Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Слушать подкаст
|
КиноРепортер > Статьи > Скарлетт Йоханссон: самая сильная и самая опасная женщина в мире

Скарлетт Йоханссон: самая сильная и самая опасная женщина в мире

12 февраля 2019 /
Скарлетт Йоханссон: самая сильная и самая опасная женщина в мире

Секс-символ и самая прибыльная актриса — Скарлетт Йоханссон прошла тернистый путь от простой девчонки из Гринвич-Виллидж до музы артхаусных режиссеров и мировой знаменитости. Однако обратная сторона ее успеха — годы унижений и неудач и сплошные разочарования в мужчинах.

В рейтинге самых высокооплачиваемых актрис, который ежегодно составляет Forbes, Скарлетт Йоханссон уверенно заняла первое место, заработав за 2018 год больше $40 млн. А если верить сайту Box Office Mojo, она обошла вообще всех конкуренток — таких огромных по совокупности сборов, как у фильмов с ее участием, не было никогда и ни у кого в Голливуде. Йоханссон в картине гарантирует успех: даже в том случае, когда проекты с ней не нравятся критикам или зрителям, о них все равно не перестают говорить.

Но так было не всегда. Еще каких-то 10–15 лет назад Скарлетт считалась «актрисой не для всех». Да, ее детство прошло на съемочной площадке, но она была совсем не из тех деток, что рекламируют жевательную резинку и играют жизнерадостных школьниц. Недаром Роберт Редфорд, снимая ее в «Заклинателе лошадей», говорил: «Этой девочке только по паспорту тринадцать, на самом деле — все тридцать».

Отчасти это заслуга Мелани Йоханссон, оказавшей на дочь сильное влияние. С раннего детства она показывала Скарлетт старые голливудские мюзиклы, фильмы Элиа Казана и Джона Кассаветиса. Кто-то решит, что для маленькой девочки это немного слишком, но у ее мамы был свой взгляд на правильное воспитание. И как говорится, что выросло, то выросло. Поэтому, когда к старшему брату в школу пришел агент со студии в поисках подходящего типажа, Скарлетт сама напросилась на пробы. И сначала понравилась… пока не открыла рот. «Уже в девять лет мой голос звучал как у старой прокуренной пьянчужки со стажем: с таким голосом леденцы не продашь».

Такой же низкий прокуренный голос был у Лорен Бэколл, Вероники Лэйк и Джессики Рэббит — мужчины находят его невероятно сексуальным. Но в малышке Йоханссон этот голос шокировал, резко контрастируя с внешностью милашки с пухлыми губами, «розового поросеночка», как не слишком тактично назвал ее один из критиков. Так что те первые пробы она завалила. А потом вторые, да и третьи тоже. «В конце концов, мама, устав от моих истерик, заявила прямо: «Ты сама этого хотела, так продолжай. Я не могу хотеть быть актрисой за тебя».

Ее не взяли играть в «Джуманджи», предпочли Кирстен Данст. Потом отказали еще в нескольких ролях. Но Скарлетт была упрямой и настырной. Она убедила маму записать ее на четырехлетнюю молодежную программу студии Ли Страсберга: «Ну, «молодежь» — понятие широкое. Я была единственной десятилеткой — остальным моим однокурсникам было лет по восемнадцать».

Разница в возрасте оказывала влияние на все — когда Скарлетт начала получать роли в кино, ей все равно платили меньше, чем взрослым актерам, и ее это ужасно злило: «Что бы там ни говорили про деньги, которые я зарабатываю сейчас, первую половину жизни я жила за счет родителей и на пособие, выделяемое многодетным семьям. Это было унизительно». Она была очень реальной, очень приземленной, эта юная Йоханссон. Такой она остается и до сих пор.

На пробах, услышав ее голос, продолжали спрашивать: «Ты простудилась, милая?», но слухи о талантливой девочке, взрослой не по годам, начали работать на нее. В 13 лет Скарлетт сыграла у Редфорда, соврав ему, что умеет ездить верхом: «Почему это соврала? В детстве у меня была лошадка-качалка пластиковая…»

В 2001 году вышел великолепный «Призрачный мир» Терри Цвигоффа, в котором она сыграла почти саму себя — умненькую шестнадцатилетку, желающую жить по собственным правилам. Потом «Человек, которого не было» братьев Коэн и, наконец, «Трудности перевода» Софии Копполы, ставшие прорывом и для режиссера, и для актрисы.

Трудно поверить, что актрисе в «Трудностях» всего 18 лет. Роль трофейной молодой жены, глубоко несчастной в браке, она сыграла так тонко и так точно, что казалось, сама пережила что-то подобное. В действительности на тот момент у Йоханссон еще не было ни одного бойфренда, умирание любовных отношений она наверняка подсмотрела в истории собственной семьи.

Кстати, об отношениях — они в биографии актрисы идут отдельным, интересным пунктом. Таких как она, слишком взрослых, слишком серьезных, пусть даже и очень хорошеньких девушек, обычно побаиваются сверстники — да и сама Скарлетт не отвечала им взаимностью. Когда после премьеры «Заклинателя лошадей» у Скарлетт спросили, нравится ли ей Леонардо ДиКаприо (а кому из девочек он не нравился после «Титаника»?), Йоханссон, сделав паузу, заявила, что нет, пожалуй, — то ли дело Джаред Лето в «Прерванной жизни».

В 2004-м ее дорожки с Джаредом пересеклись, и они даже сходили на пару свиданий. Но Йоханссон решила, что этот «мальчик» на 10 с лишним лет ее старше слишком инфантилен для нее. Сошлась с Джошем Хартнеттом, вышла замуж за Райана Рейнольдса, развелась. Решила попробовать отношения со взрослыми мужчинами — Бенисио Дель Торо (на 17 лет старше), Марком Уолбергом (на 13), Шоном Пенном (на 25). Пришла к выводу, что и это ей не подходит, а связываться с мужчинами из шоу-бизнеса, даже самыми талантливыми, и вовсе неконструктивно, нужно брать кого-то со стороны. И она нашла такого — ее вторым мужем стал французский журналист Ромен Дориак.

В 2014-м, посещая с Дориаком торжественную церемонию «Сезар», где ей вручали награду за заслуги, актриса призналась, что «чувствует себя настоящей француженкой». Наверняка она вдохновлялась примером своей подруги Натали Портман (они вместе играли в фильме «Еще одна из рода Болейн»), с которой у нее вообще много общего, включая раннее начало карьеры и слишком взрослый подход к жизни. Но что получилось у Натали, у Скарлетт не вышло: в сентябре 2017-го они с мужем подписали бракоразводные бумаги. Сама Йоханссон никогда не говорит о личной жизни, зато Дориак обмолвился в одном интервью, что ему «надоело жить в тени суперзвезды и играть роль няньки и домработницы».

От этого брака у актрисы осталась дочь Роуз Дороти Дориак. Она назвала ее так в честь своей бабушки, библиотекаря и учительницы Дороти, с которой они в детстве были очень близки: «Когда меня спрашивали, кто твой лучший друг, я всегда отвечала: «Бабуля». Теперь Скарлетт растит друга из собственной дочери. Дороти-младшей всего 4 года, но она присутствует на всех маминых съемках. «Для меня очень важно, что Роуз видит — мама работает, мама зарабатывает на жизнь. Она должна знать, что в нашем мире необходимо быть сильной, независимой женщиной, которая может рассчитывать только на себя».

Может быть, именно поэтому за последнюю пятилетку Йоханссон перевыполнила план по количеству блокбастеров. Причем в большинстве из них она играла не просто женщин, а героинь, вышедших за пределы собственных возможностей, — будь то идеальный киборг Мотоко Кусанаги («Призрак в доспехах»), наркокурьер со сверхспособностями Люси или супергеройская Черная вдова («Мстители»). Роли маленьких серьезных девчушек ушли в прошлое, на их место пришли взрослые, умеющие постоять за себя красотки.

Если в «Девушке с жемчужной сережкой», «Матч-пойнте» или в «Престиже» она играла жертву мужских желаний, то теперь ее героини уже сами в состоянии сожрать мужчин — иногда в буквальном смысле этого слова (в «Побудь в моей шкуре» так и было, — КР). «Жизнь — несмешная штука», — как говорила ее Саманта из фильма «Она», идеальная, пусть и смоделированная на компьютере женщина, разбившая сердце не одному пользователю.

Недаром Скарлетт так любят Вуди Аллен и Люк Бессон — режиссеры, предпочитающие определенный женский типаж, холодных опасных стерв с внешностью ангела. Но это любовь исключительно платоническая: теперь Йоханссон дважды думает, прежде чем заводить отношения.

Актриса перестала извиняться и за собственный голос, а сделала его коронной «фишкой», по которой ее моментально узнают даже в мультфильмах. Она перестала стесняться собственных заработков: $40 млн в год — отличный бонус к любимой работе. И наконец, признала, что ее визитная карточка, ее альтер эго — роль Черной вдовы, «самой сильной и самой опасной женщины в мире», по словам Нила Геймана, была написана специально для нее. А принимая во внимание, что в ближайшее время нас ждет целых два фильма с Наташей Романофф, вероятность снова возглавить списки Forbes для Йоханссон высока как никогда.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии  

Комментарии

Загрузка....
Вы все прочитали

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: