Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Слушать подкаст
!!! Треков не найдено
15:28
КиноРепортер > Статьи > «Я не брал миллион долларов»: Художник компьютерной графики «Того еще Карлосона» ответил на обвинения Сарика Андреасяна

«Я не брал миллион долларов»: Художник компьютерной графики «Того еще Карлосона» ответил на обвинения Сарика Андреасяна

18 ноября 2019 /
«Я не брал миллион долларов»: Художник компьютерной графики «Того еще Карлосона» ответил на обвинения Сарика Андреасяна

Евгений Барулин рассказал «КиноРепортеру» о работе над комедией с Михаилом Галустяном.

На прошлой неделе онлайн-платформа Premiere выпустила первый выпуск передачи «Хейт ток», в которой известные люди отвечают на вопросы анонимных хейтеров. Первым гостем программы стал режиссер Сарик Андреасян, автор фильмов «Мафия: Игра на выживание», «Защитники» и «Служебный роман. Наше время».

Обсуждая комедию «Тот еще Карлосон!», постановщик признался, что шутке про шарик из презерватива не место в детском фильме. Он также отметил, что недоволен спецэффектами в ленте. «Если хотите, дам вам телефон художника компьютерной графики Евгения Барулина, вы позвоните ему и скажите, что он сволочь — взял у меня миллион долларов, а выдал такое говно», — призвал оппонентов Андреасян.

«КиноРепортер» попросил Евгения Барулина прокомментировать ситуацию. По его словам, замечания Андреасяна не соответствуют действительности.

О реакции Андреасяна на компьютерную графику

«Сарик был однозначно доволен результатом. Мы тогда “совершили подвиг”, сделав графику за очень короткое время и в ограниченном бюджете. Все были довольны: и Сарик, и другие продюсеры. Они даже указали меня в начальных титрах как сопродюсера, в виде поощрения. Не все было сделано на одинаковом уровне, но все понимали, что в тех условиях мы отработали на +100%. С тех пор никто ни разу не говорил мне или кому-то из моего окружения, что он недоволен. Именно поэтому я в прямом смысле застыл с раскрытым ртом, когда услышал слова Сарика обо мне. Заявление о том, что он увидел графику за неделю до премьеры, тоже не вполне справедливо. До начала съемок мы настояли на проведении тестов. Был отснят Михаил Галустян (актер сыграл роль Карлосона — прим. КР), предложены варианты обработки и соответствующие сметы, сделаны тестовые изменения пропорций. Тесты понравились, и концепция была принята. В процессе пост-продакшена Сарик несколько раз приезжал на просмотр и приемку планов с графикой, давал свои пожелания по размеру и пропорциям Карлосона, и они исполнялись. Иногда я отстаивал свою позицию, но мы всегда приходили к договоренности. Вполне возможно, что за неделю до премьеры действительно был один из просмотров, но это произошло не потому, что мы хотели держать режиссера в неведении до последнего, а потому, что все были поставлены в очень жесткие временные рамки».

О работе с режиссером

«С Сариком вообще довольно легко общаться. В жизни он открытый, веселый и общительный человек. На площадке он редко переходит на повышенные тона, слушает людей, достаточно гибок и быстро принимает решения. На этапе пост-продакшена все происходит приблизительно так же. Говорит по делу, принимает решения, спокоен, рассудителен. С ним было легко работать».

О «миллионе долларов»

«Я не брал миллион долларов. Сумма была кардинально меньше. Меньше, чем заслуживала та работа, которую мы сделали. Чтоб было понятно откуда вообще растут цифры. Фильмы длятся обычно больше 90 минут, это значит в них в среднем от 2000 до 3000 планов и выше. Даже если Карлосон появляется в 80% планов и только в 50% из них требуется его изменить, то это значит 800 планов. Плюс другая графика. В нашем фильме было чуть меньше 1200 планов для обработки. Каждый план с Галустяном обрабатывался от половины смены до 2-3 в зависимости от сложности. Какие-то планы с более сложной графикой делались по 5-10 дней, а иногда и дольше. То есть даже на обработку только Михаила требуется 800 смен. У нас было максимум 2 месяца, из которых еще надо вычесть пару недель на логистику, формирование задания, контроль, приемку. Я согласен с Сариком, что производство было адом. Мы работали по 16-20 часов в день без выходных и праздников. Бывало, спали прямо за столом. Количество выпитого кофе вообще не поддается исчислению. У меня даже была где-то фотография, где я сижу за тремя компьютерами — на одном проверяю приходящий материал, на другом предварительно проверяю цвет в монтаже, на третьем параллельно делаю графику к танцу на крыше. Все мы тогда совершили настоящий подвиг. Всем ребятам еще раз низкий поклон».

О качестве графики

«Мне сложно прокомментировать фильм, даже сейчас я далек от объективности. Оценивать творческие аспекты фильма — зыбкая почва, но даже про графику мне сложно судить. Тем более что графика — это индустрия, с эффектом мгновенного устаревания. То, что было сделано даже 2-3 года назад, уже смотрится несколько несовременно. Чем я гордился и горжусь до сих пор — мы “совершили это”, выиграли битву. 1200 кадров за полтора месяца. При этом выдали вполне крепкую убедительную графику. Бывает работа, которую невозможно сделать на том уровне, на котором хотелось бы. Это объективное следствие внешних факторов. Голливуд до сих пор не может сделать абсолютно реалистичных трехмерных людей, даже за десятки миллионов долларов. Я бы никогда не взялся делать трехмерного Михаила Галустяна. Другой пример — несколько неудачных кадров пролета Карлосона и Малыша. Такие планы по технологии снимаются в два этапа — вначале фон, потом в павильоне актеры. Затем производится совмещение. Чтобы все хорошо совместилось, вначале надо было снять фоны: улицы, виды на город, на реку — все то, что зависит от природы, а не от нас, и уже под эти фоны настроить свет и камеру в павильоне для съемок актеров. Увы, график съемок был такой, что мы вынуждены были снимать вначале актеров, а только потом фоны. Конечно же, все пошло не так, съемки задержались, наступила осень или зима, фоны были пасмурные и ожидать от погоды других было бесполезно. Я на этапе подготовки предупреждал об этой проблеме, но ответственные люди сказали, что по-другому все равно не получится. Технически существует возможность это исправить, но ни денег, ни времени не было».

Об «уменьшении» Галустяна

«Если бы я не знал, как уменьшить человека, то я бы просто не взялся делать эту работу, моя репутация для меня важнее. Сделать из Галустяна Карлосона можно было несметным количеством способов. Но основных — три. Первый — снять актеров вживую, так чтобы казалось, что Михаил выглядит меньше, а потом или уменьшить тело или увеличить голову. Второй — снять актеров отдельно, изменить пропорции и совместить. Третий — сделать трехмерную модель Карлосона и наложить лицо Михаила. У каждого подхода своя цена. Третий вариант не подходит — он в два раза дороже, долгий в производстве и, вероятно, неуспешный. Потому мы пользовались двумя первыми. Там, где можно было обойтись без изменения пропорций, мы их не меняли для экономии бюджета и времени. Величина изменений тщательно подбиралась исходя из творческой задумки и утверждалась режиссером. Например, в кадре, где Карлосон на столе, он значительно меньше для того, чтобы было видно, что он размером с Малыша».

Барулин работал над фильмами «Ночной дозор», «Особо опасен», «Гоголь» и сериалом «Троцкий» (премия Ассоциации продюсеров кино и телевидения за лучшие визуальные эффекты — прим. КР). Художник спецэффектов отметил, что подал досудебную претензию на адрес платформы Premier об изъятии выпуска «Хейт ток» с Андреасяном с сервиса и призвал режиссера опубликовать публичное опровержение и извинение за свои слова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии  

Комментарии

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: