Слушать подкаст
!!! Треков не найдено
15:28
КиноРепортер > Кино > «Братьям Коэн понравилась моя идея»: Интервью с Джоном Туртурро о спин-оффе «Большого Лебовски»

«Братьям Коэн понравилась моя идея»: Интервью с Джоном Туртурро о спин-оффе «Большого Лебовски»

15 февраля 2020 /
«Братьям Коэн понравилась моя идея»: Интервью с Джоном Туртурро о спин-оффе «Большого Лебовски»

Колоритный Хесус Кинтана рассказал о работе с Кончаловским, сиквеле «Бартона Финка» и новом «Бэтмене».

4 февраля в российских онлайн-кинотеатрах вышла комедия «Дальше никуда» — ремейк известной французской ленты Бертрана Блие «Вальсирующие» и одновременно … спин-офф «Большого Лебовски»! Дело в том, что место Жерара Депардье занял наш старый знакомый Хесус Кинтана — эксцентричный боулер-эксгибиционист, которого вновь сыграл Джон Туртурро. Любимый коэновский актер не только вернулся к роли, но и сам написал и поставил фильм, где вместе с ним сыграли Бобби Каннавале, Одри Тоту, Джон Хэмм, Сьюзен Сарандон и Кристофер Уокен.

В эксклюзивном интервью Туртурро рассказал «КиноРепортеру» о своей новой работе, прогремевших фильмах, из которых она выросла, и том, чем его зацепил новый «Бэтмен», где ему предстоит перевоплотиться в криминального авторитета из Готэма. Кстати, режиссер Мэтт Ривз объявил о кастинге Туртурро, выложив в Твиттер гифку с Кинтаной.

— Откуда вы звоните, из Москвы?

— Да, бывали здесь?

— Я был в России, хотя не по работе. А вот в Украине я работал, когда снимался у Франческо Рози в «Перемирии».

— Зато работали с русским режиссером — Андреем Кончаловским.

— Да, но «Щелкунчика» мы снимали в Венгрии. Мне понравилось работать с Кончаловским. Я люблю кино со всего мира, а России снято много отличных фильмов. «Андрей Рублев» (Кончаловский был соавтором сценария — прим. «KP») — как раз один из них.

— Итак, боулер-извращенец Хесус Кинтана возвращается на экраны спустя целых 22 года после выхода «Большого Лебовски».

 Согласен, путь был долгий. Люди годами постоянно меня спрашивали о Хесусе. Захотелось его раскрыть, рассказать его историю целиком. Я знал, что в него было заложено больше, чем показано в «Большом Лебовски». Но не хотелось делать сиквел — нужен был только этот персонаж. Мне очень нравилось французское роуд-муви Бертрана Блие «Вальсирующие», и я задумал снять американскую адаптацию. В какой-то момент мне пришло в голову, что Хесус мог бы вписаться в эту историю.

— И вы решили снять ремейк с Хесусом вместо Жерара Депардье?

— Я бы не сказал, что «Дальше некуда» прям-таки ремейк «Вальсирующих». Мне хотелось передать дух того фильма — про трех старых отщепенцев, которые пускаются в бега, — дух анархии и свободы. Фильм Блие напоминает мне «Большого Лебовски», только в нем секса гораздо больше. «Вальсирующие» рассказывали о глупых мужчинах, пытающихся понять женщин. Они терпят неудачу, снова пытаются познать загадку власти женщин, но, по сути, топчутся на месте. Мне показалось, что герой Депардье похож на Хесуса. Братья Коэн согласились, что это неплохая идея, и разрешили использовать персонажа.

Кадр из фильма «Вальсирующие»

— Они видели фильм?

— Итан видел финальную версию, и ему она понравилась. Джоэл видел только рабочую версию.

— А без Хесуса вы бы не стали снимать?

— Если бы я сыграл персонажа, который был просто похож на Хесуса, то все бы сказали: «Это парень точно Хесус!» (смеется). Сейчас я понимаю его больше, чем когда снимался в «Большом Лебовски». Мне нравятся фильмы про неудачников, где все что делают герои, срабатывают против них. Больше всего, мне понравилось, что эти персонажи олицетворяют щедрость тех, у кого нет власти. Хесус, Пити и Мари — очень интересные герои и по-своему милые. Они живут на задворках общества и постепенно начинают наслаждаться отношениями друг с другом. Американское кино не сильно исследует классовую систему, а сейчас люди бунтуют против границ.

— «Дальше некуда» напоминает европейские трагикомедии, которые более провокационны, чем американские. «Вальсирующие» сейчас воспринимаются крайне неоднозначно.

— Оригинальный фильм очень провокационный. Мой гораздо мягче, сейчас я бы не смог сделать такой. «Вальсирующие» многое говорят о времени, когда они были сделаны. Но меня увлекли те вещи, о которых рассказывал Блие. Он дал мне права, и ему понравился конечный результат. У наших фильмов общий дух. Я не стремился к скандальности оригинала и пытался сделать свое кино. Кое-что я взял из книги «Вальсирующие», но она также сильно привязана к движению хиппи, сексуальной революции и концу шестидесятых-началу семидесятых. Мне нравится, фильмы, которые провоцируют и смешат одновременно. Не думаю, что мой настолько же резкий, как «Вальсирующие», но некая бесцеремонность в нем все же есть (смеется).

Кадр из фильма «Дальше некуда»

— Ваши последние режиссерские фильмы можно назвать секс-комедиями.

 «Мэк», «Любовь и сигареты», «Под маской жиголо» так или иначе, исследовали проявления любви. В них есть и секс, и драма, и комедия, и нежность. Это все часть нашей жизни. Часто фильмы полагаются на насилие, а оно не так уж меня интересует. Мне важнее, что происходит между мужчиной и женщиной. Как правило, именно женщины помогают жить, пока мужчины сбиты с толку и пытаются понять то, что они не могут понять. Меня интересует эта межполовая динамика.

— Вы когда-нибудь думали, что Хесус окажется настолько популярным?

— Никто не знает, почему людям нравятся те или иные персонажи. Я и сам не сразу врубился в «Большого Лебовски». Кинтана — герой Коэнов, но был основан на одном из моих героев из пьесы, которую они когда-то увидели. Братья придумали этот шикарный сиреневый костюм, а я — пластику и маньеризмы Хесуса. Танец победителя я подсмотрел у Мухаммеда Али. Коэны соглашались на все мои идеи. Они шутят, что сцена, где я облизываю шар для боулинга — самая ужасающая в их фильмографии. Мне герои «Дальше некуда» всегда напоминали эдаких Дон Кихота и Санчо Пансу — людей, которые думают, что они крупнее, чем на самом деле.

Кадр из фильма «Бартон Финк»

— Коэны не раз говорили, что хотят вернуться к другому вашему персонажу — сценаристу Бартону Финку. «Старый Финк» еще жив?

— Не знаю, посмотрим. Вам лучше у них спросить. Я соглашаюсь на все, что они мне предлагают. Буквально на все. Они мои близкие друзья.

— Сейчас вы играете в новом «Бэтмене». Босс мафии Кармайн Фальконе не самый типичный для вас персонаж.

— Я только собираюсь сниматься, до моих сцен пока не дошли. Я стараюсь играть разные роли, но сохранять творческую целостность. В то же время мне нужно зарабатывать на жизнь. Раньше снималось много небольших фильмов, которые, однако, приносили мне хорошие деньги. Сейчас сложновато с такими проектами. Что касается «Бэтмена», то тут меня подкупил режиссер. Мне всегда нравились комиксы, хотя я никогда не снимался в их экранизациях. Посмотрим, что получится. В начале карьеры я часто играл мафиози, а потом по разным причинам долго старался держаться подальше от таких героев. Во-первых, начинают предлагать одинаковые роли. Во-вторых, истории о насилии, как я уже сказал, обычно не особо меня интересуют.

— Последний вопрос, вы в боулинг играете так же круто, как Кинтана?

— Скажу так, я гораздо лучше танцую, чем гоняю шары.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: