«Надеюсь, нам не придется перейти в режим выживания»: Интервью с Эмили Блант и Джоном Красински о «Тихом месте 2» | КиноРепортер
КиноРепортер > Журнал > «Надеюсь, нам не придется перейти в режим выживания»: Интервью с Эмили Блант и Джоном Красински о «Тихом месте 2»

«Надеюсь, нам не придется перейти в режим выживания»: Интервью с Эмили Блант и Джоном Красински о «Тихом месте 2»

13 марта 2020 /
«Надеюсь, нам не придется перейти в режим выживания»: Интервью с Эмили Блант и Джоном Красински о «Тихом месте 2»
Эмили Блант и Джон Красински на премьере фильма / Abaca Press/ТАСС

Создатели отмененного из-за коронавируса хоррора рассказали «КиноРепортеру» о страхах, семье и совместной работе.

«Тихое место» — фильм, показавший, что качественные хорроры сейчас в фаворе, так что продолжение истории было ожидаемо. В главной роли опять Эмили Блант, в режиссерском кресле — Джон Красински. Мы встретились с супругами в Нью-Йорке, чтобы обсудить новый фильм, семейные ценности и монстров.

12 марта, за неделю до выхода хоррора в мировой прокат, студия Paramount приняла решение о переносе релиза из-за вспышки коронавируса COVID-19. Разговор с Блант и Красински состоялся до начала пандемии. 

— КР: Джон, как вы работали над продолжением?

— Джон Красински: В сиквеле я хотел сфокусироваться на работе сценариста и режиссера. «Тихое место» было о близости, семейных отношениях и о тех обещаниях, которые мы даем как родители. Конечно, рано или поздно приходится нарушить свое слово и отпустить детей. Подумал, а что если я продолжу работу над этой метафорой и обращу внимание зрителей на то, что происходит, когда ребенок вырастает и у него уже нет запасного аэродрома? Каким тогда мир предстает перед ним? Мой первый фильм, как бы это дико ни звучало, был признанием в любви к моим детям. Именно поэтому я сначала не хотел снимать второй — боялся, что он не получится таким личным. Но потом понял: это продолжение моего письма Хэйзел и Вайолет (6 и 3 года, соответственно, — прим. КР), которые взрослеют.

— КР: Эмили, стало сложнее, когда мужа в кадре стало меньше?

— Эмили Блант: Я была счастлива, что он смог полностью расправить свои крылья! Эта картина куда амбициознее и сложнее. Если бы Джон постоянно был с нами в кадре, это бы все замедлило, не было бы возможности уделять внимание нюансам работы камеры, деталям игры актеров.

— КР: Много времени ушло на подготовку к сиквелу?

— Д.К.: На сценарий у меня ушло всего три недели. Из уважения к зрителям я хотел, чтобы второй фильм не ощущался как сиквел.

— КР: И все же нас ожидают некоторые флешбэки?

— Д.К.: В «Тихом месте 2» вы узнаете, с чего все началось. Зрителям, судя по всему, было бы интересно увидеть, как жили другие люди, каким был тот самый первый день.

— Э.Б.: Если первый фильм можно считать метафорой родительства, то второй можно считать воплощением идеи расколотого общества. Мы видели все происходящее только с точки зрения этой семьи. Теперь все изменилось — их мир становится больше, у моей героини новорожденный ребенок на руках, ее супруг мертв, дом сожжен, куда они теперь пойдут? Кто им поможет?

— Д.К.: Во втором фильме все те же обстоятельства и все те же правила. Но мы хотели рассмотреть ситуацию, где вынужденный бороться за жизнь человек может быть поглощен тьмой, одиночеством, тоской и страхом.

— КР: Если первый фильм был о страхе, то вторая картина — о потере. Эмили, вам сложнее было это сыграть?

— Э.Б.: Конечно, сложнее! Эвелин оплакивает своего мужа, она ошеломлена и паникует. Этот фильм расскажет о том, как справиться с горем, как делать это шаг за шагом, когда ее маленький мир разрушен.

— КР: В голову не лезли мысли из серии: «О боже, что я буду делать, если Джона не станет?»

— Э.Б.: Как вы узнали? (Смеется.) К сожалению, я из тех, кто страдает от иррациональных страхов. Мне кажется, как только у человека появляются дети, он тут же начинает переживать: а вдруг что-то случится с их ребенком? И я думаю, что именно «Тихое место 2» стало для меня самой личной картиной. Сам страх потери близких показался мне знакомым. Когда снимаешься в таких сценах, об этом трудно не думать. Даже если никогда не работал по методу Станиславского, как я, все равно погружаешься в роль и идешь по дорогам, по каким не хотел бы идти.

 КР: После съемок фильма, в котором так много тишины, как вы переводите дух? Тоже в тишине?

 Д.К.: На работе! Кажется, что мы такие болтуны как раз из-за тишины на съемочной площадке. Мне безумно повезло с Эмили, причем не только как с актрисой. Она очень хорошо понимает, как устроена съемочная площадка, как все организовано. Режиссура по сути — довольно одинокое дело, все решения надо принимать одному. Мне было бы гораздо сложнее, если бы не было той, с кем мог бы обсудить свой день за бокалом вина. Мы тут же выпускаем все напряжение и не позволяем стрессу и негативной энергии накапливаться. Нам повезло еще, что рядом были наши девочки. Нет ничего лучше, как прийти после работы домой, а дети забрасывают тебя отвлекающими вопросами — их гораздо больше в этот момент волнует «Щенячий патруль», а не «Тихое место»!

— КР: Эмили, если бы вы могли, хотели бы всегда работать с членами своей семьи?

— Э.Б.: Нет, только если есть подходящий проект. Конечно, время, проведенное вместе с семьей во время каникул, прекрасно, но подумайте сами: вы хотели бы, чтобы ваши семейные праздники длились весь год напролет? Мы с Джоном реалисты и понимаем, как здорово иметь такой проект, как «Тихое место», который стал чем-то большим, чем наш брак, но я не думаю, что надо с кем-либо работать всегда и только исключительно с ним. Мне нравится неизвестность, ожидание нового проекта. И нравится не знать, что меня ждет в будущем.

— КР: Людям свойственно бояться неизвестного. Отчасти первый фильм так хорошо сработал, что никто не видел этих созданий…

— Д.К.: Важно найти баланс, ведь так интересно посмотреть на иное создание в разных ситуациях. В новом фильме мы увидим его при дневном свете, с шумом и среди толпы. Мы очень осторожно подходили к изображению Иного, а если и показывали его, то хотели быть уверенными, что это что-то новое и свежее.

— КР: И насколько эти создания умны?

— Д.К.: Мне понравилась идея о том, что кто-то смертоносный возьмет и захватит наш мир просто потому, что оказался в идеальных условиях. Они не глупы, но они совершенно не планировали очутиться в нашем мире. При этом они пуленепробиваемы, неприступны. Они прибыли сюда вследствие некоего взрыва, так что космических кораблей ждать не стоит.

— КР: Ты задумываешься о том, что всем нам однажды придется перейти в режим выживания?

— Д.К.: Боже, надеюсь, что нет! Постапокалиптические фильмы, в том числе «Тихое место», это преувеличенная версия происходящего — гиперболизированное предупреждение о том, что происходит. На протяжении всей человеческой истории выдающиеся мыслители размышляли об индивидуализме и жизни внутри общества. Сегодня, из-за инстаграма, фейсбука или твиттера, люди чувствуют себя самодостаточными и у них больше нет необходимости реально общаться. Это очень страшно, пусть не сейчас, но в долгосрочной перспективе. Верю, что обществу пока ничего не угрожает, но если так случится, будем надеяться, что останутся такие семьи, как наши Эбботы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: