Владимир Мединский: «Культуру не надо защищать, ее надо продвигать» | КиноРепортер
КиноРепортер > Интервью > Кино > Владимир Мединский: «Культуру не надо защищать, ее надо продвигать»

Владимир Мединский: «Культуру не надо защищать, ее надо продвигать»

3 декабря 2018 / Мария Лемешева
Владимир Мединский: «Культуру не надо защищать, ее надо продвигать»
Владимир Мединский / Фото: ТАСС

Главное событие для страны — выборы президента — стало судьбоносным и для нашей культуры: был сформирован ее новый министерский кабинет. По-прежнему на посту Владимир Мединский, хотя департамент кинематографии претерпел серьезные изменения. Первые итоги работы и планы на будущее нашего кино подвела и наметила вместе с министром главный редактор «Кинорепортера» Мария Лемешева.

Шесть лет на посту. Это много? Или наоборот — только появилась возможность увидеть результат задуманного и понять, как и куда двигаться дальше?

Намеченное определяет не конкретный министр, задачи министерства культуры заложены в государственной политике. Кто персонально обеспечивает их решения и отвечает за исполнение — вопрос технический. Глава правительства и президент решили, что это Мединский, — горжусь доверием, буду и далее исполнять намеченное.

Какие главные победы в предыдущем сроке? И что теперь в приоритете?

Главное, что заложено в Основах государственной культурной политики, — развернуть отрасль к людям, обеспечивать такую культурную среду, которая способствует формированию сознательного, созидательного, всесторонне развитого гражданина. Понятно, что эта задача состоит из множества конкретных скучных дел, о которых редко говорят в СМИ. Это модернизация и строительство учреждений культуры не только в столицах, но и в малых городах, это внедрение современных коммуникационных технологий, продвижение в некотором роде моды на культуру и многое другое. Это было приоритетом в предыдущий срок и остается на нынешний. Поэтому самый очевидный показатель состояния нашей работы — востребованность у людей. Это рост доли российского кино в прокате (14% в «начале срока» и уже под 30% в нынешнем) — значит, к отечественным фильмам вернулся зритель. То же самое — театры, музеи, концертные залы: везде рост посещаемости примерно вдвое за прошедшие пять лет. Это не просто бухгалтерия для чиновничьей отчетности (хотя отчитываться цифрами — естественно, чем же еще?). Это показатель действительно качественных изменений культурной среды.

На презентации новых проектов киностудии «Союзмультфильм» во время показа ролика, посвященного памяти актера и режиссера Олега Табакова / Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

Самыми обсуждаемыми в киносообществе темами года стали новшества, которые планируются в индустрии: ограничения в прокате зарубежных фильмов и правила проведения фестивалей. Прокомментируйте, почему эти сферы требуют доработки?

Опять. Коллеги, пользуйтесь первоисточниками — это позволит вам корректно формулировать проблему. И даже окажется, что ее нет. Конкретно сейчас не идет речь об «ограничениях в прокате зарубежных фильмов». Речь идет о том, чтобы установить максимальную планку 35% доли одного фильма в прокате в единицу времени. Чтобы не было такой ситуации, когда на всех экранах идет один гарантированно выгодный для бизнеса фильм, а зрителю практически не из чего выбирать. Да, по факту эта мера должна ограничить «кассовый чес» единичных голливудских блокбастеров — может быть, трех-четырех в год. Не вижу ничего зазорного в том, что российское государство устанавливает такие правила игры, чтобы не все деньги российских зрителей уходили на поддержку Голливуда (он и так себя неплохо чувствует), чтобы наша киноотрасль тоже могла рассчитывать на долю своего же рынка. Что касается фестивалей: напомню, принятый летом этого года закон, внесший изменения в Закон о госсподдержке кинематографии, был направлен на либерализацию существующего порядка проведения международных кинофестивалей. Этот закон юридически закрепил понятие «кинофестиваль» и разрешил показ как зарубежных, так и отечественных лент на проходящих в России международных фестивалях без прокатного удостоверения. Депутаты решили еще больше либерализовать показ фильмов и исключили из обязательных условий наличие у международного кинофестиваля конкурсной программы и жюри. Мы поддерживаем любые инициативы, если они идут на пользу нашему кинематографу. И этот проект — мы поддержали. Считаю, что предлагаемые сейчас изменения Закона о господдержке кинематографии благоприятно скажутся на кинофестивальной жизни нашей страны и позволят расширить возможности для культурно-просветительской деятельности.

Как вы оцениваете итоги киногода? Лично вам все нравится в том, как развивается индустрия?

Итоги официальные есть только у прошлого года. О них уже много сказано. Повторю базовые цифры: доля российского кино в прокате выросла до рекордных постсоветских 26%, они заработали 13 млрд руб. (это тоже примерно четверть от общей кассы), привлекли без малого 55 млн зрителей. Сейчас, по состоянию на октябрь 2018 года, тенденция сохраняется. Это и есть применительно к кино показатели качественного роста индустрии и, главное, качественно нового интереса аудитории. Это, конечно, приятно. А развитие индустрии — это процесс: деловито радуемся достигнутому, ставим и решаем новые задачи. Это касается и самой отрасли, и министерства. Их дело — развиваться, наше дело — обеспечивать условия развития.

Если сфокусироваться на кино, то одно из самых громких, если не скандальных дел года — отказ в прокате ленте «Смерть Сталина». Мне кажется, подобные запреты лишь привлекают внимание к фильму, который все равно посмотрят в сети, но уже с бОльшим интересом. Так ли это? И будете ли вы формировать что-то вроде «худсовета» советских времен — орган, который сможет оценивать художественные и моральные качества картин?

Мы не запрещаем гражданам что-либо, в том числе смотреть фильм «Смерть Сталина», — это было бы антиконституционно. Отказывая в прокатном удостоверении, мы просто защищаем наш легальный рынок, наше культурное пространство от безвкусицы, непотребного обращения чужаков с нашей историей. Вот у них свои ценности есть, свои сложные исторические проблемы — с ними пускай и экспериментируют, и не за счет российского зрителя. Со своими мы как-нибудь сами разберемся. А кому из наших сограждан интересна «комедия» про смерть Сталина — пожалуйста, можно посмотреть в интернете. Про худсоветы. Как решающий орган, который дает оценку, — нет. В случае со «Смертью Сталина» мы исходили из норм закона, на которые обратили внимание существующие в рабочем порядке инстанции — министерские, общественные. Мы не давали художественных оценок. Все это регулируется существующими законами, дополнительных надзорных органов не нужно. Худсоветы если и нужны, то не как надзорный государственный орган, а как институт собственно творческого сообщества. Как раз, чтобы добрым словом и участием помогать повышению художественных и моральных качеств произведений. Но это не дело министерства, а самого сообщества. Если там подобная идея возникнет — поддержим и поможем. Но чиновники не будут учить художников, как им творить. Это противоестественно.

В Российской государственной библиотеке с исполняющим обязанности директора РГБ Владимиром Гнездиловым / Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Сейчас почти всё и все переместились в интернет-пространство. У министерства есть какая-то программа по защите культуры страны там?

В сети нужно не защищать, а популяризировать культуру. У нас есть целый ряд проектов, направленных на применение цифровых технологий для обеспечения равенства возможностей участия в культурной жизни всех граждан нашей страны и русскоязычной аудитории за рубежом. Ключевой портал — «Культура.РФ». Там легально доступны тысячи фильмов, сотни спектаклей, виртуальные музеи, а также самая полная афиша мероприятий: выставок, спектаклей, концертов. Причем не только в крупных городах, а по всей стране. Годовая аудитория портала «Культура.РФ» превысила отметку в 10 млн посетителей, а число подписчиков в соцсетях приближается к 1 млн. В целом уровень активности отрасли культуры в цифровых медиаканалах серьезно вырос за последние годы. Многие заметили, как активизировались наши музеи в соцсетях, как театры задействуют цифровые инструменты продажи билетов в дополнение к традиционным каналам распространения. За этим стоит системная работа Минкультуры России по формированию единого информационного пространства, систематизации работы учреждений культуры в сети интернет.

А что за приложение «Мединский»? Может, его стоит активизировать?

Рядовая штука. Сделали ее под писателя-публициста Мединского в незапамятные времена. Отчасти счастливые — потому что тогда я был свободным человеком, книжки вот писал. У меня еще и сайт в интернете где-то есть. Я его с тех пор тоже не видел. Такие приложения тогда были модными, все писатели и иные производители контента их делали. Было поверье, что они помогают в продвижении и бизнесе. Мол, там будут покупать и читать электронные версии. Может, и, правда, помогают — я, признаться, не успел оценить. Насколько я могу судить, из сотен подобных приложений и сайтов, созданных на волне моды лет 7–10 назад, до сегодня дожили единицы. Впрочем, есть не просит. Пусть будет. Вот уйду из министров, стану опять писателем — может, и пригодится. Правда, к тому времени еще что-нибудь эдакое изобретут.

На открытии после реновации кинотеатра «Иллюзион» с генеральным директором Госфильмофонда России Вячеславом Тельновым и режиссером Владимиром Хотиненко / Фото: Сергей Фадейчев / ТАСС

В преддверии новогодних праздников поделитесь, какую культурную программу планируете на отдыхе, у министра же тоже будут каникулы?

Планирую провести время в кругу семьи.

И конечно, хотелось бы пожелание новому журналу «Кинорепортер» и нашим читателям!

Знаю, что у вас происходит изменение бренда и «перестройка» журнала. Успехов! Желаю стать информационным, аналитическим национальным ресурсом, столь же славным, как и отечественный кинематограф.

Читайте также

«Стивен Кинг сам утвердил меня на роль»: Интервью с Юэном Макгрегором Интервью
7 ноября 2019
«Стивен Кинг сам утвердил меня на роль»: Интервью с Юэном Макгрегором

Шотландский актер рассказал о сиквеле «Сияния», феминистской супергероике «Хищные птицы» и том, почему ушел из семьи ради Мэри Элизабет Уинстэд.

«Я не переставала быть стервой ни на минуту»: Интервью со звездой «Мажора» и «Бывших» Любовью Аксеновой Интервью
6 ноября 2019
«Я не переставала быть стервой ни на минуту»: Интервью со звездой «Мажора» и «Бывших» Любовью Аксеновой

Актриса рассказала «КиноРепортеру» о своей диете, идеальном выходном, любви к спорту и том, как кто-то вел откровенную переписку от ее имени.

«Джуд Лоу не успокоившийся артист»: Юлия Снигирь рассказала о съемках в «Новом Папе» Интервью
1 ноября 2019
«Джуд Лоу не успокоившийся артист»: Юлия Снигирь рассказала о съемках в «Новом Папе»

В интервью «КиноРепортеру» актриса прокомментировала работу с голливудской звездой и свою роль в новом фильме «Успех».

«Я не заставляла актеров заниматься реальным сексом»: Интервью с режиссером самого откровенного фильма года Интервью
31 октября 2019
«Я не заставляла актеров заниматься реальным сексом»: Интервью с режиссером самого откровенного фильма года

Автор «Верности» Нигина Сайфуллаева рассказала «КиноРепортеру» о том, почему не хотела снимать эротику ради эротики.