Слушать подкаст
!!! Треков не найдено
15:28
КиноРепортер > Интервью > Интервью с Юэном МакГрегором и Чарли Бурманом: Южная Америка на мотоциклах

Интервью с Юэном МакГрегором и Чарли Бурманом: Южная Америка на мотоциклах

19 сентября 2020 /
Интервью с Юэном МакГрегором и Чарли Бурманом: Южная Америка на мотоциклах

На Apple TV+ выходит телешоу о новом путешествии знаменитых британцев на мотоциклах.

18 сентября на Apple TV+ состоялась премьера нового телешоу, в котором Юэн МакГрегор и Чарли Бурман вновь отправились в грандиозное путешествие на мотоциклах. На этот раз знаменитые британцы сделали ставку на экологичность, выбрав электрические «Харлеи», на которых они отправились исследовать просторы Южной и Центральной Америки. За 100 дней они преодолели 16 границ и 13 стран. Перед выходом проекта звезды рассказали о том, как прошло их путешествие, с какими сложностями они столкнулись в дороге, чему удивлялись и радовались. 

Вы много времени провели в дороге. Какие темы вы обсуждали?

Чарли Бурман: Даже не знаю. Думаю, мы оба достаточно болтливы. На самом деле, мы провели в дороге три месяца и разговаривали все дни напролет. Сначала ты думаешь, что темы быстро закончатся, но наше сознание вроде как блуждало вокруг. На каком-то этапе пути мы много разговаривали о кактусах — у нас была теория, что они общаются друг с другом и передают сигналы: «Смотри! Два парня рассекают на электрических мотоциклах». Так что мы говорили абсолютно обо всем. Иногда это были довольно эмоциональные вещи, иногда — забавные, а иногда — просто обсуждение того, что произошло. Или мы смеялись из-за того, что за кем-то из нас погналась собака. Это довольно распространенная вещь в Южной Америке, надо сказать. В общем, было весело.

Юэн МакГрегор: Я всегда много говорю о пробеге, о том, сколько еще миль осталось проехать, когда мы доберемся до места назначения, сколько заряда осталось в аккумуляторах. Это постоянная тема для разговоров.

Ч.Б.: Но Юэн намного лучше меня, когда речь заходит о подобных вычислениях. Когда надо рассчитать определенную скорость и то, сколько времени займет дорога. Знаете, возможно, что и я, и Юэн в определенном смысле дислексики, но у него это не так ярко выражено. Так что на нем всегда лежала ответственность за все эти подсчеты.

Когда и почему вы задумали сделать это шоу? Что было самым большим вызовом?

Ю.М.: Если ты однажды отправляешься в подобное путешествие — как мы сделали в 2004 году с Long Way Round в тебе навсегда остается это страстное желание вернуться на большую дорогу, исследовать мир, познакомиться с людьми, которых ты бы никогда не встретил при других обстоятельствах, не знать, что произойдет в следующий момент, сталкиваться с проблемами, которые необходимо решать, чтобы двигаться дальше. Есть что-то очень удовлетворительное в такой модели жизни, в таком способе существования. И, если быть до конца честным, таким образом ты избегаешь ответственности взрослой жизни. Тебе просто нужно приблизительно знать, куда ты направляешься, иметь достаточно бензина в баке или заряда в аккумуляторе, чтобы продолжать путь, палатку или спальный мешок — и ты можешь ехать!

В таком способе существования есть какая-то легкость, которая остается с тобой. За 13 лет, которые прошли с того момента, как мы сделали Long Way Down, она затерялась за суетой — занятостью, жизненными сложностями, большим количеством работы. Ты не можешь не грезить о том, чтобы снова выехать на дорогу. Так что это был всего вопросом времени, как мне кажется. Нужно было просто дождаться правильного момента.

Ч.Б.: Что касается самого большого вызова, я думаю, что самым сложным отрезком нашего пути стала Боливия. Мы проезжали границу на очень большой высоте над уровнем моря, и съехали с довольно неплохой трассы на самую отвратительную, изрезанную колеей и усыпанную песком дорогу. Так что это был настоящий вызов. Боливия была огромной пустыней — виды захватывали дух, но мы с трудом продирались. Помню, как посмотрел вниз и подумал: «Боже, мы едем на электрических мотоциклах посреди боливийской пустыни, черт знает где, не зная, где будем заряжать аккумуляторы в следующий раз». Так что это было настоящим приключением. И я думаю, что мы с Юэном оба нервничали — была большая вероятность аварии, к тому же, мы оба умудрились упасть с мотоциклов. Так что этот этап выдался непростым.

Юэн, не было ли у вас сомнений по поводу поездки? Ведь если бы что-то пошло не так, вам бы пришлось перестраивать съемочный график других проектов или даже платить неустойку за нарушение контракта.

Ю.М.: Мы старались не думать о самых плохом, что могло бы произойти. В реальной жизни мы с Чарли постоянно ездим на мотоциклах, это рутинная вещь. И мне кажется, что продолжительное путешествие не опаснее, чем простая поездка на работу. Если бы у меня были какие-то опасения, я бы просто не садился на мотоцикл. А я их обожаю! И не хочу когда-либо прекращать кататься.

На время поездки я взял рабочий перерыв, сказал своим людям, что собираюсь отправиться в путешествие в эти даты. И все: им пришлось искать какие-то обходные пути, если можно так выразиться. Long Way Round Long и Way Down так же важны для меня и моей карьеры, как и другие проекты. А в личном плане они даже важнее. Можно сказать, что это наш ребенок. Я, Чарли, Расс Малкин и Дэвид Алексэниан — мы долгосрочные партнеры в плане работы над шоу, мы сделали его таким, каким хотели видеть, и это очень здорово.

Вы жалели, что едете не на обычных мотоциклах, а на электрических?

Ч.Б.: Иногда этот факт нас очень сильно расстраивал. Конечно, бывали случаи, когда приходилось ехать со скоростью, скажем, 20 миль в час, потому что нужно было экономить электричества, чтобы в итоге добраться туда, куда нам было нужно. И, конечно, иногда мы смотрели друг на друга и говорили: «Что мы тут делаем? Чьей идеей была эта поездка?». Но затем мы вспоминали, что это была наша идея, и что мы — единственные, кого стоит винить. Но хорошая новость заключается в том, что этот проект — не очередная история про поездки на мотоциклах, это шоу, в котором любой найдет что-то для себя. Каждый катался на велосипеде или путешествовал на поезде, а потому может увидеть какие-то схожие вещи и разделить с нами свой опыт.

В случае с электрическими двигателями, в конце дня мы должны были найти место, где можно было бы зарядиться. И иногда это превращалось в квест: пару раз из-за нас выбивало пробки. Но, знаете, та близость, которая появляется, когда ты встречаешь других людей, ночуешь у них, проводишь с ними какое-то время, была очень особенной. Да, конечно, когда оглядываешься назад, на ум просто не идут моменты, когда все шло по плану. К счастью, мы можем посмеяться над этим сейчас.

Знали ли вы что-то о регионе, куда отправились, и какое самое большое приключение с вами там произошло?

Ю.М.: Я практически не был знаком с Южной Америкой, и это была одна из причин, по которой я был очень рад отправиться в путешествие по этому региону. До этого я был в Гондурасе, а также провел несколько дней в Бразилии, где проходили съемки одного рекламного ролика. Кроме того, я принимал участие в одном проекте UNICEF в Перу. И это весь мой опыт, связанный с Центральной и Южной Америкой.

При этом я у меня очень много впечатлений о жизни в других странах — мы с Чарли проехали почти все северное полушарие в первую нашу поездку и множество африканских стран во вторую. А Южная и Центральная Америка были для меня совершенной неизведанными. И я был рад исследовать их. Например, было восхитительная Патагония — пейзажи просто завораживающие, пустыня Атакама… Мы проехали от края до края Боливию, Перу, Эквадор. И, что интересно, на границах какие-то вещи очень заметно менялись… Эти линии на картах, отделяющие страны друг от друга, действительно очень показательны. Ты пересекаешь границу и видишь, как дорожное покрытие, стиль ведения хозяйства, растительность — стали другими. И каждая страна чем-то отличается от предыдущей. Думаю, это не была наша самая опасная поездка. Наше африканское путешествие вероятно удерживает лидерство…

Ч.Б.: Да и первая была…

Ю.М.: Просто я вспоминаю, что первая тысяча миль в Кении была жутко сложной. Думаю, лично для меня Африка на первом месте, потому что езда по песку не входит в список моих любимых занятий. Пересечение Сахары, и Судан, и…

Ч.Б.: Я помню, как между Ботсваной и Намибией мы тогда пересекли удаленную границу, которой никто не пользовался. Когда мы доехали, то поняли, почему: добраться до нее практически невозможно.

Ю.М.: Да, я помню… Но это была классная дорога. Сейчас можно так сказать, но тогда дела обстояли немного по-другому. Новая поездка была не такой выматывающей, потому что на этот раз мы пользовались преимущественно платными дорогами — за исключением Боливии, там было действительно сложно. Но это все равно было прекрасное путешествие, а электрические двигатели сделали это его еще и особенным.

Какой момент вы бы назвали бы самым трогательным?

Ч. Б.: Думаю, когда ты долго ведешь мотоцикл, это оказывает очень терапевтический эффект. Особенно, когда едешь один и начинаешь думать о вещах, о которых не размышлял очень долгое время, и они просто начинают всплывать в памяти. Мы с Юэном обсуждали многое, что происходило и происходит в наших жизнях. И эти моменты были очень особенными. Еще встречи с людьми, с которыми мы знакомились в пути… Знаете, мы делали несколько проектов для UNICEF, были на границах Перу и, кажется, Колумбии, не могу точно вспомнить. Там было много беженцев с семьями и детьми, пытавшиеся найти лучшую жизнь, потому что их собственная перевернулась с ног на голову…

Ю.М.: В Венесуэле.

Ч.Б.: Да, в Венесуэле. Все эти беженцы просто застряли на границе. Они не могли двинуться вперед, не могли вернуться назад. Они были в отчаянии, искали возможность дать детям достойную жизнь, найти работу. И там была одна семья, которая действительно нам запомнилась – женщина заботилась о двоих детях, один из которых был очень болен, она оставляла их с бабушкой… Им приходилось справляться с большим количеством проблем. И я думаю, эти сцены застряли в нашей памяти. Когда я говорю об этом сейчас, я все еще чувствую все те эмоции, которые испытал тогда.

Говорил ли вам кто-то из съемочной группы: «Ребята, соберитесь! Это же шоу, а не обычная поездка»?

Ю.М.: Нет, никто! Я думаю, что причина популярности предыдущих проектов была в том, что мы просто отправились в путешествие. И нам очень повезло с оператором Клаудио фон Плантом, он настоящий человек-оркестр. Он путешествовал с нами на мотоцикле, увешанном техникой. Под кучей всяких приспособлений даже сложно было сказать, где он, а где мотоцикл. Он ехал на обычном «Харлее» с бензиновым двигателем, потому что мы решили иметь один в запасе на всякий случай — если бы у нас одновременно кончился заряд, мы бы могли отправить кого-то вперед.

Клаудио не только талантливый оператор, он еще предан общему делу. Мы ехали целый день , а он постоянно вел съемку — что у него камеры спереди, сзади, на шлеме… Мы записывали все, что происходило вокруг, — в шлемах были встроенные микрофоны, так что мы могли задокументировать наши мысли и разговоры. Так вот, как только мы слезали с байка, он снова принимался снимать все вокруг.

Мы не пытались сделать телевизионное шоу — и в этом фишка. Мы просто отправились в путешествие и нам повезло, что в команде оказался человек, способный запечатлеть все это. Если бы мы попытались сделать что-то в формате телепроекта, то это никогда бы не выглядело аутентично. Если и есть то, что нравится публике и работает лучше всего, то это демонстрация нас такими, какие мы есть. И мы надеемся, что за три с небольшим месяца накопилось достаточно материала.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: