Мое тело — мое дело: История бодипозитива в шоу-бизнесе | КиноРепортер
КиноРепортер > Статьи > Светская хроника > Мое тело — мое дело: История бодипозитива в шоу-бизнесе

Мое тело — мое дело: История бодипозитива в шоу-бизнесе

20 мая 2019 / Анна Бирюкова
Мое тело — мое дело: История бодипозитива в шоу-бизнесе

Активисты бодипозитива выступают за пересмотр стандартов красоты и безусловное принятие любых нюансов тела — будь то жир, растяжки, целлюлит и прыщи. «КиноРепортер» решил разобраться, как появился, развивался и кому выгоден этот тренд.

У бодипозитивного движения много противников, они видят в нем пропаганду ожирения и полного отказа от ухода за своим телом. На что их оппоненты заявляют, что если что-то и пропагандируют, то лишь свободу выбора и любовь к себе. Бодипозитив не исключает манипуляций со своей внешностью — похудения или набора веса, пластическую хирургию, смену цвета волос или эпиляцию. Но подчеркивает — любой такой шаг должен быть осознанным выбором в угоду самому себе. Многие считают бодипозитив трендом последних лет, но на деле у него давняя история.

У истоков

Первой попыткой отстоять комфорт вопреки стандартам была викторианская реформа платья конца XIX века в США и Европе. Тогда феминистки добились отмены жестких корсетов, сдавливающих женщинам внутренние органы. Следующая важная веха датируется уже 1967 годом. Тогда в Центральном парке Нью-Йорка с плакатами против фэтшейминга (действия или высказывания, оскорбляющие полных людей, от англ. fat — «жир», to shame — «стыдить», — КР) собралось около 500 человек. Они ели фастфуд и сжигали диетические книги. Протест послужил толчком к возникновению Национальной ассоциации помощи полным американцам, созданной пару лет спустя. Этот период называют первой волной бодипозитива. Вторая накрыла США и Европу на рубеже 1980–1990-х, на фоне быстрой смены стандартов красоты. Сначала — мускулистая Джейн Фонда и аэробика, потом — несовершеннолетняя и тощая Кейт Мосс, а после — подтянутая бразильянка Жизель Бундхен с ровным загаром. Успеть подстроиться земным женщинам было не под силу. Особенно тем, кто всю жизнь боролся с лишним весом. В пику недостижимым эталонам во Франции появилось сообщество «Аллегро фортиссимо», лицом и телом которого стала актриса Энн Замберлан. После нескольких безуспешных «налетов» на редакции глянца с просьбой поставить снимки комедиантки плюс-сайз Дон Френч активистки все же добились своего: фото Френч появились в Esquire.

Энн Замберлан

В 1991-м вышла книга Наоми Вульф «Миф о красоте. Стереотипы против женщин», быстро ставшая библией бодипозитива. Его, впрочем, тогда практически не отделяли от феминизма. Начало обособлению положили психотерапевт Элизабет Скотт и ее подруга Конни Собчак. В 1996-м они создали организацию The Body Positive, работающую с людьми с пищевыми расстройствами. Она и дала название одноименному социальному тренду, который развился в самостоятельное движение.

Третья волна

В начале 2000-х к бодипозитиву приобщились массмедиа и селебрити с многомиллионной армией поклонников. В 2002-м, когда глянец стал синонимом ретуши, на страницах журнала More появились снимки Джейми Ли Кертис, эпатировавшие привыкшего к отфотошопленным телам и лицам читателя. Без макияжа, в спортивном нижнем белье, которое не скрывало складок и жира на боках, с морщинами и без укладки. С помощью этой съемки звезда хотела развеять миф о своей внешности, над которой прежде трудилась команда ретушеров. «Да, у меня слишком большая грудь, животик с жирком и совсем неидеальные бедра. Гламурная Джейми, отличная фигура… бла-бла- бла. Это обман! Я не хочу, чтобы доверчивые сорокалетние женщины думали, что я сильно от них отличаюсь», — заявила актриса.

Но эпоха настоящих икон бодипозитива началась чуть позже, с развитием соцсетей. И одной из первых стала модель плюс-сайз Тесс Холлидей. Она создала стремительно прославившийся инстаграм-аккаунт @EffYourBeautyStandards, где до сих пор публикуют фотографии людей, разрушающих стереотипы. Пиком признания Тесс (и бодипозитива в целом) стало ее появление на обложке британского Cosmopolitan осенью прошлого года: «Если бы я увидела такое тело в журнале, когда была юной, это изменило бы мою жизнь». Снимок, впрочем, вызвал дискуссии. Противники называли съемку пропагандой ожирения (вес Холлидей около 130 килограммов), сторонники — здоровой попыткой расширить стандарты. Еще одна активистка — модель Эшли Грэм, для которой все началось со съемки в Glamour в 2009-м. Несколько лет спустя Грэм создала линию белья плюс-сайз для сети магазинов Addition Elle, а затем снялась в Sports Illustrated — журнале, исторически публикующем только девушек, близких к 90–60–90. Эшли стала первой моделью с пышными формами, оказавшейся на его обложке. В 2017-м она выпустила книгу, где рассказала о становлении своей уверенности в себе, которая вдохновила тысячи молодых девушек по всему миру.

Не телом единым

Но бодипозитив — не только борьба с фэтфобией. В 2014-м марка одежды Desigual запустила кампанию, лицом которой стала Винни Харлоу с нарушением пигментации кожи — витилиго. Четыре года спустя модель пополнила ряды «ангелов» Victoria’s Secret. Впрочем, у этой марки с бодипозитивом все по-прежнему сложно. Осенью прошлого года их директор по маркетингу Эд Разек заявил, что Victoria’s Secret принципиально не станет работать с плюс-сайз и трансгендерными моделями, поскольку те «не вписываются в фантазию, которую продает бренд». На что негативно откликнулась масса блогеров. Но «громче» всех была Тесс Холлидей с ее почти 2-миллионным инстаграмом: «И кому нужны эти Victoria’s Secret?! Они не поддерживают пышных дам, а теперь попытались оскорбить и моих трансгендерных сестер. Ну уж нет. Пусть поцелуют мою толстую пятую точку!» После скандала Разек был вынужден извиниться, а исполнительный директор бренда Ян Сингер подала в отставку.

Тем временем брендов, лояльных к бодипозитиву, становится все больше. В 2015-м норвежская марка Dressman напомнила, что этот тренд не только для женщин. И запустила кампанию Underwear for Perfect Man («Нижнее белье для идеального мужчины») с мужчинами разных размеров, рас и возрастов. Весной 2017-го свет увидела кампания Calvin Klein, где 73-летняя Лорен Хаттон позировала в нижнем белье, стирая возрастные рамки моделинга. Рианна под своим брендом Fenty Beauty выпустила тональный крем с палитрой для сорока оттенков кожи. Она же создала линейку белья с широкой размерной сеткой и моделями плюс-сайз в каталоге. К тренду приобщились и крупные масс-маркеты: H&M и Mango с линейкой для полных Violeta by Mango. Позиций не сдают и первопроходцы из Dove, чья кампания за настоящую красоту с реальными женщинами существует с середины нулевых.

Естественно, редкий бренд решится сменить политику, если на то нет серьезных финансовых оснований. За 10 лет бодипозитивной рекламы годовые продажи Dove увеличились с $2,5 до $4 млрд. А вот у Victoria’s Secret с ее «фантазиями» дела не слишком хорошо — после скандала она потеряла не только CEO, но и более 50 бутиков в США, которые закрыли из-за падения продаж. Тем временем бренд Lane Bryant публично противопоставил себя «Секрету Виктории» с помощью акции #ImNoAngel (под этим хештегом девушки с разными фигурами выкладывали снимки в нижнем белье). И поднял выручку на $7 млн. Противники бодипозитива даже поговаривают, что это движение — еще одна глобальная уловка, помогающая корпорациям нажиться на воодушевленных покупателях.

С нашей стороны

Российское медиапространство принимает бодипозитив не так лояльно. Пока основная масса сторонников — молодое поколение: блогеры и начинающие дизайнеры, запускающие маленькие бренды «для всех». Но эти послания редко доходят до консервативного старшего зрителя. Более солидно выглядит клинический психолог Юлия Лапина, раскритиковавшая навязанные обществом стандарты в своей книге «Тело, секс, еда и тревога».

Зачастую российских активистов губит отрыв от массовой аудитории, которая не готова к дерзким высказываниям. Так случилось со скандальной адаптацией рекламы Reebok. Помимо эпатажных феминистских лозунгов, на которые набросилась общественность, там были и бодипозитивные вроде «Принимаю себя раз в день (после еды)». Но на волне общего ажиотажа они не нашли отклика. Похожая история и с активисткой из Комсомольска-на-Амуре Юлией Цветковой. Ее проект «Женщина не кукла» — серию иллюстраций с обнаженными девушками немодельных параметров — сочли порнографическим. Возможно, будь контент чуть менее вызывающим — он без проблем дошел бы до масс.

Весной 2016 года омский фотограф Игорь Гавар объявил об открытии модельного агентства для тех, кому за 60. Сегодня на счету «Олдушки» лукбук для ЦУМа, съемки для большого глянца, известного косметического гиганта M.A.C и участие в парижской Неделе моды. За пару лет до «Олдушки» выпускница ВГИКа и дочь известного сценариста Александра Александрова Авдотья открыла агентство «Люмпен», чьи модели больше напоминают трудных подростков из криминальных районов: оттопыренные уши, широко посаженные глаза, асимметричные лица, сутулость, мешки под глазами и неровная кожа, чем участников показов Lanvin и Jil Sander, на которых работали.

Эми Шумер в фильме “Красотка на всю голову”

В России есть и несколько плюс-сайз агентств. Самое известное Plus Size Model Agency в 2011 году основала модель Диляра Ларина. Его услугами пользуются представители крупных западных масс-маркетов и московских Недель моды. А бренд одежды Bezgraniz Couture создает одежду для людей с ограниченными физическими возможностями, их же привлекает в качестве моделей для своих показов.

Анфиса Чехова и Анна Семенович построили карьеру на пышных формах, но громких публичных заявлений в поддержку бодипозитива не делают. Зато есть те, кто открыто высказывается против. Среди них звезда «Универа», успешный инстаграм-блогер Настасья Самбурская и журналист Ксения Собчак. «Считаю, что если человек не болен, если он не страдает какими-то заболеваниями серьезными, то в основе того, что мы начинаем плохо выглядеть и толстеть, лежит наша лень, нежелание этим заниматься. И, на мой взгляд, это не очень хорошо», — заявила последняя в интервью.

На экранах

Под влиянием тренда трансформировались и киногероини. Если в 2000-х в сериале «Дурнушка» или ромкоме «Это все она» девушке для счастья требовалось кардинально сменить имидж, то сегодня выходят картины, заявляющие — счастье внутри. Например, «Красотка на всю голову» с комедианткой Эми Шумер. Ее Рене, ударившись головой, видит в зеркале идеальную версию себя и, наполняясь уверенностью, резко меняет жизнь. А потом понимает, что смогла добиться успеха со своей немодельной внешностью. Схожая идея и в российской комедии «Я худею», где героиня Александры Бортич худеет, но находит счастье, не потеряв килограммы, а поменяв приоритеты.

Вышедшая в конце прошлого года «Пышка» вторглась на территорию заточенных под стандарты американских конкурсов красоты. Главная героиня — «пышка» Уиллоудин (Даниэль МакДональд), чья мать Рози (Дженнифер Энистон) — почетный член жюри конкурса «Мисс Незабудка», — голодает ради обтягивающих платьев и стесняется дочери. Уиллоудин вместе с подругами — моделью плюс-сайз Милли и феминисткой Ханной — доказывают, что харизма и искренность могут победить самую консервативную систему.

Александра Бортич в фильме “Я худею”

Есть проекты, которые идут дальше и вообще не акцентируют внимание на внешности, говоря между строк: не важно, как ты выглядишь, у всех бывают взлеты и падения. Пример — сериал «Девочки» Лины Данэм. Ее героиню Ханну нисколько не смущает ее нестандартная внешность, есть проблемы поважнее: кризис взросления, безуспешные попытки реализовать себя и выстроить здоровые отношения.

Постепенно киноиндустрия пересматривает и образы возрастных героев, разрушая стереотип о том, что людей за 50 интересуют только внуки. В «Книжном клубе» Билла Холдермэна группа пожилых подруг в исполнении Дайан Китон, Джейн Фонды, Кэндис Берген и Мэри Стинберген, вдохновившись трилогией «Пятьдесят оттенков серого», снова открывают в себе сексуальность.

Бодипозитив — яркий социальный тренд, захвативший медиа, моду и киноиндустрию. Как и во всем, решающий фактор здесь — мера. Вряд ли дерзкие, а порой и оскорбительные высказывания, образы или действия приведут к чему-то кроме ожесточенных дискуссий. А вот ненавязчивая демонстрация не похожих друг на друга людей и внедрение идеи о том, что внешний вид — далеко не все, что нас определяет, вполне здоровые инициативы, которые могут помочь кому-то стать уверенным и счастливым.

Читайте также

Из Парижа с любовью: Зои Кравиц вышла замуж за Карла Глусмана Новости
1 июля 2019

Из Парижа с любовью: Зои Кравиц вышла замуж за Карла Глусмана

Звезда «Большой маленькой лжи» отметила событие в доме своего отца Ленни.

Глаза, голос, сперма: Что и на сколько страхуют звезды шоу-бизнеса Светская хроника
21 июня 2019

Глаза, голос, сперма: Что и на сколько страхуют звезды шоу-бизнеса

Мир музыки и кино — зона оглушительного успеха, гигантских прибылей, но и огромного риска.

Отдых со звездами: Самые популярные курорты среди знаменитостей Светская хроника
20 июня 2019

Отдых со звездами: Самые популярные курорты среди знаменитостей

Чтобы увидеть кумира, необязательно дежурить в окрестностях Голливуда. Мы собрали несколько мест по всему миру, где селебрити проводят каникулы рядом с нами.

Лучшие платья закрытия «Кинотавра-2019» Светская хроника
18 июня 2019

Лучшие платья закрытия «Кинотавра-2019»

Вот и все – звезды российского кино прошлись по красной дорожке 30-го «Кинотавра» в последний раз. С гордостью заявляем – наряды отечественных селебрити все краше из года в год. Мы изучили их все и рассказываем о лучших.