Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Слушать подкаст
|
КиноРепортер > Кино > «Главное правило — не должно быть стыдно»: Интервью с генеральным продюсером Okko Софьей Квашиловой

«Главное правило — не должно быть стыдно»: Интервью с генеральным продюсером Okko Софьей Квашиловой

14 декабря 2019 /
«Главное правило — не должно быть стыдно»: Интервью с генеральным продюсером Okko Софьей Квашиловой

Как развивается стриминг и почему все борются за эксклюзивный контент.

Стриминговые войны — один из главных трендов года. И на Западе, и в России запускаются все новые платформы, претендующие на лидерство. Российский онлайн-гигант Okko (входит в холдинг Rambler Group) объявил, что еще до новогодних праздников выпустит пять собственных сериалов! Об амбициозных планах сервиса мы поговорили с директором по контенту RG и генеральным продюсером Okko Entertainment Софьей Квашилава.

— Без собственных сериалов теперь никак?

— Ответ того же порядка, что и на вопросы, нужен ли людям быстрый интернет, комфортная квартира… Свое производство помогает сформировать предложение, которое сделает сервис максимально привлекательным для существующей аудитории. А в идеале — привлечет новую. Без уникального контента, будь то эксклюзивное лицензирование или то, что создано под себя, это невозможно.

— Почему одним из первых проектов вы выбрали второй сезон сериала «Бар «На грудь», до этого выходившего на YouTube?

— Это достаточно популярный, более того, единственный в своем роде сериал. И мы его взяли под свое крыло просто потому, что нам очень понравилась идея комичные и очень жизненные разговоры посетителей бара, снятые глазами бармена. По той же причине мы сейчас ведем переговоры с авторами другого известного шоу — «В постели». Но у нас нет цели использовать уже раскрученные проекты. Сейчас на разных стадиях производства у Okko находится более 15 собственных веб-сериалов, причем совершенно разных по тематике и форматам. И конечно, тут важны не только качество, но и частота. Зритель должен привыкать к тому, что в сервисе регулярно появляются новые продукты. Кстати, мы выбрали «Бар «На грудь» еще и потому, что там уже был написан сценарий и было понятно, что этот проект будет реализован одним из первых. Вообще, веб-сериалы — отдельная линейка. В производстве они занимают почетное 3-е место, но не потому, что не важны, а потому, что плохо изучены и пока больше похожи на эксперимент.

Кадр из сериала «Бар «На грудь»

— Давайте разберемся с определениями. Веб-сериал — это?..

— Существует ошибочное мнение, что это любой сериал, который не показан по телику. А еще там все беспрерывно матерятся, ходят голые и занимаются всяческим непотребством. И везде кровь. (Улыбается.) На самом деле веб-сериал — это про быстрое мобильное смотрение. Он должен быть коротким и доступным к просмотру на смартфоне. Это условие вносит ряд ограничений, например, по количеству людей, которые могут одновременно присутствовать в кадре. В целом там не должно быть планов, присущих большому кино. Кроме того, там другая динамика — в веб-сериале не может быть затянутых сцен.

— Вы заявляли, что подростки — одна из важнейших категорий зрителей. Не самая популярная позиция!

— Прежде всего когда я говорю о контенте, рассчитанном на подростков, то имею в виду зрителей 13–14 лет. Это серая зона — мы ничего им не даем. Для них мало что снимают, и в результате у них нет другого пути, кроме как потреблять взрослый контент. Здесь важно помнить, что у подростка еще нет жизненного опыта и возможности объективно оценивать ту информацию, которую они получают, например в интернете. Зато есть несформированная психика и восприятие мира. Поэтому когда подростки смотрят сериалы 18+, то считают, что они неудачники и такими никогда не будут. Просто потому, что когда тебе 13 лет, ты еще долговязый и неуклюжий, весь в прыщах, щетина не растет, и девочки отворачиваются. На экране же звезда — 20-летний парень на мотоцикле, крутой и брутальный. Все это порождает большие психологические проблемы и крайне негативно влияет на подрастающее поколение.

— Но Okko же не социальная служба! Почему вас это так заботит?

— Сегодняшние подростки — это те, кто через пару десятков лет будет двигать страну вперед. Поэтому так важно их воспитывать и поэтому наша цель — создание продуктов, прививающих семейные ценности, правильный, здоровый патриотизм, любовь к своей семье, дому, родине. Это процесс очень небыстрый. У нас нет сценаристов, нет школы, индустрии для того, чтобы создавать подростковый контент! Дай бог, если лет через десять мы получим первые результаты. У сегодняшних 30-летних совершенно другие приоритеты, в немалой степени потому, что их воспитанием некому и некогда было заниматься.

— Битва за подростков только началась, а каким вы видите своего зрителя прямо сейчас?

— Нас интересуют все, кто хочет смотреть качественный продукт. И конечно, те, кто готов платить, поскольку Okko — это платный сервис. Но мы нацелены на семейное потребление через разные профили: гендерный, возрастной. При этом семья — это не обязательно мама, папа, дочь, сын. Это может быть мать-одиночка, бездетная пара: доступ к контенту получают все члены семьи, и каждый найдет для себя то, что ему близко. В целом же аудитория — это сложный, многослойный вопрос, на который нет четкого ответа. Никто, ни один канал, поверьте мне, не знает точно, как выглядит его зритель. Мы все строим гипотезы и каждый раз проверяем их, запуская ту или иную премьеру: ну что, угадали? (Улыбается.)

Кинотеатр Okko

— А готовы ли подростки потреблять легальный контент, когда в сети можно найти что угодно бесплатно?

— Подростки, конечно, бунтари, но они не против легального — они против запретов и навязанных правил. И все же они платят за поход кино, хотя, как вы правильно заметили, все можно скачать. Потому что они идут за эмоцией! Если предложить им уникальную эмоцию, но нужно будет за нее заплатить — они заплатят. Кроме того, современные тинейджеры — это те, кто вырос в мире, где для всего есть специальные приложения в смартфоне. И им проще нажать на кнопку, заплатить и получить все что хочешь — в любое время и в любом месте.

— По сравнению с сериалами для ТВ, создание шоу для онлайн-платформы — это небывалый уровень свободы. Но вместе со свободой приходит и ответственность…

— Нам трудно сравнивать, потому что мы никогда ничего не делали для телика — мы изначально свободны. (Смеется.) Но я за то, чтобы продукт не был деструктивным. Ко мне не раз приходили продюсеры с такими проектами, что я бы заплатила за то, чтобы они никогда не появились. Я считаю, что есть грань, за которую переступать нельзя. А многие убеждены, что раз не для телика и нет цензуры, то можно все.

— Эта грань — что ее обуславливает?

— Понимание того, что диджитал прощает то, чего не прощает телик, безусловно, есть. Но если дать художнику творить безгранично, то, скорее всего, это будет понятно только ему. И в этот момент появляются продюсерские центры, онлайн-платформы или любые другие заказчики, которые удерживают творца в рамках бизнес-модели. Мы беремся не за все, что попадает к нам в руки. Я уже год этим занимаюсь, и за это время к нам на рассмотрение поступило свыше 370 проектов.

— В каком виде?

— Заявки, сценарии, пилоты, даже полностью готовые сезоны. Мы, кстати, отказываемся от такой модели, как пилот. В этом нет нужды, потому что если мы входим в какой-то проект, то мы в него на 99,9% верим.

— Каковы ваши критерии оценки?

— Я за дерзость и за смелость. Но против пошлости и безнравственности.

— У нас любят ярлыки типа «русский Netflix», «русский HBO». У вас есть какая-то ролевая модель?

— Да нет никаких ролевых моделей. Главное правило одно: не должно быть стыдно. Нужно быть агрессивно растущими. Население нашей страны настолько многочисленно, что позволяет каждому игроку нашего рынка найти свой кусок хлеба. Нам нечего делить, надо просто заниматься своим делом.

Читайте также: Кино, театр и веб-сериалы, что готовит Okko

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии  

Комментарии

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: