Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Слушать подкаст
|
КиноРепортер > Статьи > В уме нечутком не место шуткам: 10 нетипичных интерпретаций Шекспира

В уме нечутком не место шуткам: 10 нетипичных интерпретаций Шекспира

24 июля 2019 /
В уме нечутком не место шуткам: 10 нетипичных интерпретаций Шекспира

К выходу в прокат «Офелии» «КиноРепортер» вспомнил, как режиссеры в разные годы находили новые способы экранизировать творчество великого барда.

«Много шума из ничего» (2012)

реж. Джосс Уидон

Когда съемки «Мстителей» уже были завершены, и картина благополучно ушла на постпродакшен, Джосс Уидон перешел к задаче даже более амбициозной, чем первый двухсотмиллионный кроссовер во вселенной Marvel. Он решил экранизировать Шекспира в домашних условиях. Основной период производства занял всего двенадцать дней, а роли исполняли актеры, с которыми Уидон уже работал раньше в своих продюсерских или телевизионных проектах.

Текст практически не изменился, но акценты были расставлены так, что классическая пьеса стала восприниматься совсем иначе. Открывающая сцена картины, когда на утро, после проведенной вместе ночи, главные герои молча покидают друг друга, вносит внутреннюю драму в последующие комедийные пикировки Беатриче и Бенедикта. Художественная новизна ощущается за счет привычного для режиссера метода совмещения, казалось бы, несочетаемых жанровых и стилистических конструктов. Фильм балансирует между мыльной оперой, довоенных американской комедией, мамблкором и даже карикатурным бадди-муви (выход «талисмана» Уидона, артиста Нэйтана Филлиона). Стихотворные диалоги, произнесенные в современных интерьерах в сочетании с черно-белой картинкой, погружают «Много шума» в то условное безвременье, в котором эта история оказывается наиболее органичной.

 

«Тромео и Джульетта» (1996)

реж. Ллойд Кауфман

К наследию Шекспира обращался и другой режиссер киновселенной Marvel. За много лет до дилогии про «Стражей галактики», в самом начале своего творческого пути Джеймс Ганн участвовал в написании адаптации «Ромео и Джульетты» для культовой треш-студии Troma. Режиссером фильма выступил ее бессменный лидер Ллойд Кауфман. А роли рассказчика выступил фронтмен британской хард-рок группы Motörhead Лемми.

В «Тромео» есть зачатки последующего увлечения Ганна физическими деформациями и мутациями, которые он продолжит развивать в неизменно мрачном и ироническом тоне, как в сценарии ремейка «Рассвета мертвецов», так и в своем режиссерском дебюте «Слизняк». Событийно, как это ни странно, история влюбленных узнается вплоть до хеппи-энда с традиционным для Troma мотивом болезни всего социума. Вместо яда Джульетта пьет чудодейственную смесь трав, искажающую внешность в глазах смотрящего, который не способен увидеть человеческой сути. «Тромео» выстроен вокруг цитаты «Роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет». Гротесковый мир, полный извращений, инцестуальных подтекстов, уродства и перверсий не может затмить суть сказа про пару из Вероны. Порочность по Кауфману проявляется именно на этом контрасте.

 

«О» (2001)

реж. Тим Блейк Нельсон

«О» это «Отелло» в декорациях колледжа среднестатистического американского городка. Один (Мекхай Файфер) — лидер баскетбольной команды, игрок с большим и светлым будущим в спорте. Он встречается с Дейзи (Джулия Стайлз), дочерью декана, который, в свою очередь, ее выбором не очень доволен. Но преградой окажется даже не это, а задуманный, вечно остающимся в тени более талантливого игрока, Хьюго (Джош Харнетт) план.

Режиссером «О» выступил актер Тим Блейк Нельсон, наиболее известный по ярким ролям в фильмах братьев Коэн. В его руках пьеса гладко ложится на современные реалии, как и на мировоззрение подростков, находящихся на пороге нового периода в жизни. Мотивы «Отелло» органичны, как в отношении первой любви, так и многообразия интриг, распространяемых в школьных стенах.

На первый план выдвинут Хьюго, чья неудовлетворенность и зависть накладывается на особо трепетное и внимательное отношение отца, заодно и тренера школьной команды (Мартин Шин) к Одину. Центральный образ фильма заявлен уже в первой сцене — ястреб, выделяющийся на фоне многочисленных белых голубей. Именно с ним монтируется первая переброска взглядами между главными героями, с ним связан и выбор баскетбола, как физического полета. Блейк Нельсон беспощаден в отношении безапелляционной уверенности и юношеского максимализма, заставляющего идти на все, чтобы этого превосходства добиться, выводя конфликт уже в другую плоскость социальной дискуссии.

 

«10 причин моей ненависти» (1999)

реж. Джил Джангер

Еще одна вариация Шекспира в старшей школе, по иронии, снова с Джулией Стайлз в главной женской роли. Бьянка отчаянно хочет, но из-за запрета отца не может пойти на свидание до тех пор, пока по продиктованному им условию, ее своенравная сестра Кэт не захочет с кем-то встретиться. Помочь в этом вызывается юный Кэмерон (Джозеф Гордон-Левитт). Отпетому хулигану Патрику (Хит Лэджер) начинают выплачивать деньги, чтобы тот нашел подход к строптивой девушке.

Симбиоз «Укрощения строптивой» и «Ромео и Джульетты», с разбросанными кивками Шекспиру вплоть до мелочей: фамилия главного героя — Верона, героини — Стрэдфорд, в год своего выхода оказался среди целой волны молодежных романтических комедий. Одна из которых, к примеру, брала за основу «Пигмалион» Бернарда Шоу. 

Не затерялся фильм и по сей день, обретя верных поклонников и в России. Сошлись звезды: на ведущих ролях оказались юные талантливые актеры, а сценарий был достаточно остроумным, чтобы оказаться выше среднего уровня в жанре. Режиссер Джил Джангер долгие годы продолжал свою карьеру через славу этого фильма. Спустя десять лет вышел одноименный сериал, а последний его незаконченный (из-за проблем с финансированием) полный метр был идейным продолжением и носил название «10 вещей, которые я ненавижу в жизни». Отдельный предмет культа: Хит Леджер исполняющий нетленку Can’t take my eyes off of you удирая от охраны по трибунам стадиона.

 

«Король Лев» (1994)

реж. Роб Минкофф, Рон Альверс

Симба — наследник статного и храброго Муфасы становится жертвой интриг своего завистливого и властолюбивого дяди Шрама. Король гибнет — одна из самых душераздирающих сцен в истории диснеевской мультипликации. Его сын оказывается в джунглях. Но настанет момент, когда возмужавший герой полюбит, осознает всю силу «круга жизни» и наконец отвоюет свое место на престоле.

Создатели мультфильма говорили, что «Гамлет», наравне с библейским мифом об Иосифе, воодушевил их взглянуть на долгие годы претерпевавшую изменения историю о львенке Симбе именно в таком ключе. Но именно шекспировские нотки, пусть и неявно, превалируют в мультфильме, как структурно, так и в отношении персонажей. Подчеркивает это также то обстоятельство, что вышедший сразу на видео триквел «Король Лев 3: Акуна Матата», посвященный Тимону и Пумбе, сделал для мира Саванны то же, что сделал для классической пьесы Том Стоппард: рассмотрел основную историю с позиции второстепенных персонажей в пьесе «Розенкранц и Гильденстерн мертвы».

 

«Изображая жертву»

реж. Кирилл Серебренников

Валя работает «профессиональной жертвой», он ложится в очерченный мелом контур, где недавно лежало холодное бездыханное тело. Дело к тому моменту уже раскрыто. На видеокамеру фиксируют смоделированную последовательность действий: подойти, «умереть», «лечь». Оттого процесс становится особенно тягостным, ведь преступник пойман. Вот и остается слушать рассказы о том, что убивать на самом деле не хотелось, оно как-то само получилось.

Другая вольная вариация «Гамлета» стала настоящим триумфом (главные призы «Кинотавра» и Римского МКФ) для Кирилла Серебренникова. Пьеса братьев Пресняковых, адаптированная ими же для большого экрана, отталкивается от привычных выходных данных: отец Вали умер, его призрак приходит к сыну во снах, где твердит, что виной всему яд. На кухне и в постели матери место главы семьи занял его родной брат, как две капли воды похожий на усопшего. А возлюбленная, кажется, сходит с ума. Конечно, сейчас «Изображая жертву» — это фиксация русской жизни в середине нулевых, с программным монологом капитана полиции, но это также примечательная констатация, что в наших реалиях гамлетовская история кончилась не менее трагично.

 

«Вестсайдская история» (1961)

реж. Джером Роббинс и Роберт Уайз

Десять премий «Оскар». Экранизация одноименного бродвейского мюзикла, который в свою очередь опирается на конфликт из «Ромео и Джульетты». Злачные Нью-Йоркские улицы 60-х годов. Социальный спад спровоцировал рост преступности. Уличные банды чтят собственные порядки выше закона, что приводит к нескончаемым мелким стычкам. Конфликт между местными «Ракетами» и приезжими пуэрториканскими «Акулами» усугубляется, когда лучший друг лидера первых, влюбляется в сестру лидера соперников.

Несмотря на серьезный и острый, в том числе в отношении расового вопроса, подтекст и неизбежную трагедийность сюжета Уайз и Роббинс сняли фильм в традициях большого голливудского мюзикла, с насыщенной цветовой палитрой и масштабными танцевальными номерами. Хореографические изыски порой затмевают развитие сюжета и выглядят самоцелью. Производство действительно было перенесено в город, все натурные съемки происходили в выселенном и готовом к сносу квартале. Благодаря этому «Вестсайдская история», помимо статуса жанровой вехи, остается одой Нью-Йорку. Что примечательно, ремейк картины сейчас снимает Стивен Спилберг.

«Гамлет идет в бизнес» (1987)

реж. Аки Каурисмяки

Гамлет по Каурисмяки — крупный бизнесмен, после смерти отца унаследовавший 51 процент акций крупнейшей компании монополиста в самых разных, даже абсурдных сферах. Он мало чем отличается от своего окружения, мыслящего властью и своим участием в обороте денежных масс.

Герои первоисточника и правда все ушли в бизнес. Стали циничными и алчными. Придатками холдинга, место которым заготовлено в аду — куда и попадает Гамлет-старший, о чем буднично сообщает, явившись сыну призраком. В своем первом игровом фильме Каурисмяки обратился к «Преступлению и наказанию» Достоевского, практически не используя текст. Диалог с первоисточником происходил в столкновении: характеров, поступков, среды. Так и здесь, в привычной меланхоличной манере, когда даже появление мертвеца воспринимается обыденно, идет борьба за капиталы. На втором плане играет рок-н-ролл, романтические письма пишутся с расчетливой ухмылкой, а любовный интерес продиктован «приданным». Тем самым в этой адаптации сама смерть теряет эмоциональный отклик при просмотре, действующих лиц не жалко ни зрителю, ни самому режиссеру. Лишь паре из рабочего класса — шоферу и служанке — он дает шанс, вот уж действительно, выживут только любовники.

 

«Гамлет» (2000)

реж. Майкл Альмерейда 

Еще одна пьеса Шекспира, чье действие разворачивается в Нью-Йорке. Город представлен цифровым мегаполисом, полным небоскребов и светящихся рекламных таблоидов. В этой интерпретации акцент сделан на рефлексии Гамлета (Итана Хоук). Он записывает свои монологи на ручную видеокамеру и осмысляет свое положение через визуальные образы, монтируя фильмы из кусков чужих работ. Принц Датский — режиссер. Акт его мести представлен постановкой настоящего произведения в реальности, при участии близких ему людей.

Это одна из наиболее примечательных экранизаций классика в современных реалиях — на экране стихотворный текст произносится после пресс-конференций, в фешенебельных, минималистично обставленных квартирах и лимузинах. Власть над Данией — преобразована в руководство компании «Денмарк корпорейшн». А фатализм главного героя выражен через монолог «быть или не быть» с пистолетом у виска.

Сначала ключевой спич поставлен на репит, после чего Гамлет проговаривает его, прогуливаясь меж рядов видеокассет раздела Action в прокате, что и должно подтолкнуть его к крайним мерам. Майкл Альмерейда ставил Шекспира еще раз совсем недавно — «Цимбелин», где лидер банды байкеров, уходит в крестовый поход против полиции — тоже трактовка текста для наших дней. Но картина оказалась менее удачной.

 

«Полуночные колокола» (1965)

реж. Орсон Уэллс

Сэр Фальстаф пользуется всеми благами постоялого двора, подружившись с наследником престола. Влияние, которое он оказывает на юношу оказывается не таким однозначным.

Уэллс не раз обращался к творчеству Шекспира, ставил он и «Отелло», и «Макбета». За этими классическими адаптациями «Полуночные колокола» обычно терялись, хотя в контексте работы с первоисточником, они представляют наибольший интерес из-за своего компилятивного метода и несвойственной исходному материалу легкости.

Режиссер внимателен к тексту, но берет за основу сразу несколько хроник: «Генрих IV», «Генрих V», «Ричард II» и, «Виндзорские насмешницы». На авансцену Уэллс вывел сэра Фальстафа, важного в британской культуре персонажа, отвечающего у Шекспира преимущественно за комическое. Его роль исполняет сам автор фильма, что вносит в шлейф несерьезности, движущийся за героем нужный психологизм, заставляющий воспринимать Фальстафа, как сложного и неоднозначного, и, главное, трагического героя. В остальном «Полуночные колокола» обрели привычное для большого мастера художественное воплощение: удивительная по мощи батальная сцена, филигранная работа со светом, динамичные и плотные мизансцены и монументальность в каждом кадре.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии  

Комментарии

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: