Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Слушать подкаст
|
КиноРепортер > Интервью > Тихон Жизневский: «С Иваном Янковским у нас образовался настоящий броманс»

Тихон Жизневский: «С Иваном Янковским у нас образовался настоящий броманс»

30 апреля 2021 /
Тихон Жизневский: «С Иваном Янковским у нас образовался настоящий броманс»
Фото: Иван Князев

В эксклюзивном интервью актер рассказал «КиноРепортеру» о своей девушке, ловле рыбы и первом «Оскаре».

Лауреат премии «Аванс-2021» нашего журнала ворвался в кино резко и неожиданно, сыграв обаятельного пожарного в блокбастере «Огонь», скользкого журналиста в сериале «Топи» и бесстрашного копа в супергеройском экшене «Майор Гром: Чумной Доктор». На самом деле Тихон Жизневский не возник из ниоткуда — он уже 10 лет служит в Александринском театре и хорошо знаком театралам Питера. Встретившись с актером, «КиноРепортер» узнал, как произошел его прорыв в мир звезд.

Тихон, ты ведь родом из города-курорта Зеленоградска?

— Да, прекрасное место: солнце, море… Замечательные люди. Всегда скучаю по родным местам. Мы, конечно, росли не в тепличных условиях, но были свободными – чувствовали себя непобедимыми, смотрящими на море, широко расправив плечи.

Вот ты такой непобедимый и в «Огне» «Студии ТРИТЭ Никиты Михалкова». Твой персонаж – эдакий Максим Перепелица, шалопай, душа компании. Он похож на тебя?

— Во мне, как и в любом человеке, есть светлые и темные стороны. Но, кстати, я бы не сказал, что мой герой там шалопай. Он добродушный парень, светлый и искренний. Человек, который любые углы пытается сглаживать своим обаянием. Сейчас таких мало. И это очень жаль. В жизни иногда я такой же, да.

При этом в сериале «Топи» ты сыграл двуличного журналиста, да еще и сексиста.

— Максим – парень циничный, что мне тоже иногда свойственно. Наверное, потому, что время очень цинично. Хотя, возможно, всегда так было.

Тихон Жизневский
Фото: Иван Князев, стиль: Елена Можаева, груминг: Наталья Огинская

Не показался образ стереотипным?

— Среди ваших коллег, журналистов, есть, конечно же, порядочные, достойные люди, как и везде, но факт в том, что в нынешней реальности сложно объективно оценивать события в мире. Так что в основном лично для меня журналистика – мир фальши и лжи. В общем, я доволен своей ролью. Тем более что на съемках я научился выполнять всякие новые актерские приемы, которые мне показал режиссер Владимир Мирзоев. Например, я не знал, что такое мягкий фокус. Это когда человек говорит и смотрит в никуда, у него взгляд застывает. Вот смотри, я с тобой говорю, а мои глаза как бы не здесь. (Показывает.)

Жутковато! А что нового ты получил на съемках «Майора Грома», где у тебя заглавная роль?

— Я там вообще на себя не похож: у меня короткая стрижка.

Отстриг светлые кудри, стал шатеном, еще и со шрамами!

— Да, когда пришел на премьеру «Огня» в новом образе, меня многие не узнали. Да и пускай не узнают! (Смеется.) В этом и заключается задача актера – перевоплощаться и пытаться все время делать разное хотя бы внешне, а в идеале – и внутренне.

В «Громе» тебе пришлось много драться, ты даже сбил костяшки на съемках…

— Пришлось делать многое самому, и это давалось непросто, хотя я вроде в неплохой физической форме, хожу в спортзал, но такая нагрузка оказалась сложной. В какой-то момент я повредил ногу, не разогрелся как следует и при резком движении травмировался. Но я-то ладно, пострадал даже каскадер. Однажды мы с ним сократили дистанцию, и я попал ему в нос. Этот человек – чемпион по кикбоксингу, и если бы в жизни я вот так замахнулся на него, то от меня бы осталась отбивная. А он спокойно встал, вправил себе сломанный нос, и мы вместе поехали в больницу. Он сказал, что все нормально, это его работа, но я все равно долго извинялся.

Но лучше уж драка, чем война, как в твоем следующем фильме, где опять у тебя главная роль!

 — Ты про «Первый «Оскар» Сергея Мокрицкого? Это реальная история двух студентов операторского факультета ВГИКа, которые отправились снимать документальный фильм на фронт, в самую гущу событий, когда немецкие войска были уже на подступах к Москве. Эта картина называлась «Разгром немецких войск под Москвой» и в 1943 году взяла первого в истории нашего кино «Оскара». На английском фильм называется Moscow Strikes Back («Москва наносит ответный удар»). Я играю одного из операторов, его зовут Иван Майский, простой советский человек. Ему с товарищем удалось заснять войну как она есть, во всем ее ужасе.

Коли уж речь об «Оскаре», многие твои коллеги мечтают о нем, а ты?

— Не буду лукавить, если скажу, что нет. Но я трезво оцениваю ситуацию: я не носитель языка, значит, о главных ролях речь не идет. А играть вот этих вечных злых русских злодеев – зачем?

Ладно Голливуд, ты и в Москву не перебрался, получив такой реверанс от фортуны. Продолжаешь жить в Питере, служишь в Александринском театре…

— Не хочу уходить из театра! Я выпал из постановок на долгое время, пока снимался, и теперь отказываюсь от многих предложений в кино в пользу сцены. Она для меня сейчас важнее. Я артист прежде всего театра, а не кино, поэтому, снимаясь в фильмах и сериалах, только постигаю эту часть работы. Театр – мой дом, а кино – дача.

Интересное сравнение!

— Театр меня вырастил, все, что я умею, чего я достиг, – благодаря ему. Хочется привлечь зрителей в Александринку. Вдруг мое появление в кино кого-то подтолкнет к тому, чтобы увидеть меня в сценической роли Алексея в «Оптимистической трагедии»?

Тихон Жизневский
Фото: Иван Князев, стиль: Елена Можаева, груминг: Наталья Огинская

И все же ты теперь звезда, возникают определенные правила существования. Готов к этому?

— К этому нельзя подготовиться. Надеюсь, что отголоски разума не дадут мне превратиться в чудовище. К тому же я уже говорил, что не хочу, чтобы меня все узнавали. Хочу, чтобы мог спокойно ходить по субботам в свою любимую баню в Питере – общаться с мужиками на разные темы и париться.

Это твой любимый вид отдыха?

— Есть еще одно место на Ладожском озере, где нет связи, куда можно добраться только на лодке. Я уезжаю туда, живу в глуши, ловлю рыбу, колю дрова. Там могу позволить себе пообщаться с природой, поорать на гитаре песни группы 5nizza. Сашу Башлачева очень люблю попеть.

Да, песни у него не для веселых посиделок.

— У меня компания разношерстная, не только из мира театра и кино. Есть много друзей морских офицеров, поскольку мой папа ходил в море. Я с детства их знаю. Там мужики хорошие, настоящие, не кривляются, мне с ними интересно. И им заходит мое пение под гитару. Хотя есть у меня друзья и среди актеров, например Филипп Бледный — мы с ним прошли многое, он мой самый близкий друг. С Иваном Янковским после съемок в «Огне» и «Топях» у нас образовался настоящий броманс. Он потрясающий человек. Постоянно созваниваемся, общаемся, обсуждаем творческий путь, тиктоки записываем.

Ты в тиктоке?

— Да, завел, чтобы быть на одной волне с молодежью. Выложил там какие-то видосы, но сразу понял, это не мое.

А как девушка к этому относится?

— Нормально относится, это ведь часть моей работы. Она, к моему счастью, далека от мира шоу-бизнеса и кино. Понимаю, что все будут теперь о ней спрашивать, но я о личной жизни не люблю разговаривать и хочу оставить это только себе.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии  

Комментарии

Загрузка....
Вы все прочитали

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: