Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Слушать подкаст
|
КиноРепортер > Театр > Не тот самый Мюнхгаузен

Не тот самый Мюнхгаузен

18 ноября 2021 /
Не тот самый Мюнхгаузен
Барон Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен (Константин Хабенский) / Фото: Александр Иванишин

Главная осенняя премьера МХТ им. Чехова – «Враки, или Завещание барона Мюнхгаузена» с Константином Хабенским в заглавной роли.

Премьера спектакля «Враки, или Завещание барона Мюнхгаузена» пришлась для МХТ им. Чехова в знаковый момент. Театральная общественность Москвы только и говорит, что об уходе Сергея Женовача и назначении на пост худрука Константина Хабенского.

С последним связывают определенные надежды на реставрацию, возвращение утраченного и утраченных… И не без оснований: вернулся ушедший из театра Андрей Бурковский, а первым же решением нового руководства стало возвращение в репертуар одного из главных хитов МХТ – спектакля Константина Богомолова «Идеальный муж».

Фото: Александр Иванишин

И тут как раз «Мюнхгаузен» с Хабенским в заглавной роли – постановка яркая, эффектная и вместе с тем во всех смыслах воздушная, обещающая, что мы вместе с бароном воспарим на его белоснежном воздушном шаре над серой повседневностью с ее интригами, злословием и сплетнями.

Комедия начинается за упокой: из реки сетью выуживают тело одиозного барона Карла Фридриха Иеронима фон Мюнхгаузена. Это обсуждают три женские фигуры с огромными головами чаек, которые делают их похожими на египетского бога неба Гора. Его изображали человеком с головой сокола, и был он сыном бога загробного мира Осириса, так что при желании в этом можно найти два противоположных символа.

Фото: Александр Иванишин

Близкие утопленника включая бывшую жену, баронессу Якобину фон Дунтен (Кристина Бабушкина), и новую беременную жену Марту (Надежда Жарычева) в траурных нарядах собираются над его трупом, чтобы без малейшего намека на грусть деловито обсудить наследство. Более того, сын покойного, корнет Феофил (Павел Филиппов), прямым текстом заявляет, что ненавидит отца, из-за баек которого над ним смеется весь полк.

Впрочем, вскоре выясняется, что делить что-либо пока рано, потому что пациент скорее жив, чем мертв: Мюнхгаузен, повалявшись для порядка, обретает юношеский задор и быстро заполняет собой все имеющееся пространство. И даже Феофил сдается без боя сокрушительной силе отцовского обаяния и непоколебимой уверенности в себе.

Барон разражается критикой только что вышедшей книги о нем и развенчивает описанные там враки, рассказывая и показывая посредством домочадцев, как все было на самом деле… 

Фото: Екатерина Цветкова

Образ «человека, который никогда не врет» неразрывно связан в массовом сознании с пьесой Григория Горина и фильмом Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен». И конечно, проще было взять для постановки знакомый всем чуть ли не наизусть текст. Однако Виктор Крамер, полностью переработавший материал, а затем срежиссировавший спектакль, легких путей не ищет.

Вместе с Хабенским, как соавтором и актером, он наполнил сюжет новыми смыслами и превратил барона из сумасбродного мечтателя в человека, который никогда не унывает и для которого не существует безвыходных ситуаций.

Ни для кого не секрет, что не может быть оленя с вишневым деревом на макушке, разрубленный пополам конь не может превратиться в две прекрасно функционирующие по отдельности части, а Луну нельзя спустить на Землю, почистить от ржавчины и отправить обратно, но все это неважно. Это такие же условности, как несуществующая вишня, которую вроде как достают из кружки и, кривясь, едят актеры.

Фото: Александр Иванишин

Одной из жемчужин фантастической сценографии спектакля стал воздушный шар в форме гигантского белого медведя. В равной мере он мог бы быть розовым слоном, хотя, глядя, как медленно поднимается ввысь эта громадина, так и хочется спеть дурашливым голосом «я тучка, тучка, тучка, я вовсе не медведь…» И тут же, украдкой вытирая глаза, добавить совсем другое: «До свиданья, наш ласковый Миша…»

Впрочем, откровенного дуракаваляния в спектакле куда больше, чем сантиментов. Надо видеть, с каким кайфом Хабенский и Александр Усов, играющий герцога, пуляют в зрительный зал из пращи скомканные бумажки! «Не надо делать из жопы героя», – говорит Мюнхгаузен, возмущенный историей о подвигах задней половины его коня, и новый худрук театра, не удержавшись, хихикает, как мальчишка, сказавший неприличное слово.

И в этот момент в зале не остается человека, который не отправился бы с ним на Луну. Да куда угодно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии  

Комментарии

Загрузка....
Вы все прочитали

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: