Сильная мытафора: Рецензия на хоррор Джордана Пила «Мы» | КиноРепортер
КиноРепортер > Рецензии > Кино > Сильная мытафора: Рецензия на хоррор Джордана Пила «Мы»

Сильная мытафора: Рецензия на хоррор Джордана Пила «Мы»

28 марта 2019 / Михаил Моркин
Сильная мытафора: Рецензия на хоррор Джордана Пила «Мы»

«КиноРепортер» рассказывает о главном фильме недели – остроумном социальном хорроре от режиссера «Прочь», который под видом страшилки про доппельгангеров говорит о расколе американского общества.

1986 год. В парке аттракционов курортного Санта-Круза девочка Аделаида забредает в зеркальный лабиринт, где среди собственных отражений натыкается на своего агрессивно настроенного двойника. Спустя тридцать лет подавившая в себе воспоминания от неприятной встречи Аделаида (Лупита Нионго из «Черной Пантеры») нехотя возвращается в прибрежный городок, чтобы отдохнуть с семьей – мужом-медвежонком Гейбом (Уинстон Дьюк, оттуда же) не вылезающей из телефона дочерью-подростком и тревожным сыном, предпочитающим прятаться под хэллоуинской маской то ли льва, то волчонка. Той же ночью к ним в дом врывается целая четверка вооруженных золотыми ножницами злых двойников в красных комбинезонах – по одному на каждого члена семьи. Разговаривать едва может лишь перекошенная Ред (снова Нионго) – доппельгангер Аделаиды: спазмированным голосом она объявляет, что незваные гости-копии пришли, чтобы навсегда занять место Уилсонов.

Комик Джордан Пил, прогремевший в позапрошлом году с социальным комедийным хоррором «Прочь» (фильм заработал «Оскар» за сценарий, две с половиной сотни миллионов долларов в прокате и вдохновил примерно такое же количество аналитических разборов), продолжает мастерски одновременно смешить, пугать и давить на больные места (хочется сказать «преимущественно», но на самом деле нет) американского общества. Дав фильму название с двойным смыслом («us» можно считать и как «мы», и как «Соединенные штаты») Пил по сути снял ремейк «Зеркального отражения» – одного из эпизодов своего любимого, надо думать, сериала «Сумеречная зона» (полноценный ремейк сериала Пил выпустит 1 апреля, уже как продюсер). Впрочем, не единым стареньким шоу вдохновлялся режиссер: «Сияние» Кубрика, «Челюсти» Спилберга, «Триллер» Джексона и Лэндиса, «Забавные игры» Ханеке – к чему только «Мы» не отсылают. Другим важным референсом стала благотворительная акция 1986 года Hands Across America, во время которой шесть с половиной миллионов улыбающихся американцев взялись за руки в знак поддержки бездомных, образовав человеческую цепочку по всем Штатам. Увы, событие стало символом лицемерия и двуличности. 

После «Прочь» ожидания были завышенными, но Пил их оправдывает. Если его предыдущий фильм склонялся в сторону сатирической комедии (и даже получил номинацию на «Золотой глобус» в соответствующей категории), то «Мы» – кино по-настоящему страшное. При этом юмор в картине по-прежнему ударный: например, в одной из сцен умная колонка вместо того, чтобы вызвать полицию, начинает играть протестную классику Fuck tha Police. Помимо этого, Пил амбициозно расширил круг интересующих его вопросов: двойственность человека, классовое неравенство, параллель между восьмидесятыми и нулевыми, игнорирование социальных проблем – мало кому удается так аккуратно вместить столько тем в один фильм. Благодаря этому «Мы» можно пересматривать несколько раз – с каждым просмотром будут вскрываться новые детали и смыслы, а сцены – играть другими красками.

Несмотря на то что главные персонажи – афроамериканцы, «Мы» – не продолжение высказывания о расизме. Однако, как и «Прочь», это все еще социальный и политический хоррор, призывающий американцев взглянуть на себя со стороны. Антагонисты окажутся метафорой тех социальных слоев населения, о которых не помнит правительство и не думают соотечественники. Именно эта слепота по Пилу приводит к кровавым последствиям и расколу сообщества. Под видом «ужастика» режиссер дает объяснение победы Трампа в выборах. Что примечательно, «социальный хоррор» – явление не новое, но если в ромеровской «Ночи живых мертвецов» рядовыми зрителями метафоры считывались не сразу, то закладываемые Пилом «скрытые» смыслы (во всяком случае, главный) с легкостью разгадает любой смышленый школьник.

Доппельгангеры появляются на темной алее, а затем, проникнув в дом, выстраиваются в рядок перед до смерти перепуганными Уилсонами, будто позируя для фото для семейного альбома из ада. «Да что вы за люди такие?», – ужасается Гейб. «Мы американцы», – хрипло отвечает Ред. Ключевая для понимания фильма фразочка разойдется на цитаты.

  • «Прочь» – дебют Джордана Пила про скрытый расизм белых либералов (более ровный и менее амбициозный, чем «Мы»)
  • «Ночь живых мертвецов»– классика социального хоррора от Джорджа А. Ромеро
  • «Закатать в асфальт» – еще одно свежее политическое высказывание, прикидывающееся жанровым фильмом (на этот раз – боевик от людей, скорее всего, со взглядами, противоположными пиловским)

«Мы» уже идут в кинотеатрах. 

Читайте также

Свекровь или теща? Рецензия на фильм «Малефисента. Владычица тьмы» Кино
18 октября 2019
Свекровь или теща? Рецензия на фильм «Малефисента. Владычица тьмы»

Вторая часть истории про злобную фею, ставшую благодаря родительской любви милым ангелом, уступила оригиналу по всем параметрам.

Основано на «реальном дерьме»: Рецензия на фильм «Прачечная» Стивена Содерберга Кино
18 октября 2019
Основано на «реальном дерьме»: Рецензия на фильм «Прачечная» Стивена Содерберга

Netflix выпустил сатиру про «Панамский архив» с Мэрил Стрип, Антонио Бандерасом, Гари Олдманом и Шэрон Стоун.

Безумно грустные азиаты: Рецензия на фильм «Прощание» Кино
17 октября 2019
Безумно грустные азиаты: Рецензия на фильм «Прощание»

«КиноРепортер» о драмеди, которая стала одним из главных инди-хитов нынешнего года.

Звезда умерла: Рецензия на фильм «Джуди» с Рене Зеллвегер Кино
16 октября 2019
Звезда умерла: Рецензия на фильм «Джуди» с Рене Зеллвегер

На экраны вышел байопик о последних месяцах жизни иконы Голливуда.