Слушать подкаст
!!! Треков не найдено
15:28
КиноРепортер > Статьи > «Нельзя постоянно себя гнобить»: Интервью с Александром Петровым о хайпе вокруг «Текста», идеальной женщине и покорении Запада

«Нельзя постоянно себя гнобить»: Интервью с Александром Петровым о хайпе вокруг «Текста», идеальной женщине и покорении Запада

5 декабря 2019 /
«Нельзя постоянно себя гнобить»: Интервью с Александром Петровым о хайпе вокруг «Текста», идеальной женщине и покорении Запада
Александр Петров // Фото: Алексей Сорокин

Актер года по версии «КиноРепортера» рассказал о съемках у Люка Бессона и Жоры Крыжовникова, плотном графике, конфликтах с коллегами и харизме простого парня.

Большая ответственность — быть актером поколения, но кажется, она ему нравится. Фильмы с Сашей Петровым выходят в среднем каждые два месяца, сам он без стеснения заявляет, что всегда знал, что так и будет. Получил «Золотого орла» и амбициозно претендует на «Оскара». Мы встретились с лауреатом премии «Событие года» журнала «КиноРепортер» и поговорили о съемках в байопике «Стрельцов», работе в Европе, конфликтах с коллегами и планах на жизнь.

— Александр, вы производите впечатление очень уверенного в себе человека. Вас часто хвалили в детстве?

— Да как всякого ребенка: и хвалили, и ругали — кнутом и пряником… Об уверенности не в воскресенье утром говорить!

— Согласна, не тот настрой.

— Это моя вина, что мы так рано собрались.

— У вас что-то случилось?

— Нет, мне днем в Большой театр просто — стихи читать на юбилее Александры Пахмутовой. А потом «Гамлет» (Александр играет Гамлета в Театре им. Ермоловой, — прим. КР). Если бы не он, могли бы встретиться вечером и все обсудить.

— У вас вообще бывает свободное время?

— Бывает. Сейчас даже стало чуть больше. Вот доснимем «Лед 2», и дальше будет перерыв. Хочется паузу взять. Хотя каждый раз, когда я так говорю, не получается. Приходит очередной проект, и я окунаюсь в него с головой.

Александр Петров // Фото: Алексей Сорокин

— Если все-таки удастся сделать перерыв, чем займетесь? Будете просто отдыхать или менять что-то в жизни?

— Кардинально ничего менять не буду. Отдыхать тоже. У меня много дел, не менее важных, чем кино: работа с благотворительными фондами, спектакли. Что касается перемен, думаю, мне пора искать новые истории, чтобы развиваться, не ходить по кругу. Нужны сценарии, которые отличаются от тех, что снимают сейчас.

— Не такие мейнстримовые?

— Да, было бы интересно сыграть в камерном кино не для всех. Но это не принципиально, истории могут быть разными. Главное, чтобы меня зацепила.

— «Текст» вас чем зацепил?

— Да всем! Удивительная литература, которая сопоставима с русской классикой. Глуховский, конечно, большой автор. Это сразу чувствуется. История попадает в тебя и понимаешь, что попадет и в зрителя. Такие сценарии — редкость.

Кадр из фильма «Текст»

 Вокруг откровенной сцены с участием Кристины Асмус и Ивана Янковского разразился целый скандал. Как думаете, почему у нас до сих пор так реагируют?

— Многие не готовы к таким сценам. Наверное, потому что не смотрят западное кино… В том же сериале «Эйфория» гораздо больше откровенных моментов. На Западе этим никого не удивишь, поэтому нет проблем и претензий. Надеюсь, через несколько лет и в России не будет хайпа из-за секса на экране.

— Ваш герой убивает человека. Как вы внутренне готовите себя к подобным сценам?

— Никак. Я же не по-настоящему его убиваю. Стараешься просто не думать. Чем меньше ты думаешь в кино, тем лучше для тебя и режиссера.

— Но над сценариями вы ведь думаете и даже предлагаете свои версии. Рассказывали, например, как в «Т-34» придумали сцену с финальным рукопожатием героев.

— Там многие ребята предлагали идеи, которые выливались в переделывание сцен. Леша Сидоров (режиссер фильма «Т-34», — прим. КР) открыт к совместному творчеству. Он позволял эти вещи на площадке делать.

Кадр со съемок фильма «Стрельцов»

— Вы всегда предлагаете свои исправления?

— Все зависит от режиссера. На «Стрельцове» (биографическая мелодрама о легендарном советском футболисте Эдуарде Стрельцове, премьера весной 2020 года, — прим. КР), например, у нас с Ильей Учителем тоже было сотворчество — мы одногодки, нам проще разговаривать. С артисткой Милославской (актриса Стася Милославская,  прим. КР) постоянно оставались после съемок, репетировали и придумывали. Но так не всегда. На площадке второго «Льда» я вообще не вмешиваюсь в процесс, потому что это Жора Крыжовников. У него особое отношение к сценарию, он дотошный. Ему ничье мнение не интересно, кроме своего. Не то чтобы он никому не доверяет, просто такой способ работы.

— И все-таки один раз вам удалось переубедить Крыжовникова. В «Звоните ДиКаприо!» он хотел снять другого артиста.

— Да, Андрей Николаевич (Андрей Першин  настоящее имя Крыжовникова, — прим. КР) сначала сказал, что хочет видеть другого кандидата, постарше. И даже снял с ним (речь о Кирилле Плетневе, — прим. КР) пилотную серию. Но я поселил ему в голову идею, что молодой герой, который узнает о страшной болезни на пике карьеры, интереснее. Он долго думал. А потом увидел трейлер «Притяжения», вышел из кинозала, позвонил продюсерам и сказал: «Утверждаем Петрова».

— И часто вы стучитесь в закрытые двери?

— Пару раз бывало. С тем же «Т-34», например. Первые пробы я провалил, взяли другого актера, выпустили с ним тизер для питчинга Фонда кино. А я нанял команду и снял свои пробы: с костюмами, светом, звуком. И отнес их продюсеру Рубену Дишдишяну. Леше (Сидорову,  прим. КР) сначала не понравилось, что я пошел в обход. Но через полгода он вызвал меня на повторные пробы и утвердил.

Петров в «Звоните ДиКаприо»

— Вы ведь знаете о расхожем мнении, что все ваши герои одинаковые?

— Да. Я отношусь к этому с долей самоиронии. Но возьмем Егора из «Звоните ДиКаприо!», Гоголя, Сашу из «Льда», Илью Горюнова из «Текста» — абсолютно разные люди! При этом я, конечно, остаюсь собой, кого мы обманываем? Лицо мое, меня зовут Саша, фамилия Петров, в этих персонажах моя природа.

— У вас харизма простого парня из-под Ярославля, где вы и родились, с широкой душой, порой агрессивного, но способного на большие поступки. Это стопроцентное попадание в русский менталитет. Отсюда и звание «народного героя».

— Не задумывался об этом. Как учил мой мастер Леонид Хейфец (Александр учился на курсе Хейфеца в ГИТИСе, — прим. КР): «Надо дело делать, а не думать про сторонние вещи». Мне кажется, люди везде одинаковые. Одинаково рождаются, умирают, влюбляются. Поэтому когда история трогает, то разницы менталитетов не существует.

 И все же не думали, что для западной аудитории, которую вы хотите завоевать, вам придется меняться, ломать себя в определенном смысле?

— Ломать себя? Для чего? Это все иллюзия. Прелесть в том, чтобы оставаться собой.

— Запад вам уже понемногу покоряется — вы снялись у Люка Бессона. А после сказали, что та съемочная площадка — как наркотик: хочется возвращаться туда еще и еще. Почему?

— У всей команды было запредельное чувство ответственности и очень серьезное отношение к кино. Им важно, чтобы артист чувствовал себя комфортно и хорошо сделал свои сцены. Ведь фильм выйдет на экраны по всему миру.

Кадр из «Анны» Люка Бессона

— А на съемках в России?

— Сейчас отношение изменилось. Наше кино тоже стало большим бизнесом, на нем стали зарабатывать хорошие деньги. Появляется конкуренция, все понимают — если будет неудачный фильм, дальше карьера может не пойти. Но все равно не хватает специалистов. Самые крутые заняты на полтора года вперед. При этом, в России есть площадки, которые сравнимы со съемками Бессона.

 Например?

— У Крыжовникова на площадке «Льда 2». Он очень требовательный режиссер. И понимает, какая на нем ответственность — он пришел в сиквел успешного фильма (первую часть картины «Лед» снял дебютант Олег Трофим, — прим. КР), а значит — либо делать бомбу, либо не делать совсем. Там все серьезно — и подготовка, и репетиции, и декорации. И усиленные занятия хоккеем с моей стороны. Есть ощущение, что мы снимаем очень большое кино.

 В предыдущем интервью для нас вы признавались, что мечтаете сыграть футболиста. Весной выходит «Стрельцов», у вас главная роль…

— Да, мечта осуществилась! (Улыбается.) Смешно получилось — я зашел на один киношный сайт и увидел информацию: «Фильм “Стрельцов”, в главной роли — Александр Петров». А я ничего про это не знаю! Думаю: почему тогда никто не звонит? Позднее мы встретились с Ильей (Учителем, — прим. КР) и устроили честные пробы, было несколько кандидатов на эту роль.

— Как заядлый болельщик были рады съемкам на футбольном поле?

— Они начались с конфликта. У меня есть такая черта — могу при первой встрече вести себя нетактично, поругаться со всеми. Мне это внутренне необходимо. Так я прощупываю почву, новых людей… И я стал ссориться с футболистами, которые у нас снимались, на первой же тренировке. Илья схватился за голову: если так будет каждую смену, «кина не снять».

Александр Петров // Фото: Алексей Сорокин

 А из-за чего конкретно возник конфликт?

— Ребята разыграли на поле комбинацию, я пришел и стал говорить, что все это полная хрень, сцена деревянненькая. Илюха потом мне рассказывал, как испугался. Это, кстати, еще и подготовка к роли была. Мне интуитивно казалось, что в Стрельцове должны быть наглость и раздолбайство. Я и шутить себе позволял неприлично, и ругаться матом, не прекращая. Мне в ответ: «Воу-воу, полегче!» Но не будешь же всем рассказывать, что на самом деле я просто готовлюсь, я другой человек. Позже ребята признавались: «Мы, конечно, обалдели, ты сначала такую звезду включил! А оказалось, классный парень — свой, простой».

— Вам и в жизни свойственны такие эмоциональные вспышки?

— Эмоции я люблю в кино, а в жизни хочется быть скучным и спокойным.

— Чем любите заниматься, когда выдается свободное время?

— Ничегонеделание — самый классный отдых! Включить сериал или просто залипнуть на любой канал в телике. Могу часами сидеть. А потом доехать до бани, например, или до друзей.

 А свои работы часто пересматриваете?

— Специально — нет. Иногда включаю телевизор и попадается какой-нибудь фильм. 

Александр Петров и Клим Шипенко на премии «Событие года» от «КиноРепортера»

Вам присуще самолюбование? Думаете иногда: «Как классно я здесь сыграл!»?

— Большинство артистов сказали бы: «Нет, какое самолюбование? У меня его быть не может!» А я считаю, если неплохо сделано, можно себя похвалить: «Да, старичок, ты хорошо поработал». В правильной дозе это полезно — вселяет уверенность. Нельзя постоянно себя гнобить.

— В начале года вам стукнуло тридцать. Для вас это значило что-то?

— Ровным счетом ничего. Мне тридцать — ну, супер. Времени нет итоги подводить.

— О создании семьи еще не думали?

— Не хочу на эту тему говорить… Послушайте, все хотят семью — это нормально. Любой здоровый человек. И я не исключение.

— Почему так не любите говорить о личной жизни?

— А зачем? (Долгая пауза.)

— Скажите хотя бы, что должно быть в женщине, с которой вам хорошо?

— Присутствие несовместимых, на первый взгляд, качеств. Чтобы при всей женственности и красоте могла вдруг стать пацанкой, хулиганкой. Искренность, конечно же. Доброта, теплота. Настоящесть.

— Вы не раз слышали в свой адрес: «Актер номер один». Выводили собственный, как бы это ни банально звучало, секрет успеха?

— Никогда об этом не думал. Книгу под названием «Секрет успеха Саши Петрова» тоже пиcать не собираюсь. (Улыбается.)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: