Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Слушать подкаст
|
КиноРепортер > Интервью > Александр Скарсгард: «Я был счастлив, когда меня не узнавали»

Александр Скарсгард: «Я был счастлив, когда меня не узнавали»

24 апреля 2019 /
Александр Скарсгард: «Я был счастлив, когда меня не узнавали»

Самый успешный из сыновей Стеллана Скарсгарда, Александр давно вышел из тени отца. На его счету «Эмми» и «Золотой глобус», а число проектов перевалило за пятьдесят. В интервью «КиноРепортеру» 42-летний актер рассказал, как в детстве справлялся с ранней известностью и как приходит в себя после очередной сложной роли — немецкого архитектора в драме «Последствия», спродюсированной Ридли Скоттом.

— В «Последствиях» вы вновь играете угрюмого и психологически сложного персонажа?

— Мне нравится, когда у моих героев в душе происходит внутренняя борьба. Обожаю погружаться в нее и исследовать состояние тревоги и напряжения. Так герой становится более человечным и интересным. А без накала — жалкая имитация.

— Значит, вы предпочитаете более мрачные истории?

— Кино должно вызывать вопросы, быть противоречивым. Такая работа и для актера самая интересная. И если ничего такого в сценарии нет, мне приходится самому из роли это извлекать. Я ищу проекты, чтобы можно было примерить чью-то личность и оказаться в другой незнакомой реальности.

— Как вам Кира Найтли, ваша партнерша?

— Я всегда был ее большим фанатом. И очень благодарен за то, как она работала над ролью, как прочувствовала настроение «Последствий», она очень талантлива.

— Тяжело играть в проектах, где много насилия?

— Я не особенно следую актерскому методу (американская адаптация системы Станиславского, — КР), поэтому мне легко удается очистить себя от персонажей. Хотя, когда снимался в «Большой маленькой лжи», сцены избиения Николь Кидман дались мне непросто: было тяжело и физически, и эмоционально. Важно от всего подобного освободиться и расслабиться, потусоваться с друзьями в выходные, перезарядить батарейки.

— Что вам больше всего нравится в актерской профессии?

— Возможность увидеть реальность глазами другого человека — сегодня в Гамбурге прикидываюсь немецким архитектором в 1946 году, а завтра уже как Вернон убиваю людей в Альберте (Вернон — персонаж Скарсгарда в фильме «Придержи тьму», — КР). Так можно еще и о себе много нового узнать.

— После того как вы сыграли в довольно тяжелых драмах, например отвратительного героя в «Большой маленькой лжи»…

— Да, да, я помню. (Зловеще улыбается.)

— …вам не хочется сделать что-то другое, на контрасте?

— Мне очень везет в последнее время на совершенно разные роли. Я недавно закончил сниматься в «Той еще парочке». Это комедия, в ней моя партия совсем небольшая. Сет Роген и Шарлиз Терон (они играют в «Той еще парочке» главных героев, — КР) снимались в Монреале, когда я работал там над лентой «Придержи тьму». Зашел к ним на площадку, сделал пару сцен, отлично развлеклись. Я сыграл в куче мрачных фильмов и думаю, что сняться в чем-то полегче было бы весело. Может, в треш-комедии? (Смеется.)

— «Придержи тьму» — проект Netflix. Вас не беспокоит, что зрители не увидят его в кинотеатрах?

— Это прекрасно, конечно, когда кино показывают на гигантском экране и с лучшей аудиосистемой, но в наше время те, кто делают фильмы, просто хотят, чтобы их работу увидели. И если это независимый проект, а не экшен-блокбастер, сложно убедить людей слезть ради него с дивана и пойти в кинотеатр. Замечательно, когда кино выходит сразу по всему миру и кому-нибудь в Джакарте оно вдруг понравится.

— Ваш отец Стеллан — известный и уважаемый актер (еще у Александра четыре брата, и все актеры, — КР). Он давал советы, когда вы начинали?

— Наша индустрия — вещь суровая. Актеру сложно пробиться, чтобы достаточно зарабатывать на жизнь только игрой. Но отец всегда считал: если я буду по-настоящему страстно увлечен актерством, мне стоит этим заняться. Он сказал: «Я люблю свою работу. Для меня она — лучшая на свете, но на самом деле она очень тяжелая. Если повезет, достигнешь определенного уровня и будешь по всему миру путешествовать, но может и так случиться, что на жизнь заработать не сможешь. Так что не буду тебя к этому подталкивать, берись, только если действительно этого хочешь».

— Вы начали сниматься еще ребенком, но потом бросили на несколько лет…

— Мне было 13, и я достиг в Швеции определенной известности, но внимание, которое ко мне было обращено в школе, ненавидел. Девочки проходу не давали, поджидали меня у дома. Я не хотел быть знаменитостью, мне больше нравилось с друзьями зависать, выпивать, в футбол играть, жить нормальной жизнью. Быть подростком и так сложно, а тут тебя еще узнают на улице постоянно. Повышенное внимание мешает дружбе, тебя воспринимают не таким, какой ты на самом деле. Я ушел из профессии на несколько лет, и все вернулось в норму. Вы себе не представляете, как я был счастлив, когда понял, что прохожие на улице уже не знают, кто я такой!

— А что вам отец сказал, когда вы хотели все бросить?

— Он посоветовал попробовать что-то новое, и в итоге я пошел служить в армию (в антитеррористическое подразделение морской пехоты, — КР). Но позже захотел снова сниматься, и папа на это сказал: «Хорошо, ладно. Снимайся. Главное — слушай свое сердце». Это, наверное, лучший совет, который отец может дать сыну.

— Вы с ним до сих пор в хороших отношениях?

— Папа — мой лучший друг. Он отличный парень, я его обожаю. Дети часто жалуются на проблемы с родителями, а мне очень повезло: мой — такой классный. Я отцом всю жизнь восхищался, и он во всем и всегда меня поддерживал.

— Говорят, вы два года жили на чемоданах без постоянного адреса, потому что проекты шли один за другим. А сейчас как дела обстоят?

— Я жил в Нью-Йорке несколько лет, у меня там квартира, но недавно еще купил дом в Стокгольме, где живет вся моя семья. Хочу жить на два этих города. Еще люблю Лос-Анджелес, жил там лет 10. Но мне кажется, что в нем все крутится вокруг киноиндустрии. Мои друзья в Стокгольме и Нью-Йорке интересуются совсем другими вещами, мы и кино никогда не обсуждаем. Когда я не работаю, хочу быть подальше от этого бизнеса. Ну и в Лос-Анджелесе я ужасно скучал по метро, по возможности сходить куда-то пешком и встретить на улице множество разных людей. Мне нравится такой человеческий контакт, и я не парюсь, когда ко мне подходят незнакомцы, говорят «Привет!» или хотят со мной сфотографироваться. Нужно показать людям, которым небезразлична твоя работа, что ты им благодарен за поддержку. Ведь я трачу на свои проекты массу крови, пота и слез, и для меня очень важно, что они на кого-то действуют, меняют что-то внутри.

— Ходят слухи, что вы появитесь и во втором сезоне «Большой маленькой лжи».

— Ничего не могу сказать, как вы сами понимаете (персонажа Скарсгарда Перри Райта убили в первом сезоне, — КР). Съемки второго сезона закончились осенью, и Мэрил Стрип играет в нем мою маму, что, конечно, удивительно. Может быть, я сам там появлюсь. А может быть, и нет! (Смеется.)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии  

Комментарии

Загрузка....
Вы все прочитали

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: