма. И все очень разные: авантюрная комедия «Номер один», фэнтези «Карамора», антиутопия «Мы» по Замятину и драма по мотивам повести Солженицына «Один день Ивана Денисовича».

— Я люблю разные жанры. Это позволяет поддерживать себя в тонусе. Если постоянно играть в драме или в комедии, рано или поздно приходит внутренняя пустота. Нужно развивать себя. Безусловно, важная роль — у Глеба Панфилова в картине по мотивам солженицынского «Одного дня Ивана Денисовича». Серьезная картина, мы два года ее делали. На съемках полностью погружались в атмосферу тяжелейшей лагерной жизни. Мы делали фильм о том, как человек не сломался, находясь в угнетенном физическом и психологическом состоянии. Пронес через заключение любовь к детям и выжил… У меня был очень сложный грим, но я даже не смотрел на себя в зеркало — это было не важно. Я изнутри играл.

— ???

— Материал, конечно, интересный и сложный. Там есть жизнь человеческого духа. Можно долго рассказывать, как готовился к роли, перечитывал все. Но мне важнее всего было понять, кого я играю, его судьбу. Мы с Глебом Анатольевичем (Панфиловым, — прим. КР) хотели показать собирательный образ человека, попавшего в страшную мясорубку. Я вспомнил дедушку Сашу, маминого папу. У него похожая судьба: тоже попал в концлагерь после войны, вернулся, уже отсидев. И для себя я играл своего дедушку из детских воспоминаний… Ой! Этого даже Глеб не знает. (Улыбается.)

— И вот после такого — фантастика?

— В конце съемок про ГУЛАГ меня трясло от любого предложения «сняться в драме», поэтому с удовольствием взялся за другие жанры. В «Мы» попал, потому что во время работы у Панфилова был наголо подстрижен. Создатели мне позвонили, я сначала отказался со словами: «Ребята, я лысый». А они и говорят: «Да у нас все там лысые!» — «А, ну тогда хорошо». (Смеется.) А сейчас вот уже в «Караморе» у Данилы Козловского снимаюсь.

— Вы ведь там вампира играете?

— Да. (Смеется.) Но еще рано об этом рассказывать.

— Как готовились к роли?

— Как-то гулял ночью по городу и увидел одинокого прохожего. Проверил, чтобы никого рядом не было, подошел к нему, впился в шею и выпил кровь. (Смеются.)

Филипп Янковский / Фото: Николай Зверков

— По-вашему, в актере самое важное — глубина?

— Длинную карьеру можно сделать только с глубиной. Ее видно. По глазам, по тем ролям, которые человек играет. Бывают артисты пустые и неглубокие, их карьера ярка, но коротка. Это можно наработать, но не с нуля. Многое зависит от воспитания, социума, в котором человек живет, образования, образа мышления. Совсем пустых идиотов в театральный не берут.

— Кстати, о театре… Почему у вас так мало спектаклей? Сейчас идут «Карамазовы», а до этого был только «Dreamworks* *Мечтасбывается» в 2016 году.

— Моя жизнь была связана со Школой-студией МХАТ, это мой дом (Филипп выпустился с курса Олега Табакова в 1990 году, — прим. КР). Я ее окончил и вернулся к Олегу Павловичу на сцену (в МХТ им А.П.Чехова, где Табаков был худруком с 2000-го, — прим. КР). Я шел в его структуру. А сейчас, к сожалению, все поменялось (в марте 2018-го худруком МХТ назначен Сергей Женовач, — прим. КР). Увы, тот театр, который я любил, ушел вместе с моим великим учителем.

— Вы говорили, что в юности ваша актерская карьера не сложилась так, как вы того хотели. А сейчас сложилась?

— Каждому свое. Смоктуновский тоже поздно начал. И Энтони Хопкинс. У меня все только начинается. (Смеется.)

— Так вы в первую очередь актер или режиссер?

— Если я отвечу на этот вопрос, какой следующий будет?

— Спросила бы: какое амплуа предпочтительней?

— Не вижу необходимости выбирать. У меня два высших образования, я умею делать и то, и другое. Почему надо ставить какие-то рамки?

Филипп Янковский / Фото: Николай Зверков

— Это не рамки, просто хочу разобраться: в прошлом интервью вы нам сказали: «Нет ничего лучше, чем быть актером. Ведь режиссеры — люди очень зависимые». Не изменили свое мнение?

— Когда играешь роли, то занимаешься творчеством и свободен в нем в рамках драматургии. А режиссер зависит от миллионов факторов: условий прокатчиков, возрастного рейтинга, бюджетов, продюсеров и так далее. Очень зависимая профессия.

— То есть не вернетесь в режиссерское кресло?

— Для этого нужен интересный проект. А пока ближайший год я занят в кино как актер.

— Шесть лет назад вы спродюсировали документальный фильм «Янковский» про своего отца Олега Ивановича. Планируете что-то еще продюсировать?

— У меня отец умер — это было в память о нем. Спасибо всем, кто мне тогда помогал, но лучше бы фильма не было, а он был бы жив.

— В начале года ваш сын Иван получил второго «Золотого орла» (за роль второго плана в фильме «Текст», — прим. КР). Поздравляю!

— Спасибо! Мы с Оксаной (актрисой Оксаной Фандерой, супругой Филиппа, — прим. КР), моей мамой и нашей дочерью Лизой очень гордимся его успехами. Особенно — ролью Германа в триллере «Дама Пик» (Иван Янковский за эту роль получил в 2017-м «Золотого орла» в главной актерской номинации, — прим. КР) и его Зиловым в «Утиной охоте» (постановка Евгения Марчелли в Театре им. Ермоловой, — прим. КР).

— А «Текст» с ним смотрели?

— Да, понравился.

Иван Янковский, «Текст»

— У вашей дочери Елизаветы пока не так много опыта в кино и театре…

— Она блестяще играет главную роль в спектакле «Человек из рыбы» на сцене МХТ. Сейчас стартуют новые съемки. Естественно, мы с Оксаной возлагаем большие надежды на нее.

— Сложно объективно оценивать таланты своих детей?

— Мы стараемся оценок не давать. Как и во всех нормальных семьях, мы просто любим и поддерживаем своих детей. Но не хотелось бы обсуждать родных, вы еще про собаку спросите… (Смеется.) Повторюсь: артист должен говорить только чужой текст.

— У вас с Оксаной в этом году 30 лет брака! Такие долгие отношения в творческой среде сейчас редкость. Как вам удается?

— Это любовь. А как еще? (Смеется.) Конечно, чтобы так долго вместе прожить, надо быть с юмором и стараться легче ко всему относиться. Кстати, как и в профессии артиста — нельзя быть слишком серьезным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: