Затянувшаяся прелюдия: Каким получился второй сезон «Полового воспитания» | КиноРепортер
КиноРепортер > Сериалы > Затянувшаяся прелюдия: Каким получился второй сезон «Полового воспитания»

Затянувшаяся прелюдия: Каким получился второй сезон «Полового воспитания»

20 января 2020 /
Затянувшаяся прелюдия: Каким получился второй сезон «Полового воспитания»

Один из главных хитов Netflix вернулся и доказал, что успех первого сезона был неслучайным.

Зритель находит полюбившихся героев там же, где они остались примерно год назад. Номинальный главный герой Отис Милберн (Эйса Баттерфилд) преодолел панические атаки и теперь может мастурбировать — он неутомимо радует себя в душе, в лесу, в кровати и даже на автостоянке, заглядываясь на померанского шпица (ох уж эти чудеса пубертата!). Правда, все никак не решается перейти от теории к практике со своей новой девушкой Олой (Патриша Элисон). Параллельно разворачивается роман между мамой Отиса, сексологом и противницей серьезных отношений Джин (Джиллиан Андерсон), и папой Олы, голубоглазым шведом-сантехником Якобом (Микаэл Персбрандт).

Главное дело Отиса — секспросвет-консультации для школьников — развалилось, ведь его соратница Мэйв (Эмма Макки) ревнует к Оле, да и своих дел хватает. Она перекрасила волосы в темный цвет, видимо, избегая навязчивых сравнений с Марго Робби, и пытается как-то ужиться с бросившей ее матерью-наркоманкой. Лучший друг Отиса — экзальтированный гей Эрик (Нкути Гатва) мечется между бывшим обидчиком Адамом (Коннор Суинделлс), с которым они развлекаются на свалке, и новеньким французом Рахимом (Сами Уталбали), утонченным фанатом Пабло Неруды.

Расписывать все сюжетные линии в рецензии (и даже пытаться наметить их) — дело неблагодарное, тем более что «Половое воспитание» с вниманием и трепетом относится к каждому герою из первого сезона (неудивительно, что новенькие кажутся слегка лишними). Шоураннер Лори Нанн уже заложила определенный бэкграунд, а сейчас старательно следит за взрослением и эволюцией персонажей. К сожалению, из-за этого улетучивается процедуральное обаяние первого сезона, когда почти в каждом эпизоде Отис и компания разбирали новые дела.

Зато на передний план выходят несколько интересных сюжетных линий — преображение школьного хулигана-гомофоба Адама Гроффа в замкнутого одиночку, экзистенциальные метания спортсмена Джексона Марчетти (Кедар Уильямс-Стирлинг), ухудшение коммуникации между Отисом и его мамой, а также интеллектуальные притязания Мэйв, которая хочет нащупать в своем будущем нечто большее, чем мечты о нормальном жилье.

Главный минус нового сезона — терапевтическая жизнерадостность; абсолютно любая проблема найдет свое решение. Шоураннер будто бы вдохновилась финальным монологом из «Пикника на обочине» («Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженный!») и заливает своих персонажей патокой. Это находит отражение даже в репликах, которые периодически звучат как строчки из социальной рекламы. Например, герой признается в селфхарме, а в ответ получает заученное: «Вероятность самоубийства у людей с самоповреждениями в девять раз выше. Обратись к врачу!».

Безрадостно-триповая «Эйфория», эстетический антипод «Полового воспитания», показывает подросткам анти-пример поведения (по лекалам «Вредных советов» Остера). Вопрос не столько в подходе, сколько в витальности этих двух сериалах — «Эйфория» с ее модным неоном и мерцающими эффектами кажется тинейджером-позером, а «Половое воспитание» выступает в роли соседского отличника с бесконечной улыбкой на лице. Ничего страшного, переживем слатшейминг, буллинг, сексуальное домогательство и незащищенный секс — главное, вовремя опереться на сочувствующее плечо.

Именно поэтому в новом сезоне такими интересными становятся не особо жизнерадостные метания Мэйв — феминистка-бунтарка стремится выбиться в люди и учится работать в команде. Девочка из трейлерного парка проходит путь от аутсайдерши до участницы национальной викторины — аналога известного британского шоу QI для школьников (в роли ведущего, понятное дело, сам Стивен Фрай). При этом она живет с малолетней сводной сестрой и матерью-наркоманкой. Эта сюжетная линия напоминает о британском происхождении сериала; в принципе подобное могли бы снять режиссеры-социалисты типа Кена Лоуча или Майка Ли.

На фоне этих маргинальных перипетий проблемы всех остальных персонажей кажутся не вполне серьезными (или легко решаемыми). Тем более что к финалу второго сезона многие сюжетные линии будто бы вернулись в исходное положение (обойдемся без спойлеров) — кажется, эти предварительные ласки слегка затянулись, пора бы заняться чем-то более серьезным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: