Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Слушать подкаст
|
КиноРепортер > Журнал > «У меня мечта – сделать из своих учеников голливудских звезд»: Интервью с Романом Курцыным

«У меня мечта – сделать из своих учеников голливудских звезд»: Интервью с Романом Курцыным

26 января 2021 /
«У меня мечта – сделать из своих учеников голливудских звезд»: Интервью с Романом Курцыным
Фото: Егор Берладин/КиноРепортер

Актеру, продюсеру, ресторатору и звезде блокбастера «Огонь» не страшна никакая стихия.

В апреле 2018 года, получая от нас премию «Аванс» как самый перспективный актер года, Роман Курцын сделал сальто через себя. С тех пор он не раз проделывал разные трюки с собственной жизнью и карьерой, демонстрируя все новые грани своего таланта. Из эксклюзивного интервью «КиноРепортеру» мы узнали, зачем Роман ел червей, поправлялся на 20 кг и скрывал свою семью.

Ром, почему, несмотря на всю свою занятость и популярность, ты продолжаешь жить в родном Ярославле?

— Я обожаю маленькие, но развитые города. И Ярославль для меня — место силы, как выдаются выходные — я сразу туда. Там атмосфера совсем другая, неторопливая, и люди из провинции — без шелухи, что ли… В Москве вообще ничего не успеваешь, а там можно и на тренировку сходить, и бизнесом заняться, и с друзьями встретиться. Чем еще хороши маленькие города — все друг друга знают и помогают. Насколько там проще снимать кино, например! Пробок нет, несколько объектов за один съемочный день — не проблема. Приезжайте снимать в Ярославль или Кострому — мы поможем! (Смеется.) Во второй у меня своя кинокомпания.

А как и где ты в Москве обитаешь?

— Там я в экспедиции. Прописываю в договоре гостиницу так близко к павильону, чтобы можно было добраться в течение 10 минут. Я вообще не люблю Москву — мне тут тяжело, суета, и когда удается вырваться домой, буквально набираюсь там сил для следующей поездки.

Неожиданно. Обычно слышишь от переехавших в столицу, что они уже не видят смысла возвращаться в родные пенаты, потому что делать там больше нечего. А ты, наоборот, построил дом для семьи, еще и бизнес там свой открыл.

— У меня в Ярославле школа каскадеров, карате, актерского мастерства — всего около двухсот учеников. Там огромная площадка для тренировок и кафе Kurtsynfood. Сейчас еще открываем тренажерный зал. Очень удобно — все в одном месте. Пока дети тренируются, родители идут в качалку.

Это для тебя источник дохода или занятие для души?

— Скорее это возможность дать заработать ребятам из моей команды. Для меня все деньги, конечно, в Москве — основная часть съемок там, как и поток денежных вливаний. Поэтому я собираюсь открыть московский филиал Kurtsynfood — 17 ресторанов будут с января осуществлять доставку. Мы с диетологами разработали комплекс сбалансированного питания для разных задач — например, набор мышечной массы или, наоборот, похудение. Есть еще много интересных задумок.

Да ты серьезный бизнесмен!

(Смеется.) Для меня куда важнее денег то, что мои ребята сейчас заняли второе место на чемпионате мира по карате. Всего за 3 года наша школа вошла в число лучших в стране. У нас вообще какая концепция: берем детей, учим карате, дальше отправляем в школу каскадеров и натаскиваем в актерском мастерстве. У меня мечта — сделать из своих учеников голливудских звезд и олимпийских чемпионов. Чтобы получились суперактеры экшен-жанра, которые все могут сами.

Как ты? Ты же член Гильдии каскадеров.

— Да, у меня есть международная квалификация, я имею право выполнять и ставить трюки, но я не зациклен на трюковом кино — мне нравится меняться. На «Все или ничего» (комедия 2018 года, — КР), где я играл ботаника, все думали, что я растолстел, а у меня был специальный толстящий костюм, плюс я поменял пластику тела. Монтажеры, полностью собрав фильм, увидели мое имя в финальных титрах и спросили: «А где Курцын-то?» Но ради стоящей роли я готов и по-настоящему поправиться или похудеть. Сейчас запустили один проект с Петром Бусловым, и он попросил меня сбросить мышечную массу. Притом что в «Огне» из меня какой-то Терминатор получился, а для «Успеха» (фильм Павла Руминова 2019 года, — КР) я худел на 10 кг.

Нет опасения, что твоя мощная фактура мешает разглядеть твой драматический талант?

— Так я же не играю исключительно в легких жанрах. Драма «Жажда», в которой у меня одна из главных ролей, в 2013-м собрала массу призов. А лично у меня на данный момент 16 наград, включая «Кинотавр», фестиваль в Онфлере и, конечно, ваш приз  «Аванс». Даже если я берусь за комедию, то стараюсь развернуть ее в какую-то совершенно иную сторону. У меня сейчас 8 сценариев на почте, и основная задача — выбрать классную историю, не похожую на то, в чем я уже играл. Удивлять зрителя — это же самое крутое! И кстати… Мало кто знает, что в сентябре на фестивале «Амурская осень» я получил приз за лучшую роль второго плана в конкурсе антреприз, хотя до этого вообще никогда в театре не играл. Ребята, с которыми я играю в спектакле «Любимая женщина Дон Жуана», смеялись, что десятилетия на сцене, и ничего, а тут первая роль — и сразу приз. Ну что тут скажешь? Талант! (Смеется.)

Скажи честно, вся эти рельефы у тебя под футболкой — для себя или для девочек?

— Для себя… и иногда для девчонок. (Смеется.) А вообще, ты не поверишь, но мужчин у меня в инстаграме больше. Мне в директ пишут отцы: «Спасибо, мой сын был хулиганом и наркоманом, а потом посмотрел фильм с тобой, пошел заниматься карате, и сейчас ему 22, он служит в спецназе и вообще стал настоящим мужиком и классным парнем, который заботится о своей семье». Я такое получал не один и не два и даже не пять раз! Для меня то, что мы меняем судьбы людей, — главный плюс актерской профессии. В 2011-м я снялся в сериале про пограничников, и после его премьеры на 20% выросла запись в погранвойска: молодые пацаны просились туда потому, что посмотрели наши «Стреляющие горы». Мне тогда за эту роль медаль ФСБ вручили. Уверен, после «Огня» многие захотят стать пожарными.

Ради такого можно даже и на жертвы определенные пойти! Ты ведь, как и в нашей съемке для журнала, реально горел в «Огне»?

— Да, причем этот трюк не имеет аналогов в России, а возможно, и в мире, потому что сделан вопреки технике безопасности. (Смеется.) Мой друг Сергей Ануфриев чудом привез из Голливуда специальную мазь, а русский человек, он как: сначала пробует и лишь затем читает инструкцию. Она там была толщиной, как у дорогого авто, и полезли мы туда, только когда я получил серьезные ожоги. (Смеется.) Выяснилось, что этот состав гарантирует три минуты безопасного горения, но исключительно в статичных кадрах — не должно быть ни движения, ни ветра. Иначе пламя перекидывается на незащищенные участки кожи. На живой коже такого даже профессиональные каскадеры не делали!

Ну, сейчас в павильоне мы соблюли все меры предосторожности! Кстати, еще ты в фильме дышал огнем и тушил ртом факел…

— Тяжело быть студентом! (Смеется.) Я же, когда учился в театральном институте, все четыре года подрабатывал факиром — сам придумывал и ставил всевозможные файер-шоу. Но это ерунда по сравнению со сценами пожара в «Огне». В павильоне было адское пекло, температура до 300 градусов доходила, а я в майке одной. У меня после каждого съемочного дня верхний слой кожи сходил, как если сильно на солнце обгореть. Я ванну из пантенола принимал. Конечно, волосяной покров весь сгорал, брови, ресницы. Но хотелось показать что-то яркое, что запомнилось бы зрителю и что никто ранее не делал. В первый же день съемок нас завели в павильон, а там перед нами стена огня — ни единого просвета. Стоим, смотрим друг на друга — ни у кого уже бровей нет, у всех в глазах ужас: «Мы что, туда пойдем?» И тут Хабенский прикрывает рот платком и прыгает в этот огонь. А мы молодые ребята, я говорю: «Пацаны, ну теперь западло не идти!» И за ним. Мы там где-то метров 60 просто по пламени бежали.

В фильме ты горишь на экране всего пару секунд. Оно того стоило?

— Все работает на образ! А мы на съемках вообще изрядно погеройствовали. Например, там есть эпизод, когда мы все прыгаем в воду. Снимали в Карелии в каньоне в горном парке Рускеала. Можешь себе представить, каково прыгать с высоты более двадцати метров? Было очень страшно! При этом в фильме сцена в темноте и на общем плане — меня там и не видно особо. А потом мы плескались минут двадцать, хотя на экране это несколько секунд. Вода ледяная — 6 градусов. Все в защитных гидрачах под одеждой, а я-то в одной майке — поддеть не подо что… Замерз так — словами не передать! А есть то, что вообще в монтаж фильма не вошло! Мой герой — спортивный парень и все время хочет есть, притом что у его команды сгорели все припасы. И я в шутку Нужному (Алексей Нужный, режиссер фильма «Огонь», — КР) говорю: «А давай он червяков будет жрать?» А он: «Точно! Чистый белок же!» И реквизиторы накопали целую банку червяков, которую мне надо было в кадре съесть. И я съел! Думаю, они еще какое-то время жили во мне, я практически чувствовал, как они копошатся в желудке, хотя после каждого дубля убегал блевать. И не скрою, было обидно узнать, что эта история в финальную версию картины не попала.

У твоего героя в «Огне» на запястье татуировка «мама». Дай угадаю: тоже ты придумал?

— Это было в сценарии изначально, но стало абсолютно точным попаданием в меня! Я очень люблю свою маму! Я считаю, мой характер — это ее заслуга. Она с детства вкладывала мне в голову много правильных вещей. Говорила: «Рома, за девочек всегда надо заступаться! Никогда не проходи мимо, если нужна твоя помощь!» У меня в декабре вышел первый продюсерский проект — комедия «Самый Новый год!», и мы посвятили его нашим родителям, которые, несмотря на все невзгоды, пришедшиеся на 1990-е, воспитали нас хорошими людьми.

У вас с актрисой Анной Назаровой растет сын. Какой ты отец?

— Надеюсь, хороший. (Смеется.) Мой принцип — объяснять все на личном примере. Например, если ребенок чего-то боится, я рассказываю, как когда-то этот страх преодолел сам. Кстати, среди парней из нашей школы, получивших серебряные медали на чемпионате мира по карате, — и мой 8-летний сын.

Как его зовут?

— Секрет, никто не знает! (Смеется.) Я обхожу стороной все, что касается личной жизни. Считаю, что самая большая ошибка наших артистов — в том, что они участвуют в, как я это называю, «мозгодерках», всевозможных ток-шоу, где «полощут нижнее белье». Звезды — такие же люди, как все, у них тоже полно проблем, но раньше обо всем этом никто ничего не знал, и потому все смотрели на своих кумиров как на икону. Поэтому их и называли звездами — до них было не дотянуться… А сейчас противно смотреть: ради сиюминутного хайпа многие готовы вывалить на всеобщее обозрение самое сокровенное. И это убивает всю магию актерской профессии!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии  

Комментарии

Загрузка....
Вы все прочитали

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: