Ян Цапник: «Я выбрал сцену вместо кухни» | КиноРепортер
КиноРепортер > Интервью > Кино > Ян Цапник: «Я выбрал сцену вместо кухни»

Ян Цапник: «Я выбрал сцену вместо кухни»

7 мая 2019 / Михаил Рузманов
Ян Цапник: «Я выбрал сцену вместо кухни»
Ян Цапник / Фото: Иван Куринной

«КиноРепортер» узнал, что звезда фильмов «Горько!» и «Братство» мог выбрать путь спортсмена, повара-кондитера или даже разведчика… А все изменила драка с патрульным в Санкт-Петербурге.

— 10 мая в прокат выходит работа Павла Лунгина «Братство». Почему вы согласились на участие в проекте?

— В нем нет ложного патриотизма, лозунгов, знамен, разговоров о том, что мы кого-то спасаем, защищаем. В нашей истории правдиво и просто показана жизнь небольшого подразделения. Они не десантники, не спецназовцы, а обычная мотострелковая часть, которая обеспечивает на своем участке проход войск. Мне нравится в этой истории то, что там нет ни правых, ни виноватых. Война — это что такое? Это ужас, кровь и смерть. Никто не умирает красиво на войне. И мне кажется, что Павел Семенович очень мудро это снял.

— Ваш персонаж похож на вас?

— Лунгин придумал мне прапорщика Абдусаламова. Да, я, как и вы, сделал удивленные глаза и спросил: «Павел Семенович, вы с ума сошли! Какой я Абдусаламов?» — «Он русский из Казани», — ответил Лунгин. (Смеется.) Это такой новый тип бизнесмена из 1990-х, который отслужит и возьмется за дело на гражданке. Очень странный, неординарный человек. Вроде он и молодых чему-то учит, и желает, чтобы никто не погиб, и воюет нормально, как все, но может и тушенку на сторону продать… Не буду раскрывать все секреты, но зритель будет удивлен моим героем.

— Вы же служили в ВДВ, когда шла война в Афганистане…

— Я туда рвался! Писал рапорты: отправьте меня, хочу выполнить свой интернациональный долг! Мы были так воспитаны, и никто не боялся, не думал откосить. Я попал в разведывательно-десантную роту, но вместо Афганистана полетел служить в Польшу, а потом в Германию. Это было весело! С утра как начнешь хохотать, не можешь остановиться… Но, если серьезно, вспоминается всегда ведь только хорошее. Знаете, вот есть на съемках поговорка: какой стол, такой и стул. Вот так же и в армии: у плохих офицеров будут такие же солдаты. У нас был замечательный командир роты, орденоносец Юрий Волков. Мы все на него хотели ровняться. Я многому у него научился и закалил характер.

— Купаетесь в фонтане на День десантника?

— Чаще всего в этот день я на съемках. К тому же мне 50 лет, и странно лезть в фонтан в таком возрасте. (Смеется.) Мое мнение — любые праздники надо отмечать со своими, а не массовой гулянкой.

— А почему выбрали театральный? По стопам отца решили пойти?

— Родители всегда хотят детям всего самого лучшего. Поэтому папа (актер Юрий Цапник, — КР) советовал спортивную карьеру: зачем идти через тернии к звездам, когда можно быть хорошим спортсменом, получать за это деньги и радоваться жизни. А мама-спортсменка, наоборот, считала, что лучше идти на репетицию спектакля к 11 утра, а вечером возвращаться домой с цветами. Благодаря их желаниям я занимался спортом и познавал искусство одновременно. Учился в спецклассе по плаванию, играл в гандбол, окончил музыкальную школу по классу скрипки, мелким был задействован в детских спектаклях. Но когда пришло время выбирать, я решил пойти туда, где много красивых девушек. И подался в кондитеры. Я научился замечательно готовить, подавал большие надежды! Но в итоге выбрал театральный — все-таки хотелось на сцену, а не на кухню. Проучился два курса в Свердловском театральном, но потом ушел в армию.

Ян Цапник / Фото: Иван Куринной

— Говорят, вы прямо с вокзала в дембельской форме поступили во ЛГИТМиК?

— Это был 1989 год, я приехал в Питер из Германии и сначала не понял, куда вернулся, — страна выглядела очень странно. Какие-то бомжи на улицах, рокеры, панки… До меня докопался начальник патруля, и так получилось, что мы не поняли друг друга… В итоге он упал, лежит и свистит в свисток. Курсанты рядом делают вид, что ничего не замечают. Ну а кто же будет связываться с дембелем? Смотрю — второй патруль бежит, ну я и дал деру. Пробегаю по Моховой, думаю: где я? Вроде рядом Ленинградский государственный институт театра и кинематографии имени Черкасова. Думаю: так зачем я поеду в Свердловск? Зашел в институт, увидел замечательного мастера Владимира Викторовича Петрова и прямо к нему на курс и попросился. А поступал в дембельской форме, потому что у меня в сумке были только кроссовки папе в подарок. Моему внешнему виду при поступлении никто не удивился. Раньше люди меньше думали о том, кто во что одет, всех встречали по уму. 

— А сначала подрабатывали актером дубляжа. Многие будут в восторге, узнав, что вашим голосом говорил один из героев «Чипа и Дейла»!

— Да, я тогда попал в команду озвучивания на питерском телевидении. Легендарные мультсериалы озвучивал — сначала «Чип и Дейл», был одним из бурундуков. Потом в «Черепашках-ниндзя» говорил за Донателло, Рафаэля, Рокстеди и мозг Крэнга. Вообще это было удивительное и странное время. Я жил тогда в общежитии, а когда выходил в город, то не мог понять, почему зарплата у нас 700 рублей, бутылка водки в ларьке стоит 450, а футболка — 350. Вечером играл спектакль в БДТ, а ночью озвучивал бурундуков и черепашек. Сюр какой-то!

— А из театра ушли, чтобы больше сниматься в кино? Скучаете?

— В моем понимании полноценный артист — человек, который служит в театре и играет в кино. Я до конца своих дней будут благодарен Кириллу Лаврову, который пригласил меня в прославленную труппу Большого драматического театра в 1992 году. Господи, да я играл с Николаем Трофимовым, Алисой Фрейндлих, Зинаидой Шарко, Светланой Крючковой, Ниной Усатовой. И счастлив, что прошел эту школу. В общем, я оторвал большой кусок своего сердца, души. Но в кино ты никому не нужен, когда у тебя по 20 спектаклей в месяц. А у нас театр все-таки был строгих правил. Если народный артист еще мог куда-нибудь сбежать на пару дней, то молодого не пускали. Мне говорили: «Подожди до 60 — и будешь сниматься»…

— На долгом пути к славе не было момента, когда опускались руки?

— Да я еще до славы-то и не дошел. (Смеется.) Как дойду, надо будет помирать или менять профессию. Нет, я за то, чтобы постоянно быть в пути. Не важно, кого играть, плохого или хорошего… Как я всегда говорю: плакать, смеяться — нет разницы, главное, делать это в удовольствие. И маньяков изображал, и каких-то даунов-очкариков, и глухонемых, и фашистом был, и кэгэбэшником. Но играть одно и то же — это путь в никуда. А когда ты разный — это замечательно, значит, осваиваешь профессию. Как только возомнишь себя мастером, нужно уходить из профессии.

— Иногда кажется, что ни один российский фильм не обходится без вашего участия. Как вы все успеваете?

— В ущерб семье, к сожалению. Не так часто их вижу, как хотелось бы. Отдохнуть вместе получается только, когда любимая теща Августа, жена Галя и дочка Лиза отправляются на Кипр. Я к ним тут же приезжаю на несколько дней. А полноценное общение у нас получается только в новогодние каникулы, когда мы уезжаем в Китай. Моя жена — востоковед, поэтому мы любим эту страну и бываем там часто. Я даже научился материться на китайском.

— Какой вы с домашними?

— Я — тиран. Спасибо огромное любимой семье, что они меня терпят и, надеюсь, будут так делать и дальше. Люблю идеальный порядок в доме. Друзья приходят в гости и спрашивают: «Батюшки, а почему у вас так чисто?» А я говорю: «А что же, у вас грязно?» Вот как в гостинице — пришел после съемок: номер убран, пепельница почищена. Трусы, носки постирал, снял остатки грима и лег спать. Утром проснулся, умылся, надел чистое и уехал на съемки. Скажу честно, в армии я и на снегу спал. А когда ты проходишь через подобное, то понимаешь, как замечательно жить в комфорте. И его надо поддерживать. 

— Кем вы хотите видеть вашу дочь? Насколько нам известно, она увлеклась театром.

— Она решила поступать в этом году. Ну что тут скажешь… Запрещать бессмысленно, просто хочу видеть ее счастливой.

Читайте также

«У женщин нет срока годности»: Интервью с Дженнифер Лопез Интервью
10 сентября 2019
«У женщин нет срока годности»: Интервью с Дженнифер Лопез

Откуда дива черпает энергию и что делает ее счастливой — «КиноРепортер» поговорил с актрисой перед премьерой ее нового фильма «Стриптизерши» на кинофестивале в Торонто.

«Наша история и трагедия в Кемерово стоят близко»: Борис Хлебников — о сериале «Шторм», полицейских и цензуре Интервью
6 сентября 2019
«Наша история и трагедия в Кемерово стоят близко»: Борис Хлебников — о сериале «Шторм», полицейских и цензуре

Новый проект от авторов «Аритмии» рассказывает о борьбе с коррупцией, мужской эмоциональности и безграничной любви.

Рэйф Файнс: «Мне бывает стыдно за действия правительства» Интервью
3 сентября 2019
Рэйф Файнс: «Мне бывает стыдно за действия правительства»

Волан-де-Морт из «Гарри Поттера» рассказал «КиноРепортеру» о новом триллере «Опасные секреты», работе в России и чем его фильм «Нуреев. Белый ворон» лучше «Черного лебедя».

Режиссер фильма «Тачка на миллион» Ник Хэмм: «Тщеславие заставляло Джона Делореана совершать ошибки» Интервью
1 сентября 2019
Режиссер фильма «Тачка на миллион» Ник Хэмм: «Тщеславие заставляло Джона Делореана совершать ошибки»

Он создал ту самую машину из «Назад в будущее», но умер в нищете. .