Анна Пармас о «Давай разведемся», изменах, счастье и реакции Михалкова на смелый финал ее фильма | КиноРепортер
КиноРепортер > Интервью > Кино > Анна Пармас о «Давай разведемся», изменах, счастье и реакции Михалкова на смелый финал ее фильма

Анна Пармас о «Давай разведемся», изменах, счастье и реакции Михалкова на смелый финал ее фильма

24 июня 2019 / Михаил Моркин
Анна Пармас о «Давай разведемся», изменах, счастье и реакции Михалкова на смелый финал ее фильма

«КиноРепортер» поговорил с создательницей «Осторожно, модерн!» и клипов «Ленинграда» о ее новой комедии, получившей две награды на «Кинотавре».

Главным трендом недавно завершившегося «Кинотавра» стали измены. Одним из самых ярких конкурсных фильмов на эту тему стала комедия Анны Пармас «Давай разведемся». Фильм понравился не только зрителям и критикам, но и был высоко оценен жюри, которое вручило Пармас целых два приза: «за лучший дебют» и «лучший сценарий».

По сюжету от гинеколога Маши — 40-летней героини Анны Михалковой — уходит муж Миша. Супруг-домохозяин бросает трудоголичку ради молодой и инфантильной пассии из фитнес-клуба. Сначала Маша винит в этом себя и всеми силами пытается вернуть изменника, но затем переосмысливает свою жизнь и задается вопросом: «А нужен ли вообще для счастья муж?».

— Ваш успех с клипами «Ленинград» в интернете, надо думать, облегчил поиски финансирования для «Давай разведемся». После клипа «Экспонат» не было сложно запустить проект?

— Было сложно придумать про что снимать кино. Но да, «Экспонат» стал огромной удачей в моей жизни, позволив с меньшей кровью запустить дебютный полный метр. Какое-то время я топталась на месте. Просто если у тебя нет сильнейшего желания что-то рассказать, то лучше не браться. Когда у меня возникло это желание, то сразу появилась первая версия сценария, вторая, третья и так далее.

— Съемки «Осторожно, модерн!» тоже были хорошей школой.

— Я к этому проекту отношусь с нежностью и любовью. Пятнадцать лет назад я была совершенно другая, значительно наглее. Это было время абсолютной внутренней свободы. Когда вспоминаю, как мы делали шоу из палок и веревок, это, конечно, само по себе смешит. Но в этом была часть его обаяния. Тогда не было никаких запретных тем — шутили про то, про что хотели, и как хотели.

— А сейчас не шутят?

— На телевидении сейчас много чего побаиваются. Но постепенно такие проекты появляются для онлайн-платформ, что меня очень радует.

— Это личная для вас история?

— История личная, хотя нельзя сказать, что она полностью отражает мой собственный опыт. Это такой обобщенный вариант женских трагедий.

Анна Пармас получает приз «за лучший дебют» на «Кинотавре»

— Измены стали главной темой «Кинотавра» в этом году.

— Я сама удивлена. Сделали подборочку. Мне кажется, у нас с Нигиной (Сайфуллаевой, режиссером конкурсного фильма «Верность», в котором герою Александра Паля изменяет жена — прим. ред.) в одну сторону идет рулеж. Как я поняла «Верность», то это тоже картина про распад отношений, по окончании которых героиня становится счастливой.

— Там, правда, герой Паля не прощает жене измену.

— А она ему.

— Так он вроде ей и не изменял.

— Почему вы так уверены? Кто-то доказал, что этого не было? Он просто хорошо выкрутился.

— У вас Маша измену вроде бы прощает, однако все равно понимает, что…

— …отношения не взлетают, да. Она попыталась простить ему измену, но видно что-то развалилось в отношениях настолько, что уже никак. Дело не в прощении, она-то его простила.

— Мужчинам, получается, измену легче прощают.

— Мне кажется, что люди в целом измену либо прощают, либо нет. Это вопрос характера, а не пола. Есть люди, которые в состоянии почувствовать, подать руку «упавшему» человеку и сказать: «Ну ладно». Единственное, что этот посыл должен быть искренним совершенно. Бывает так, что прощаешь, а потом понимаешь, что все-таки нет, не простил. Начинаешь припоминать.

Ольга Альбанова, Анна Михалкова, Светлана Камынина на кадре из фильма «Давай разведемся»

— Вы пересматривали какие-либо фильмы про измену в рамках подготовки?

— Да нет (задумывается). Хотя нет, пересматривала «Разбирая Гарри» Вуди Аллена. Это, конечно, очень смешно.

— А кого еще вы могли бы назвать в качестве ориентиров в кино?

— Мои любимые авторы — это всеми любимые авторы: братья Коэны, товарищ Тарантино, Мартин Скорсезе. Наш оператор Леван Капанадзе спрашивал меня о референсах, но я ему сказала, что пойдет от материала. Для меня главным было не мешать истории. Зачастую всякие изобразительные штуки только мешают юмору. Если хочешь рассмешить, то сделай проще — будет смешнее. Если все слишком сложно, то смешно не получится.

— В партнеры Анне Михалковой вы взяли Антона Филипенко, который на десять лет ее моложе.

— А он хорошо попробовался. Когда Михалкова увидела Филипенко, она, конечно же, спросила, в своем ли я уме вообще. Антону пришлось поправиться и отрастить усы.

Почему усы?

— Не знаю, захотелось. Единственное мужское, что Миша (неверный муж героини — прим.ред.) в жизни отстоял.

Антон Филипенко на кадре из фильма «Давай разведемся»

— У ваших героев двое детей, но они практически не играют никакой роли в сюжете. Почему вы не стали делать акцент на детях?

— К счастью, они еще маленькие и не вовлечены в процесс. Если вовлекать детей, то это сразу станет драмой. К тому же неверно жить вместе только ради детей. Ну, это мое мнение. Может быть, оно ошибочно. Мне кажется, это травмирует самих детей в первую очередь.

— Импровизировали на площадке?

— В целом я за импровизацию. Если что-то рождается спонтанно, то это всегда живее, чем то, что придумано. Однако, в этот раз мы практически не отходили от текста.

— Вы изначально писали сценарий под Анну Михалкову?

— Да, лишь на этапе идеи я думала о некой абстрактной Маше, но сценарий не шел. Как только я поняла, что это Михалкова, все пошло. Продюсеры, правда, считали, что герои должны быть помоложе. Но я не хотела делать их моложе. Мне интересен возраст 40 плюс. Мало кто снимает о людях этого возраста. Если хочешь сделать зрительское кино, омолаживай героев до 25-30 лет. Но мне такое не очень интересно. Там отсутствует необходимая мне рефлексия. Мне было важно показать у героини чувство вины и неуверенности в себе как в женщине. В 25 лет кажется, что ты можешь все. Ну ушел бы от нее муж в 25, какая проблема? Нашелся бы другой немедленно. А мне было нужно, чтобы не нашелся. Или нашелся не сразу. Чтобы если бы Маша и собралась «брать реванш», то у нее получалось бы криво и косо. Как только я отстояла это решение о возрасте, сразу стало понятно, что это Анна Никитична.

Анна Михалкова на кадре из фильма «Давай разведемся»

— По сути, вы сняли анти-ромком, ведь героиня приходит к выводу, что муж ей для счастья не нужен. Было сложно протолкнуть месседж?

— Ни разу не было никакого продюсерского давления. Были рекомендации. «Хотелось бы», «может быть». Продюсеры спрашивали, нельзя ли дать в финале больше надежды. Но куда уж больше-то надежды? Они не давили и не просили.

— Никита Сергеевич, говорят, картину одобрил?

— Да, Аня показывала ему черновую сборку. Ему в целом понравилось, однако он сказал, что «финал не в менталитете».

Что он имел в виду?

— А то, что сказал. На его взгляд, в нашей стране сложно считать счастливым финал, где женщина осталась одна и ей хорошо.

— Судя по вопросам на пресс-конференции, многие так и не поняли, что у вас в принципе хэппи-энд.

— Об этих людях, собственно, и снято кино. Они считают, что знают, как быть счастливыми. Для них у нас есть реплика, которую произносит мать героини: «Бывают случаи, что и с тремя [детьми] брали». Мне кажется, что Маша в конце вполне счастлива. Недавно мы еще показали фильм в Иванове, который, как известно, город невест. 70% зрителей были женщины. Там был Q&A, и все, кажется, разделяют мою точку зрения.

Анна Михалкова и Федор Лавров на кадре из фильма «Давай разведемся»

— «Давай разведемся» — феминистский фильм?

— Я не очень понимаю, что такое «феминистский фильм». Я сняла не про освобождение женщин, а про женщину, которая хочет чувствовать себя счастливой. Мой фильм не призывает выйти на демонстрацию за жизнь без мужчин. Просто моя героиня чувствует себя счастливой одна в данный конкретный момент. Это тоже вариант.

— А счастье в чем?

— В ощущении мира с собой, когда тебя не раздирает желание того, чего у тебя нет. Знаете, как бывает, когда принимаешь верное решение и чувствуешь облегчение, потому что не был уверен, верно ли оно? Вот в этом ощущении и есть счастье.

«Экспонента» выпустит «Давай разведемся» 21 ноября 2019 года.

Читать также: Отрывок из сценария фильма «Давай разведемся», рецензия на фильм «Давай разведемся»

Читайте также

«Я просто сидел и нес тупую фигню»: Дэйв Батиста о драке с Гослингом, травле Джеймса Ганна и карьере рестлера Интервью
15 июля 2019

«Я просто сидел и нес тупую фигню»: Дэйв Батиста о драке с Гослингом, травле Джеймса Ганна и карьере рестлера

Звезда комедии «Али, рули!» и Дракс из «Стражей Галактики» рассказал американскому THR о том, что хочет экспериментировать с жанрами и всегда быть честным.

«Мы очень старались сделать русских умными, интересными и классными»: Интервью с новой звездой Люка Бессона Интервью
11 июля 2019

«Мы очень старались сделать русских умными, интересными и классными»: Интервью с новой звездой Люка Бессона

Российская топ-модель Саша Лусс о работе с Бессоном, разнице между моделингом и съемками в кино и о любви к России.

«Жду, что этот бред закончится»: Юрий Стоянов о современном юморе, голодной молодости и политических запретах Интервью
10 июля 2019

«Жду, что этот бред закончится»: Юрий Стоянов о современном юморе, голодной молодости и политических запретах

Ко дню рождения «КиноРепортер» поговорил с Юрием Николаевичем о новом шоу «100янов», выступлениях в тюрьмах, а также узнал, правда ли он показал пародию на Брежнева самому генсеку.

Селена Гомес: «Социальные сети и их влияние — главный ужас моего поколения» Интервью
9 июля 2019

Селена Гомес: «Социальные сети и их влияние — главный ужас моего поколения»

Лечение депрессии, пересадка почки — последние несколько лет выдались для 26-летней поп-звезды и актрисы фильма «Мертвые не умирают» непростыми. «КиноРепортер» поговорил с Селеной о славе, любви и принятии себя.