Никита Михалков: «Нам удалось сохранить любовь к фестивалю» - КиноРепортер
КиноРепортер > Интервью > Кино > Никита Михалков: «Нам удалось сохранить любовь к фестивалю»

Никита Михалков: «Нам удалось сохранить любовь к фестивалю»

19 апреля 2019 / Мария Лемешева
Никита Михалков: «Нам удалось сохранить любовь к фестивалю»
Никита Михалков / Фото: Влад Локтев

Накануне старта Московского международного кинофестиваля главный редактор «КиноРепортера» Мария Лемешева встретилась с президентом ММКФ Никитой Михалковым и узнала, зачем смотру весна и короткий метр, а также кто придумывает «Бесогон» и чего ждать от нового фильма маэстро.

— Никита Сергеевич, стартует 41-й ММКФ. 21-й — под вашим началом. Внушительный срок. Что за эти два десятилетия произошло с фестивалем наиболее ценного?

— Самая главная ценность ММКФ — в том, что все эти годы, при всех трудностях и проблемах, он существовал. И не просто существовал, а продуктивно работал. Фестиваль реально входит в список 15 самых крупных, аккредитованных в Международной федерации ассоциаций кинопродюсеров (FIAPF), наряду с киносмотрами в Берлине, Каннах, Шанхае, Венеции, Сан-Себастьяне и Карловых Варах. Безусловно, это заслуга всей команды, которая работает на фестивале каждый год. Что еще ценно: удалось сохранить любовь к фестивалю наших кинематографистов. Все изменилось — жизнь, сама индустрия, появилось совершенно новое поколение артистов, но ММКФ остался центром притяжения профессионального сообщества, здесь и наши, и зарубежные творцы могут встречаться, обсуждать свои производственные проблемы, решать вопросы финансирования новых проектов.

— А структура фестиваля изменилась?

— Конечно! Согласись, постоянно растет и число, и уровень спецпрограмм. В этом году, например, появилась программа короткого метра, которой раньше не было. Короткометражки — отдельный вид кинематографа, где можно увидеть будущего режиссера. Если человек в малом формате — обычно до 20 минут — может рассказать глубокую историю, на этого режиссера стоит обратить внимание. Так что это возможность открыть новые имена.

— Мне кажется, что и основной конкурс ММКФ — это тоже зачастую открытие новых имен.

— Да, ММКФ не гонится за тем, чтобы заполучить западных мэтров, хотя, конечно, они всегда присутствуют в наших программах. Московский фестиваль отличает особая связь с отдаленными кинематографическими территориями, в том числе азиатскими и ближневосточными. Мы, например, одними из первых показывали работы Мохсена Махмальбафа, Асгара Фархади, Резы Миркарими, а сегодня эти режиссеры являются самыми яркими представителями иранского кинематографа на международной фестивальной арене. 

— А почему решили остаться в апреле, а не летом, как всегда?

— В прошлом году, когда вся московская инфраструктура была занята чемпионатом мира по футболу, мы обратились в FIAPF, чтобы перенести фестиваль на другие даты и дать возможность городу заняться летом только спортом. Поэтому юбилейный, 40-й ММКФ стартовал в апреле. Многие тогда опасались, что что-то пойдет не так. А в итоге? 50 тысяч зрителей посмотрели картины форума, были полные залы и позитивная пресса. Мы решили, что проводить фестиваль весной гораздо лучше. Смотри: в мае проходит Каннский кино-фестиваль, куда стекается огромное количество продюсеров, прокатчиков, отборщиков и журналистов. После Канн — в первой половине июня — «Кинотавр». И только потом, в середине июня обычно стартовал ММКФ. То есть была некая концентрация мероприятий и усилий за эти два месяца, что приводило к определенным ограничениям на ММКФ. Например, мы каждый год достаточно долго не могли закрыть каталог — ждали Канны. А значит КПД (коэффициент полезного действия, — КР) подготовки фестиваля был гораздо ниже, чем мог бы быть и чем есть сейчас. А отборочная комиссия? И ее члены, и продюсеры, и пресса — все уезжали сначала в Канны, потом на «Кинотавр» — с какими силами и интересом они уже возвращались в Москву на наше мероприятие? Когда же мы переехали — появилась возможность спокойно отобрать кинокартины, многие гости и участники фестиваля смогли посвятить все свое время именно фестивалю. В отличие от лета, когда в нашей стране, с одной стороны, наступает период отпусков, а с другой — у кинематографистов начинается активная пора съемок. И потом апрель — это долгожданная весна после затяжных холодов, а значит, атмосфера праздника и хорошего настроения. Взвесив все, мы вновь обратились в FIAPF — уже с запросом об окончательном переносе проведения ММКФ. Там проанализировали прошлогодний результат и согласились с нами.

Никита Михалков / Фото: Влад Локтев

— С деловой частью фестиваля разобрались, а что со светской жизнью? Все по плану?

— Совершенно естественно, что все, что сопровождает большие международные фестивали, есть и у нас. У каждого гостя и участника смотра есть возможность найти для себя не только фильм по вкусу, но и вечеринку для послевкусия. Кстати, большой популярностью пользуется «Белая вечеринка», которая вот уже не первый год традиционно проводится вашим журналом
«КиноРепортер» в рамках ММКФ.

— А как вы оцениваете то, что происходит в Голливуде — борьба за политкорректность, борьба с харассментом и так далее? Учитывается ли все это при отборе картин на ММКФ и заражены ли этим веянием страны — основные участники конкурса?

— Даже странно это обсуждать! Когда политика, желание быть в тренде и политкорректность начинают довлеть над кинематографом как искусством, на мой взгляд, все вместе взятое теряет свой смысл. 

— Вашей Академии кинематографического и театрального искусства уже 5 лет, с чем искренне поздравляем!

— Да, в этом году у нас первый юбилей. Спасибо! 

— За эти годы вышло столько профессионалов из ваших стен. Что, кроме диплома, они у вас получают?

— Уже больше 120 молодых артистов, продюсеров, режиссеров и операторов прошли курс повышения мастерства в нашей творческой лаборатории. И надо сказать, что большая часть наших «академиков», уже завершивших обучение, несмотря ни на что, продолжает приходить на лекции, мастер-классы, спектакли Академии. И я их понимаю: во время обучения они получают уникальную возможность увидеть, услышать, прочесть то, что не удавалось раньше, причем от легендарных мастеров театра и кино, писателей, философов и художников. Обучение в Академии — это еще и возможность попасть на любой спектакль, на любую выставку. Это и работа киноклуба — когда можно смотреть редкие фильмы, разбирать их и многое-многое другое. Своих мы не бросаем. Академия продолжает поддерживать слушателей и после выпуска. Мы можем оказать содействие в получении прокатного удостоверения для кинокартины для ее участия в фестивалях. Кстати, курсовые и дипломные фильмы наших ребят постоянно становятся лауреатами престижных отечественных и международных наград. Мы приглашаем «академиков» к участию в наших новых театральных проектах. Например, в этом году в новом спектакле Академии — «Метаморфозы-IV: Барыня. Суходол» — заняты не только слушатели этого года, но и выпускники прошлых лет. 

— А как попасть в вашу Академию и на каких условиях?

— Слушателем может стать дипломированный специалист, уже имеющий высшее профильное профессиональное образование и обладающий опытом работы в театре или кино. Ограничения для актеров: их принимаем до 35 лет. Как правило, артисты старше уже сформировались и нет смысла «перековывать» их. Но, конечно, всем абитуриентам надо пройти конкурс. Отборочная комиссия в течение года проводит слушания в разных городах и отбирает лучших. И теперь благодаря поддержке Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко все абитуриенты, успешно прошедшие творческие испытания, могут обучаться в Академии бесплатно. Более того, мой благотворительный фонд «12» каждый месяц выплачивает «академикам» стипендию. Конкурс у нас большой, в прошлом году на актерскую мастерскую он составил 19 человек на место! Кстати, интересный момент: девушек отбирать было легче, много талантливых, большая палитра. А вот с молодыми людьми сейчас сложнее: дефицит ярких артистов. 

— Довольны пятилетним итогом?

— Я тешу себя надеждой, что мы не зря тратим время. За эти годы удалось создать целую серию спектаклей по прозе замечательных классиков А.П. Чехова и И.А. Бунина — «Метаморфозы». Они стали своего рода нашим брендом. «Метаморфозы» — это некий литературно-сценический коллаж, спектакль-трансформер, состоящий из нескольких отрывков классических произведений. «Метаморфозы» — это не просто название, это метаморфоза между тем, каким человек пришел к нам в Академию, и тем, каким он выходит. Она видна всегда и порой бывает достаточно значительной. В идеале хорошо бы было создать собственное агентство с базой данных наших «академиков» и заниматься их продвижением в съемках фильмов или в театральных работах.

— А о съемках вашего нового фильма «Шоколадный револьвер» расскажете?

— Все, что можно, я уже сказал: сценарий написан совместно с драматургами братьями Пресняковыми. Актерский состав, надеюсь, удивит. Все готово для съемок, они пройдут в том числе и в Каннах. Начнем работу — позову ваших корреспондентов, а пока — терпите. 

— Не могу не спросить о «Бесогоне» — вашей авторской программе, которая поднимает невероятно острые актуальные вопросы. Порой кажется, как так? Многие боятся даже заикнуться о каких-то темах, а вы вот так запросто об этом говорите на всю страну. Это ваше личное решение или есть какие-то согласования с высшим руководством?

— Я понимаю, что своим ответом я у многих вызову ироничную улыбку. Но хочу сказать, что никто и никогда не знал и не знает, о чем будет следующий выпуск «Бесогона». Кроме небольшой группы моих друзей и коллег, с которыми мы его готовим. Что важно, мы делаем все за свой счет и не берем ни одной копейки ни с канала, ни с государства. Это дает нам полную свободу в выборе темы и ее подаче. Я горжусь, что пользуюсь беспрецедентным доверием и уважением канала «Россия-24», который транслирует наши передачи, потому что выходящий в пятницу выпуск начинает анонсироваться во вторник, а окончательный вариант нового «Бесогона» они получают только, заметь, в четверг поздно вечером! Другими словами: канал порой даже не знает темы программы,
которая уже анонсируется.

— Какой выпуск «Бесогона» считаете наиболее важным и резонансным?

— Я никогда не гнался за резонансом. Бессмысленно отдавать приоритет какому бы то ни было выпуску. Для меня важно все. Я просто получаю огромное удовольствие от того, что говорю то, что думаю, и делаю то, во что верю!

Читайте также

Энн Хэтэуэй: «Я не прячусь за маской» Интервью
9 мая 2019

Энн Хэтэуэй: «Я не прячусь за маской»

Лауреатка «Оскара» и звезда комедии «Отпетые мошенницы» рассказала «КиноРепортеру» о любимых ролях, трудностях преодоления себя и борьбы за женские права.

Ян Цапник: «Я выбрал сцену вместо кухни» Интервью
7 мая 2019

Ян Цапник: «Я выбрал сцену вместо кухни»

«КиноРепортер» узнал, что звезда фильмов «Горько!» и «Братство» мог выбрать путь спортсмена, повара-кондитера или даже разведчика… А все изменила драка с патрульным в Санкт-Петербурге.

Марина Федункив: «Мои персонажи — из моего прошлого» Интервью
6 мая 2019

Марина Федункив: «Мои персонажи — из моего прошлого»

«КиноРепортер» узнал у одной из самых популярных комедийных артисток, как, поработав и проводницей, и прачкой, и воспитательницей, пройти школу КВН и найти свою стезю.

Светлана Иванова: «Главное, чтобы было про что играть» Интервью
3 мая 2019

Светлана Иванова: «Главное, чтобы было про что играть»

В эксклюзивном интервью «КиноРепортеру» актриса рассказала о статусе, хромакее и курицах, а также о любви и воспитании детей.