Слушать подкаст
!!! Треков не найдено
15:28
КиноРепортер > Интервью > Ангелина Стречина: «Хоррор — это что-то совершенно несопоставимое со мной»

Ангелина Стречина: «Хоррор — это что-то совершенно несопоставимое со мной»

19 марта 2019 /
Ангелина Стречина: «Хоррор — это что-то совершенно несопоставимое со мной»

Семь проектов за год, четыре главные роли — невероятное достижение для 23-летней актрисы, которая только начала сниматься. В марте у Стречиной выходит сразу два фильма, «Гости» и «Пиковая Дама: Зазеркалье» — и оба хорроры, так что, в разговоре с ней, «КиноРепортер» не мог не затронуть тему страхов, а заодно узнал о пользе драки с конкурентами.

— Со старта сразу в главные роли мало кому из молодых выпадает такая карта. Как считаешь, повезло?

— Думаю, потому, что я очень сильно этого захотела. Раньше я была зажатой, сомневалась, что это вообще мое. И однажды поняла, что просто себя недооцениваю. Перед пробами начала мотивировать себя: «Я все могу, я классная, я этого хочу, у меня получится!» …И все пошло! На самом деле, это элементарная вера в себя и то, что ты хочешь. Но, не менее важно, конечно, чтобы «тупо повезло». (Улыбается.)

— Ты серьезно занималась балетом, но все же решила пойти в актрисы. Почему?

— Я не собиралась быть актрисой. Вообще, не знала, что мне делать. Хотела танцевать, потому что мои родители — хореографы. Но они просили меня выбрать другую профессию, потому что в танцы я могла прийти в любой момент — у них свой коллектив в Подольске. И вот выпускной класс, а я не представляю, куда мне поступить. А мама очень нервничала, и мне нужно было найти хоть что-то, чтобы она просто успокоилась.

— И как вышло, что ты поступила в Щепку?

— Со мной за одной партой сидела Лиза Хмелевская, с которой мы потом поступили на один курс и вместе проучились в училище четыре года. Она в школе постоянно рассказывала о театре, и я в итоге попросила у нее телефон педагога. Мы встретились с Олегом Чудницовым, и это очень забавная история. (Смеется.) Он меня спрашивает: «Ты хочешь стать актрисой?» Я: «Нууу… дааа…» — «Смотрела спектакли?» — «Нет!» — «Знаешь стихи?» — «Нет!» — «Петь умеешь?» — «Нет!» И вижу, что он не понимает, зачем я вообще пришла… Но самое странное, что он через неделю мне позвонил: «Приходи!»

— Родители как отреагировали на твою идею?

— Примерно так: «Что? На актрису? Ну здорово, иди, раз решила!» (Смеется.) Естественно поддерживали, как любой родитель. Но поверили, только когда я в августе 2013-го сказала, что меня зачислили. Да я, честно говоря, и сама до конца не понимала, что произошло… И поначалу было трудно.

— Ну тебе же не привыкать к трудностям! Танцы — тоже очень конкурентная и часто несправедливая среда.

— В балете конкуренция, конечно, гигантская. Я танцевала в основном главные партии, но иногда пропускала занятия, потому что еще и бальными танцами занималась и участвовала в турнирах. Преподаватели за пропуски журили, но все равно оставляли на первых ролях. И, конечно, многие меня за это не любили. Помню, захожу в гримерку, и мне говорят: «О, Стречина, ты пришла? Жаль, что ты не сдохла». А это переходный возраст, когда ты не общаешься с родителями, у тебя, по сути, нет друзей… Не было времени погулять — только 15 минут дойти от дома до школы и обратно. Все расписано. А однажды во время репетиции одна девочка подошла и начала перед моим лицом бросать батманы (высокий и резкий взмах ногой, — КР). Открыто издевалась. Было безумно обидно, и я стала так же делать. И так зарядила ей по подбородку, что она расплакалась. После этого стали говорить: она дерется! Но главным было то, что больше меня ни один человек не тронул.

— В училище тоже мало не показалось…

— Полгода хотела бросить! Я же была очень домашним ребенком, с родителями почти не расставалась: полдня с ними в школе, потом дома, и танцевала тоже в их студии… Так что то, что я буду жить где-то без них казалось чем-то невозможным. Учебный день в Щепке идет 14 часов — с 9:30 до 23:00, и что, при этом еще и не видеть семью? Я к этому была психологически не готова. Поэтому я в 7:00 садилась в электричку и в 1:30 ночи возвращалась домой. Но если бы дело было только в этом…

— ???

— Поступление в вуз ломает привычную модель поведения. К 11 классу мы все нарабатываем какие-то свои маски. И уже на первом курсе их напрочь разбивают. Я ведь была «Мисс школы», почти круглая отличница, окончила музыкальную и балетную школы… 14 февраля — это был мой день! Мне дарили цветы, подарки, валентинки. Была заводилой и в школе, и на бальных танцах, постоянно вытаскивала ребят на тусовки… А потом ты приходишь в институт, а тебе 24 часа в сутки говорят: ты никто и звать тебя никак! И поскольку это выдается каждому, на курсе все друг друга начинают съедать. Там меня знали, как очень скромную, забитую девочку, Римма Гавриловна Солнцева, царство ей небесное, называла меня «злым волчонком», которого загнали. Я всех боялась.

— Как Москва тебя встретила?

— Слишком много людей. Аквариум с акулами, где даже в метро спускаешься и кажется, что сейчас кто-то повернется, часть тебя откусит и съест. Единственная радость — когда зимой все украшают.

— А удалось встретить мужчину мечты в большом городе?

— Мне понравилось, как на этот вопрос ответил в своем интервью один мой хороший знакомый. Повторю за ним: «Я не одинока». (Смеется.)

— У тебя выходит сразу два фильма ужасов. А как ты сама относишься к этому жанру?

— Я безумно пугливый человек! Недавно сидела на кухне вечером в темноте. Только фонари за окном светили. И вдруг я поворачиваю голову, и вижу, что лампа летит на меня. А это просто свет так на нее упал. Я чуть с ума от страха не сошла! Поэтому хоррор — это что-то совершенно несопоставимое со мной. Мне даже сценарий читать было страшно!

— То есть пока на хоррор в кино тебя лучше не звать?

— Лучше на авторское кино или мелодрамы. Я тут, кстати, по совету Дмитрия Иосифова, у которого снималась в сериале «Екатерина. Самозванцы», посмотрела «Ускользающую красоту» Бернардо Бертолуччи. Была поражена и сказала себе, что это потрясающе — что я молодая девушка, и надо себя любить. На меня в этом плане очень повлияла Ольга Зуева, у которой я снималась в фильме «На районе». Благодаря ей я впервые ощутила себя не пацанкой, а девушкой. До этого я просто ходила в такой удобной маске. В этом образе очень комфортно существовать: когда ты надеваешь капюшон — к тебе никогда нет никаких вопросов. Оля помогла мне понять, как это прекрасно — быть женственной. Я научилась воспринимать себя по-другому.

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: