Слушать подкаст
!!! Треков не найдено
15:28
КиноРепортер > Театр > Романтике здесь не место

Романтике здесь не место

21 февраля 2020 /
Романтике здесь не место
Фото: Сергей Петров

Режиссер Егор Перегудов представил на сцене РАМТ свою версию шекспировской трагедии «Ромео и Джульетта».

Повесть, «печальнее которой нет на свете», в постановке главного режиссера Российского Академического молодежного театра, стала еще печальнее. К его спектаклю вполне подойдет название «Ромео и Джульетта: наше время». Поскольку все действие происходит в наше время, в нашей реальности, в обычном подземном переходе со всеми его атрибутам: торговыми киосками с неоновыми вывесками «Книги», «Цветы» и прочее, вдоль всей сцены, протекающими перекрытиями, двумя лестницами по краям.

Фото: Сергей Петров

Егор Перегудов, обладатель театральной премии в номинации «За дерзость и отвагу в работе с литературным текстом», эти свои качества проявил и в новой постановке. Для начала взял шекспировскую пьесу в переводе Осии Сороки. Этот переводчик, по мнению специалистов, обладал редким даром открыть те дотоле дремавшие скрытые смыслы шекспировской трагедии, которые не только созвучны современной культуре, но и способны объяснить нам нас самих.

Фото: Сергей Петров

Герои предстают перед зрителями современными подростками. В подземном переходе со снующими туда-сюда прохожими, по ночам банды выясняют отношения, запросто пуская в ход ножи и пистолеты. Все одеты по нынешней уличной моде — джинсы, кроссовки, спортивные костюмы. Они живут в мире, где правит равнодушие и жестокость, где убийство явление привычное.

Фото: Сергей Петров

Циничной современной девушкой в спортивном костюме предстает перед зрителями при первом появлении даже главная героиня, Джульетта (Анастасия Волынская). Да и Ромео (Денис Фомин ) ничем не выделяется среди сверстников. О том, что оба принадлежат к состоятельным семействам Монтекки и Капулетти, говорит разве что одежда их родителей: дорогие костюмы, кашемировые пальто. Да еще бегущая строка на световом табло, поясняющая зрителям, кто есть кто.

Фото: Сергей Петров

Не изменены имена героев, да и тексты шекспировские, но в них много стеба. Артисты и манерами, и интонационно постоянно дают понять — это наше время, в котором нет места романтике, где даже чувства не кажутся настоящими . Так и было задумано режиссером, который признавался, что видел своей главной задачей показать семейную историю: в каждой семье — свой внутренний ад, не менее важный для исхода трагедии. Родители не учат своих детей главному — любить, а именно в любви подростки нуждаются больше всего. Финал известен.

Фото: Сергей Петров

Развитие событий в спектакле как будто идет по сюжету — и при этом совершенно непредсказуемо. Масса интереснейших режиссерских находок делают его очень сильным по эмоциональному воздействию, и одновременно зрелищным. Чего стоит один только образ вершительницы людских судеб колдуньи Мэб (Мария Рыщенкова). В спектакле она сначала обычная продавщица в одном из киосков. Но стоит ей сбросить с плеч невзрачную куртку — и перед зрителями уже роковая красавица в черном вечернем платье, едва прикрывающем тело. Именно она хозяйка в этом мире. В любой момент может переиграть судьбу каждого из героев – что и происходит на наших глазах: Ромео и Джульетта в какой-то момент предстают состарившимися супругами, порядком другу другу поднадоевшими.

Фото: Сергей Петров

Но наши герои, как известно, предпочтут смерть жизни без любви. В отличие от шекспировского сюжета, они знают об этом изначально. Вообще в этом спектакле много необычного, а некоторые сцены буквально обескураживают. Как, например, первая брачная ночь тайно обвенчавшихся влюбленных на мокрых ступнях лестницы. Или убийство Меркуцио (яркий образ получился у Михаила Шкловского). По воле режиссера ему — или его уходящей в иные миры душе — дается право наблюдать со стороны за собственной кончиной, при этом ёрничая и подшучивая в свойственной ему манере. И эта трагическая, казалось бы, сцена вызывает смех в зале.

Фото: Сергей Петров

Понимание всей глубины трагедии молодежи нашего времени приходит лишь в самом конце спектакля, после которого остается ощущение пустоты и безнадежности. Но у этой постановки Егора Перегудова есть все шансы стать событием. Не последнюю роль играет здесь и сценическое решение, над которым вместе с режиссером работал художник Владимир Арефьев. Минимум декораций, прозрачные киоски-трансформеры превращаются то в балкон для свиданий влюбленных, то в жилые комнаты, а в финале уже в склепы, где упокоятся все убиенные.

Фото: Сергей Петров

Единственный элемент современных технологий — бегущая строка на световом табло, где вначале появляются имена действующих лиц, а потом, по ходу действия, фиксируются даты и даже точное время происходящих событий. В музыкальном оформлении спектакля также многое кажется непривычным. Время от времени звучит чарующий голос романтика Леонарда Коэна, а в начале второго действия уже Джульетта исполнит под гитару одну из его песен. Прекрасно, кстати, исполнит, приоткрыв этим пением скрытую дотоле высокую сущность своей души.

Фото: Сергей Петров

Вообще мастерство исполнителей главных ролей — Анастасии Волынской и Дениса Фомина -—достойно отдельной похвалы. У них получилось передать сильное чувство без всякого романтического флера. Такую задачу, явно, и поставил перед ними режиссер. Правда, не все зрители смогут принять такую любовь. Как, впрочем, и спектакль в целом. Но зрители молодого поколения приняли эту постановку с восторгом.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: