Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Слушать подкаст
!!! Треков не найдено
15:28
КиноРепортер > Статьи > Свой человек: агенты актеров

Свой человек: агенты актеров

22 ноября 2018 /
Свой человек: агенты актеров
Иллюстрация: Валентин Ткач

Актерский агент — достаточно новая для России профессия, поэтому не все с ней понятно и просто. Во всяком случае, у продюсеров, режиссеров, пиарщиков и журналистов деятельность этих спецов зачастую вызывает нервный тик. «Кинорепортер» решил разобраться, кто такой агент у нас и за рубежом, и опросил представителей различных отраслей киноиндустрии.

В России актерские агентства действуют не так давно, с конца 1990-х, в то время как за океаном их нашествие началось еще в 1920-е. Если в 1925-м таких контор в США было с десяток, то уже в начале 1930-х — больше 60. Кино превратилось в быстрорастущий и привлекательный бизнес, где из маленьких производственных компаний образовалось восемь крупных студий. Актеры слабо представляли, как вести дела с серьезными деловыми людьми в костюмах, поэтому возникла нужда в агентах, отстаивающих интересы своих подопечных.

Сейчас крупнейшие агентства в Голливуде — это CAA (Creative Artists Agency, чей каталог пестрит такими именами, как Роберт Дауни-мл., Дженнифер Лоуренс и др.), WME (William Morris Endeavor — Бен Аффлек, Шарлиз Терон), ICM Partners (Крис Рок, Кристоф Вальц) и UTA (United Talent Agency — Анджелина Джоли, Крис Пратт). У каждого из этих гигантов по несколько тысяч клиентов, и вместе они представляют 70% всех американских актеров.

В России институт актерских агентств еще не вполне сформировался, и агенты в основном работают сами по себе. Вполне возможно, что с годами они образуют крупные фирмы по примеру западных. «Для большинства независимых агентов у нас в стране в какой-то момент логичным развитием становится расширение: многие начинают с работы с одним или с парой артистов и через несколько лет созревают до своего агентства, увеличивая мощности, базу клиентов и штат сотрудников», — объясняет Катерина Комолова, агент Павла Деревянко и Александра Паля.

Казалось бы, очевидное преимущество независимого специалиста — в индивидуальном, «штучном» подходе, но это работает в том случае, если у агента несколько артистов, а не десятки. При этом в хороших и эффективных агентствах практикуется (или должен практиковаться в идеальном мире) именно такой же подход, поскольку в структуре работает несколько агентов/менеджеров, и каждый отвечает за своих артистов.

«Большинство именитых агентов во времена расцвета индустрии состояли в агентствах, но это не мешало им быть яркими автономными брендами. Вспомним, например, легендарную Сью Менгерс — одну из первых успешных агентов-женщин в Голливуде, — продолжает Катерина. — Эта сторона бизнеса отлично показана в сериале „Антураж“ — персонаж Ари Голда в исполнении Джереми Пивена работает на одно из крупнейших агентств и ближе к концу проекта решается открыть свое собственное. Кстати, Голд списан с известного агента Ари Эмануэля».

Главная задача агентов — найти артисту работу и заключить выгодный контракт. Используя свою обширную сеть связей, они отслеживают запросы кастинг-директоров под тот или иной проект и бомбардируют их портфолио своих клиентов. Если актер подходит по типажу, то его приглашают на пробы. В определенных случаях агент может помочь с выбором гардероба и толкнуть успокаивающую или мотивирующую речь, но главное, что он делает, — предоставляет артисту возможность. Воспользоваться ею — это уже дело его протеже.

Иллюстрация: Валентин Ткач
Иллюстрация: Валентин Ткач

***

По традиции агент уносит себе 10% доходов актера — таково золотое правило подобных взаимоотношений. Причем свои проценты агент получит, даже если его клиент сам себя трудоустроит. В России договоры заключаются в индивидуальном порядке, а отчисления агентам порой поднимаются и до 20%.

Сумма растет в зависимости от обязанностей агента, который может вести дела артиста целиком еще и в качестве директора, пиарщика или ассистента, составляющего рабочие графики, рекламные контракты или решающего житейские проблемы вроде бронирования билетов и вызова такси. Нередко актерам требуется помощь и в урегулировании финансовых вопросов, поскольку слово «бухгалтерия» способно вызвать у них, как и у многих других людей, экзистенциальный ужас и панику.

На Западе функции специалистов разграничены строже, и суперзвездам приходится расставаться едва ли не с половиной заработка, дабы прокормить полк своих менеджеров, агентов, юристов и секретарей. В Голливуде актеров гораздо больше, чем агентов, поэтому заполучить их для начинающего артиста — неслыханная удача, за которую нужно по-настоящему сражаться.

Пока начинающий лицедей не обзаведется нестыдным портфолио и первыми ролями хотя бы в рекламе и независимых фильмах, агент не уделит ему даже пары минут. Возиться с безвестными неофитами никому не интересно, поскольку на них толком не заработаешь. Поэтому, как ни иронично, нередко получается так, что агенты барабанят в дверь актера уже тогда, когда в их услугах нет критической нужды, а предложения по работе и без того поступают исправно. Тем не менее агентская помощь все равно полезна для дальнейшего покорения карьерной лестницы.

По мнению Елены Брагиной, директора «Актерского агентства 24», в России неопытному актеру тоже трудно обзавестись агентской поддержкой: «Сужу по тому количеству ежедневных отказов, которые вынуждена делать в ответ на поступающие к нам просьбы о сотрудничестве. Но допускаю, что, если вы спросите молодых актеров нашего агентства, сложно ли им было попасть под нашу опеку, они наверняка ответят „нет“, потому что почти все наши подопечные с нами со студенческой скамьи и нас они заполучили легко. Но это отдельная история, и скорее исключение из правил».

Поскольку в Голливуде растет спрос на зарубежных актеров, американские агентства все чаще сотрудничают со своими коллегами по всему свету. У большинства интернациональных звезд теперь по два-три агента по миру, которые вместе подбирают сценарии и заключают контракты. Даже комиссию они делят, по-братски забирая по 7% каждый. Для актерского кошелька это накладно, но жертва того стоит.

Европейские исполнители экспортируются в блокбастеры, и наоборот, голливудские звезды охотно наведываются в Старый свет, чтобы сыграть в чем-нибудь более осмысленном. «Партнерство с американским агентом приковывает больше внимания к актеру и дает больше возможностей», — уверяет Тереза Питерс из агентства UTA, представляющая шведку Алисию Викандер и многих других.

Алисия Викандер в фильме «Tomb Raider: Лара Крофт»
Алисия Викандер в фильме «Tomb Raider: Лара Крофт»

***

В России агентской профессии нигде не учат, и люди зачастую попадают в нее случайно, не закрепившись на других должностях в кино или смежных сферах. В основном это бывшие актеры, юристы, выпускники продюсерских факультетов, пиарщики, ассистенты со съемочных площадок и т. д. В результате кому-то не хватает связей, кто-то слабо ориентируется в юридических нюансах, а другие мало разбираются в кинематографе. Все это вкупе с отсутствием четко регламентированной деятельности агентов порождает душевные травмы у представителей киноиндустрии, которые волей-неволей вынуждены с ними контактировать.

«Конечно, есть самые разные актерские агенты. Есть великолепные, тактичные, невероятные профессионалы, которые борются за подопечных и очень помогают режиссеру, но, знаете… я таких пока не встречала, — сетует Наталья Меркулова, сорежиссер венецианского хита «Человек, который удивил всех». — Это моя личная режиссерская боль. Мне жутко не везло с агентами, а с актерами наоборот. Исполнительный продюсер начинает общаться с представителем артиста, и почти всегда это заканчивается нервными срывами и осложнившимися отношениями. Иногда агенты позволяют себе разговаривать очень нелицеприятно. И зря они думают, что об этом не знает режиссер. Обычно все всегда докладывается дословно, и конфликт начинает проецироваться на отношения с актером».

Продюсер Екатерина Филиппова также с горечью отзывается о своем опыте: «Думаю, что не открою Америку, если скажу, что актерские агенты в России — очень специфическая история. Редко, когда сталкиваешься с адекватным вдумчивым подходом во благо артиста. Обычно это следствие неудовлетворенных амбиций тех, кто себя называет агентами и сидит на проценте от ставки. Чем больше самодостаточных и умных людей придут в эту профессию, тем выше надежда на то, что это станет приносить больше пользы всем сторонам процесса. Ни один свой проект я не мыслю без общения с Митей Савельевым, Владимиром Головым, Елизаветой Шмаковой — с ними можно обсуждать проект в принципе, не ограничиваясь пулом артистов, которых они обслуживают».

Случается, что продюсеры сталкиваются не только с хамством агентов, но и с их бросающими в дрожь финансовыми аппетитами. В отечественной индустрии отсутствует система звезд, которые бы гарантировали кассу, но представителей актеров, выбивающих несоразмерные гонорары, это не смущает.

Юлия Пересильд
Юлия Пересильд / Фото: Олег Бурнаев

Впрочем, не все настроены негативно по отношению к агентам. «Мне очень повезло, потому что Наталья Алгереева, с которой мы вместе уже около 15 лет, — мой агент, директор и друг в одном лице, — делится Юлия Пересильд. — Безмерно благодарна Наташе, потому что ей мое имя так же дорого, как мне самой. Были разные времена, но я никогда не снималась в чем-то, на что можно согласиться только ради материальных благ. Каждая работа, которую мы вместе с ней выбираем, важна для нас в первую очередь с точки зрения творчества, актерских амбиций. Мы гонимся не за быстрой популярностью и деньгами, а за интересными проектами, которые открывают для нас новые территории. Конечно, у всех разные цели, но я ценю в агенте именно это».

Схожая история и у Романа Курцына, взлет карьеры которого мы наблюдали весь этот год: «Десять лет назад я пришел в продюсерский центр „АртКиТ“ и сказал: „Я скоро буду суперзвездой. Берите меня, пока есть возможность“. Так я познакомился со своим агентом Светланой Трониной. Мы уже 10 лет вместе, дружим семьями, когда она основала собственное агентство „Ника“, ушел с ней. Меня, бывает, заносит, и тогда Света „подкручивает мне гайки“, может сказать, что в этом фильме мы не будем сниматься ни за какие деньги, или, наоборот, что надо пойти на уступки — нам нужен этот проект. От продюсеров и режиссеров слышу о ней только хорошее».

Роман Курцын
Роман Курцын / Фото: Иван Куринной

Режиссер «Легенды № 17» и «Экипажа» Николай Лебедев и вовсе заявляет, что не припомнит ситуации, чтобы какой-либо агент ему мешал: «У меня была одна ситуация на площадке, когда актриса должна была сниматься в откровенных сценах и это было предусмотрено сценарием. Она очень долго обговаривала эту тему, но подошли съемки, и у нее, что называется, сшибло планку. Она не могла выйти на площадку. Приехали два агента, которые пытались помочь, но не ей, а скорее мне. Они старались меня в этой ситуации поддержать, понимая, что я тоже на работе».

Впрочем, Николай признается, что мало сталкивался с ними (обычно с представителями артистов взаимодействуют кастинг-директора и продюсеры), но подозревает, что актеры просто используют их как громоотвод: «Агент — это не просто представитель актера, он выразитель его воли. Если агент капризничает и на чем-то настаивает, он просто транслирует требования своего питомца. Если возникают какие-то сложные ситуации, то они решаются, когда говоришь с актером напрямую. Ибо требования, связанные с финансами или с тем, когда актер уходит со съемочной площадки, это все его личные запросы, а не прихоти агента. Мне кажется, здесь идет такая подмена, и на агентов злятся за то, что на самом деле исходит от артистов».

***

Пиар-агент и журналист Елена Слатина хоть и отмечает, что агенты частенько создают трудности для пиарщиков и прокатчиков, но также не спешит валить всю вину на них: «Актерский агент — это тот, кто ищет артисту оплачиваемую работу, хорошую или плохую. Все, что связано с пиар-обязательствами артиста, — это всегда не за деньги. Поэтому агенты находят массу причин, чтобы прикрыть своего клиента от нежелательной нагрузки. При этом актерские договоры включают в себя участие в пиаре фильма. Этот пункт работает не всегда и часто зависит от личных обстоятельств артиста, его отношений с производителями проекта и его качества».

Наибольшие трудности возникают, когда артисты подписывают договор с картинами, которые хотели бы вычеркнуть из биографии. В таких случаях они просят своих агентов придумать что угодно, лишь бы только избавить себя от участия в раскрутке: «Поэтому в России я предпочитаю договариваться с артистом напрямую — через голову агента, — признается Елена. — Для того чтобы убедить актера в том, что моя просьба может представлять для него интерес, я нахожу ряд аргументов. Если же я действую через агента, то совершенно не уверена, что агент это аргументацию до артиста вообще доносит — хоть в каком-то виде. А если доносит, то не уверена, что без искажений».

Основная проблема в том, что агент, занимающийся промоактивностями артиста, чаще всего сидит на зарплате, а потому любой запрос — это лишняя головная боль не только и не столько для его клиента, сколько для него самого. И тогда все зависит от его добросовестности: ведь он вполне может спустить дело на тормозах, а актер об этом даже не узнает. И это не единственный пример того, как нерадивые агенты ставят свои амбиции на первое место:

«По работе я часто сталкиваюсь с агентами, которые всеми правдами и неправдами пытаются проникнуть на светские мероприятия, куда приглашают их клиентов, — рассказывает Лариса Холодик, координатор White Party и церемонии вручения премии «Событие года». — И складывается ощущение, что, вместо того чтобы обеспечить присутствие своих подопечных, они озабочены лишь личными бонусами: хорошо провести время, вкусно поесть и выпить, а там, глядишь, и попытаться зацепить нового клиента. К сожалению, некоторые агенты воспринимают близость к артисту как собственную dolce vita, теряя связь с реальностью и забывая об истинном герое событий».

Иллюстрация: Валентин Ткач
Иллюстрация: Валентин Ткач

Представителям киноиндустрии хотелось бы, чтобы агенты тщательнее вникали в ее суть для оздоровления отношений между всеми сторонами. «Голливудский агент не просто знает, где чаю купить, и имеет административные навыки — там идет речь о масштабных личностях, которые имеют по два-три образования и понимают, какую роль в карьере артиста сыграет тот или иной проект, — не навредит ли он ему. Мне кажется, в этой профессии важно понимать, что от какой-то работы артисту лучше отказаться ради сохранения репутации, а не хватать все подряд и метаться с площадки на площадку. Когда агент хочет выжать из актера все до последней капли, это плохой агент», — делится мнением Слатина.

«У нас очень мало агентов, которые могут по-настоящему сформировать актеру репертуар. Большинство — просто персональные ассистенты, — указывает на источник проблем Наталья Меркулова. — На мой взгляд, сейчас уже пришло то время, когда агент должен формировать повестку для актера. Потому что, если он хочет хорошо зарабатывать, надо быть очень образованным человеком, а еще мудрым и умеющим предугадывать тренды и видеть перспективных режиссеров. Агент — скорее наставник, помощник, а не просто «подай-принеси». Мне кажется, новое поколение в этой профессии что-то такое уже понимает про нее».

Пока грамотных специалистов в этой сфере у нас мало. Но бизнес диктует свое: неквалифицированные и случайные люди неизбежно из профессии уйдут, никто не захочет упускать прибыль и славу из-за проколов агента. Так что, прогнозируя развитие кинематографа, можно уверенно сказать: эксперты в этой области будут одними из самых востребованных в индустрии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии  

Комментарии

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: