Виктория Толстоганова: «Моя профессия нужна мне как воздух» - КиноРепортер
КиноРепортер > Интервью > Кино > Виктория Толстоганова: «Моя профессия нужна мне как воздух»

Виктория Толстоганова: «Моя профессия нужна мне как воздух»

25 марта 2019 / Михаил Рузманов
Виктория Толстоганова: «Моя профессия нужна мне как воздух»

«КиноРепортер» встретился с одной из самых больших звезд нашего кино, чтобы обсудить ее новый фильм «Выше неба», выбор ролей на сопротивление, работу с мужем и ветер, выдувающий все проблемы.

— Вы всегда умели выбирать проекты. Нет проходных историй даже в самом начале пути…

— Когда я только начинала, то снималась лишь в кино, и сериалы в ту пору были либо плохого качества, либо просто какие-то дурацкие. И слава богу, что я не шла на пробы и не соглашалась, потому что это была пора каких-то сомнительных проектов, издевательства над актерами, режиссерами, вообще над всем процессом. Рада, что смогла этого избежать и включилась уже на уровне действительно крутых и интересных историй. С кино было удачнее, и я счастлива, что в самом начале пути мне попадались работы, которыми я теперь очень горжусь. Это и «Магнитные бури» Вадима Абдрашитова (номинация на «Золотой орел», 2004, — КР), и «Утомленные солнцем 2» Никиты Михалкова. В сериальном поле я бы выделила свою работу в «Палаче» («Золотой орел», 2016, — КР). И мне кажется, впереди в нашем кино будет еще много интересного и качественного.

— Глядя, как вы сейчас заразительно смеетесь, не понимаю, почему ваши героини в кино чаще всего жесткие и страдающие женщины?

— Если честно, не знаю, но играть таких персонажей определенно интереснее. Экстрим внутренний завораживает больше, чем благость. Я действительно очень люблю веселиться и хохотать, это правда. Все остальное нужно оставлять, наверное, ролям, не растрачиваться по пустякам. Хотя в моей жизни хватает всего, и я тоже могу самой себе устроить проблемы и драмы. (Смеется.) 

— В комедии мы вас еще не видели почему-то…

— Помню, я пробовалась на одну такую роль, в итоге не снялась, но мне режиссер сказал: «Боже, да ты нераскрытая комическая актриса!» Вообще, желания такого у меня нет. Я, видимо, все-таки чуть-чуть другой человек. Для меня жанр комедии не очень понятен и близок. Хотя не исключаю, что могу пройти путь Татьяны Пельтцер и стать харизматичной комической старухой. (Смеется.) Но пока во мне видят трагическую героиню. Да и сама себя я вижу только в драматических ролях — мне это интереснее, доступнее, я это понимаю.

— Интересно, кстати, что оба ваших «Золотых орла» — за отрицательные роли. А ведь есть актеры, которые вообще не берутся за такие образы.

— Вам любой актер скажет, что интереснее в хорошем человеке искать отрицательные черты, равно как и в отрицательном — положительные. Все как в жизни. Если мы берем мою роль в «Палаче», за которую я получила «Золотого орла», она не то чтобы отрицательная, она — ад, и этот ужас мне было ой как интересно сыграть. Для меня вообще эта роль была откровением, и я могу сказать: она чуть ли не самая любимая в моей фильмографии.

— В новом фильме Оксаны Карас «Выше неба» вы впервые сыграли вместе с мужем Алексеем Аграновичем…

— Мне кажется, на съемочной площадке все перестают быть мужьями и женами, лишь актеры, подчиняющиеся режиссеру и процессу. Мы с Алексеем пытались честно делать свои роли, не помогая друг другу, не подсказывая. Да и я не могу себе позволить во время съемок что-то советовать партнеру. Вот если бы я была режиссером, тогда могла бы кого-то учить.

— У вас, как у любой актрисы, наверняка есть масса нужных навыков и талантов. А есть совершенно бесполезный?

(Думает.) …Красиво нарезать колбасу и заворачивать ее в крафтовую бумагу. (Смеется.) Вы не поверите, но я не могу оторвать глаз от процесса, когда вижу, как продавщица со знанием дела режет ее, накладывает. На рынках сейчас такое можно увидеть. А вот в супермаркетах отвратительные упаковки, совершенно не аппетитно как-то все сервируется, кладется, и мне это кажется очень неправильным. Может, мне в упаковщицы пойти? (Смеются.)

— Уверен, вы всегда найдете занятие по душе. Кстати, последнее время у вас по 3–4 проекта в год. Так получается или сами не стремитесь к суперзанятости?

— Одно время у меня был очень сильный завис, когда я начала рожать детей. Долго пыталась забеременеть Варварой (первая дочь Виктории, родилась в 2005 году, — КР), и, слава богу, у меня это получилось, но при этом я отказалась от миллиона ролей. Многим значимым проектам тогда говорила «нет». Мне казалось, что ничто не должно стоять на пути к рождению ребенка. И я об этом не жалею. Но сегодня могу с полной уверенностью сказать, что моя профессия нужна мне как воздух. А последний год вообще прошел в счастье, потому что это были полные метры. Впереди премьера «Выше неба». Очень жду этот фильм — мне кажется, он получился!

— Недавно закончились ваша работа в драме «На дальних рубежах». Снимали в Кыргызстане, как впечатления?

— Пожалуй, это самое невероятное место, где я была вообще в жизни. Киргизия — космическое место, абсолютный восторг! Там такой прекрасный ветер… Я всегда ненавидела ветер в Москве, в Питере. Мне казалось, что страшнее этого нет ничего на свете, потому что он мерзкий, холодный, мокрый. А там он сухой, дует как бы сквозь тебя с неимоверной силой, выдувая все проблемы. И ты стоишь пустой абсолютно, но с гармонией в душе, и кроме природы и гор вокруг нет ничего. И мне так было хорошо от этого!..

— Что это будет за фильм?

— В принципе, это довольно простая история про любовный треугольник: военная семья, муж, жена и возникший третий человек. Со мной вместе играют Сергей Шнырев и Александр Кудин.

— А какие отношения у вас с театром сегодня? На сцене вам довелось играть у Мирзоева, Шамирова, Хейфица, Доннелана, Серебренникова…

— Никаких. Я абсолютно театральная актриса до мозга костей, но сейчас у меня в этом поле тишина. Собственно говоря, я перестала в театре служить, когда ушла в декрет с Варварой. Через три года родила Федора — декрет продолжился. Еще через три — появился Ваня. Сейчас я ощущаю потребность в театральной жизни. Но только если будет какой-то классный проект с интересным режиссером.

— Как вы обычно проводите вечера, когда не нужно разговаривать с любопытными журналистами, быть на светском вечере или сниматься в кино?

— Пытаюсь общаться с детьми. Хотя с каждым годом это получается все сложнее, ведь они растут. Родительские советы им становятся нужны все меньше и меньше. Но у меня еще есть в запасе младшенький. (Смеется.) Если вечер не посвящен детям, то мы собираемся с друзьями и общаемся, смеемся от души. Никакого ночного клуба или светского раута для этого не надо.

— А своих детей вы бы хотели видеть в кино?

— Варвара хочет быть дизайнером одежды. Ей 13 лет, у нее еще есть какой-то запас времени подумать. Но я не буду препятствовать никогда ни одному своему ребенку, если он выберет актерскую профессию: она хоть и неимоверно сложная, но очень интересная.

— Сыновья чем увлекаются?

— Они еще маленькие: Федору 10 лет, Ивану — 7, и они занимаются футболом. Не знаю, перерастет ли это во что-то серьезное, но сейчас они просто без ума от него. А для меня самой этот вид спорта вообще, честно признаться, пустой звук, и я ничего в нем не понимаю. Иногда во время игр сижу на трибуне и смотрю на родителей других мальчишек, которые единственное что, как болельщики, не орут матом. (Смеется.) И так участвуют — не важно, папа или мама, — так увлечены… А я то и дело отвлекаюсь на инстаграм или вообще читаю сценарий. А потом вдруг поднимаю глаза, думаю: ой, мои опять на поле, а я пропустила.

— Сын забил гол, а мама не увидела?

— Ну, голы они на моей памяти еще не забивали… Но мне нравится, как они увлечены делом, с какими горящими глазами смотрят на тренера… Я такими же смотрела в театральной студии на своего руководителя или режиссера. Все мое театральное детство было таким же увлекательным — с детскими спектаклями, путешествиями… Если у них также сложится с футболом — да хоть с чем, — будет очень круто. Лишь бы оставались такие же горящие глаза.

Читайте также

Иван Кудрявцев: «Заканчивается эра американского доминирования» Без рубрики
21 апреля 2019

Иван Кудрявцев: «Заканчивается эра американского доминирования»

Что ждет мировую и российскую киноиндустрию? «КиноРепортер» встретился с главным редактором объединенной редакции «Filmpro/Индустрия кино» и директором по киноканалам АО «Цифровое телевидение», чтобы узнать прогнозы на будущее, а еще — о судьбе аниме и фантастики на российском ТВ.

Никита Михалков: «Нам удалось сохранить любовь к фестивалю» Интервью
19 апреля 2019

Никита Михалков: «Нам удалось сохранить любовь к фестивалю»

Накануне старта Московского международного кинофестиваля главный редактор «КиноРепортера» Мария Лемешева встретилась с президентом ММКФ Никитой Михалковым и узнала, зачем смотру весна и короткий метр, а также кто придумывает «Бесогон» и чего ждать от нового фильма маэстро.

Юрий Грымов: «Мне кажется, что кино должно развиваться само и во всех направлениях, как оно всегда и развивалось» Интервью
17 апреля 2019

Юрий Грымов: «Мне кажется, что кино должно развиваться само и во всех направлениях, как оно всегда и развивалось»

Знаменитый режиссер театра и кино рассказал о работе в фэшн-индустрии, первых шагах в рекламе и поделился «программным заявлением» о себе.

Иван Охлобыстин: «Режиссура стоила бы мне сердечного приступа или самоубийства» Интервью
15 апреля 2019

Иван Охлобыстин: «Режиссура стоила бы мне сердечного приступа или самоубийства»

На канале НТВ стартует детективный сериал «Ростов», в котором Иван Охлобыстин играет лютого рецидивиста по кличке Котелок, орудовавшего в 1920-х годах. «КиноРепортер» встретился с актером и сценаристом, чтобы обсудить его героя, репутацию «странного парня» и знаменитый охлобыстинский смех (появившийся, как оказалось, в результате панической атаки).