«Мы покажем, что находится там, за монитором»: продюсер Кларк Спенсер о мультфильме «Ральф против Интернета» | КиноРепортер
КиноРепортер > Интервью > Анимация > «Мы покажем, что находится там, за монитором»: продюсер Кларк Спенсер о мультфильме «Ральф против Интернета»

«Мы покажем, что находится там, за монитором»: продюсер Кларк Спенсер о мультфильме «Ральф против Интернета»

23 ноября 2018 / Вероника Скурихина
«Мы покажем, что находится там, за монитором»: продюсер Кларк Спенсер о мультфильме «Ральф против Интернета»
Кларк Спенсер / Фото: Disney

Продюсер Disney побывал в Москве и поделился с нами тайнами создания мультфильмов на легендарной студии.

Даже анимация вынуждена подчиняться тренду о защите прав равенства всех. Так, за два месяца до мировой премьеры создатели мультфильма «Ральф против Интернета» приняли решение перерисовать эпизоды, в которых появляется принцесса Тиана. Поводом для такого экстренного вмешательства в уже, по сути, готовый продукт стало требование правозащитной организации Color of change. По её мнению, авторы сиквела придали коже Тианы более светлый оттенок, а черты лица стали меньше напоминать афроамериканку. Эту новость опубликовали 23 сентября 2018 года, через 5 дней после того, как фрагменты долгожданного сиквела (98% рейтинг ожидания в России по версии сайта КиноПоиск) в Москве представил продюсер «Ральфа» Кларк Спенсер. После презентации он встретился с корреспондентом журнала «Кинорепортёр» и с одинаковой готовностью рассказал как о новых шутках для нового поколения детей, так и о повестке дня, которая нашла отражение в будущем прокатном хите.

Это единственный серьёзный вопрос, который будет в этом интервью. Поэтому начну с него. В мультфильмах студии Disney всегда прослеживаются темы на злобу дня. В случае с «Ральф против Интернета» вы также поставили цель сделать фильм настолько актуальным, насколько это возможно? Ведь с момента выхода первого мультфильма в 2012 году столько всего переменилось в нашей жизни и в Интернете в частности. Встали новые политические вопросы, вопросы социального равенства, Интернета невероятно развился. И, конечно же, нельзя забыть о главном скандале этого года — когда был поднят вопрос о защите женских прав. Особенно это коснулось Голливуда, и мы уже сейчас ощущаем последствия. Какие из этих тем в итоге оказались в фильме?

Повестка дня неминуема. Когда мы только начали обсуждать Интернет как таковой, то сразу осознали весь груз ответственности, который берём на себя. Потому что мы должны не только рассказать, какой Интернет классный, как легко он объединяет людей по всему миру, предоставляет массу возможностей найти какие-то необходимые вещи. Нам казалось гораздо важнее показать тёмную сторону Интернета, и мы по-настоящему погрузились в изучение этого вопроса. И наткнулись на тему травли в интернете, токсичных комментариев: что это всё значит для человека, какие есть подходы к восприятию, надо ли читать комменты. Лично для нас эта тема стала возможностью порассуждать: а сами мы какими способами привлекаем аудиторию? Мы показали положительные и отрицательные стороны Интернета. И я люблю слушать вот эти разговоры зрителей, когда они выходят из кинотеатра: после нашего фильма родители смогут обсудить с детьми, как для своей пользы использовать Интернет, как реагировать на комментарии, в чём нужно быть острожным в Сети. Потому что все понимают феномен Интернета, но едва ли хотят серьёзно говорить о нём, потому что это очень сложный предмет.

Кадр из фильма “Ральф против Интернета” ©2018 Disney. All Rights Reserved.

А вообще должен ли продюсер студии Disney, который работает с мультфильмами, сам быть по-настоящему влюблён в анимацию или сам хорошо рисовать? Или достаточно быть высоко квалифицированным менеджером, который понимает технику продвижения такой продукции?

Это хороший вопрос, потому что лично у меня ситуация с работой довольно занятная. Я пришёл в эту сферу не из области искусства, не из области анимации, я даже не рисовал особо, когда был ребёнком. Я пришёл сюда из финансового мира: работал на Уолл-Стрит, это была моя первая работа после университета. То есть я пришёл в анимацию со стороны управленцев, а не творцов. Но чтобы быть хорошим продюсером, мне кажется, нужно совместить эти два берега. Для этого я провожу круглые столы, где у каждого есть возможность высказать соображения, как лучше вести проект, как наладить общение внутри творческих групп, как грамотно распределить каждый кирпичик из нашего многомиллионного бюджета, сколько нужно времени – и в то же время обеспечить художникам атмосферу открытости к идеям, свободы творчества. Потому что если вы будете подходить к производству мультфильма только со стороны бизнеса, вы никогда не создадите выдающуюся историю. А именно выдающиеся истории хочет видеть зритель. И тут пригодятся мои бизнес-навыки, чтобы довести проект до публики.

Но всё же как лично вы, Кларк, смотрите мультфильмы: как бизнесмен или как ребёнок?

Мне бы хотелось думать, что с обеих позиций (смеётся). Когда я был ребёнком, конечно, мои бабушка и дедушка показывали мне лучшие мультфильмы: «Белоснежка и семь гномов», «Дамбо», «Бэмби» в кинотеатре, на большом экране. И когда сейчас мы работаем над фильмами, я смотрю их в нашем кинозале и мысленно всегда возвращаюсь в детство. Не важно, разрабатываем мы историю или создаём анимированные образы, я всегда держу в голове, каково это – быть ребёнком, воспринимать мир, как ребёнок. И все, кто работает в Disney Animation, берегут ребёнка в своём сердце. Но в то же время мы должны быть каждый раз уверены, что создаём фильм для всех возрастов. Поэтому каждый проект проходит своеобразную проверку, которая убеждает нас: эта история одинаково подойдёт зрителям всех поколений, она не только для детишек.

Кларк Спенсер / Фото: Disney

Обещаю, что мы ещё вернёмся к этой теме – а пока задам самый ожидаемый вопрос. Я знаю, что для Disney создание сиквелов – не очень распространённая практика. Если я не ошибаюсь, «Ральф против Интернета» всего лишь третий сиквел за всю историю работы студии. Логично спросить, что же такого особенного в Ральфе, что именно его сюжетную линию вы решили продолжить?

Вы абсолютно правы, Disney не снимает сиквелы. «Фантазия 2000» была последней. Но ещё один примечательный факт про «Ральфа» – это первый сиквел, который полностью был сделан той же самой командой, которая создавала первый фильм. У нас на студии такие решения не принимаются просто, в духе: давайте сделаем продолжение, чтобы оно было. Мы выпускаем мультфильм, приступаем к разработке совершенно новой истории… Но вот однажды в каком-то разговоре всплыла идея как-то привязаться к Интернету: что, если создать картину, действие которой будет разворачиваться внутри Интернет-мира. И тогда же мы поняли, что это идеальный мир для таких персонажей, как Ральф и Ванилопа. Нас самих, в первую очередь, впечатлила эта идея. Я вообще не считаю, что нужно делать сиквел только потому, что первая часть была успешной и, может быть, зрители хотят увидеть продолжение. У вас должна быть новая отменная история, которую вы захотите рассказать. Это крайне важно, чтобы вторая история была ещё интереснее и более захватывающей, чем предыдущая. А это то ещё испытание. Некоторые полагают, что сиквел сделать проще. По-моему, наоборот, сложнее. Потому что приходится прикладывать ещё больше усилий, чтобы сохранить ощущение оригинальности истории и удивить публику, которая придёт к уже знакомым персонажам. Но я уже сейчас могу вам сказать, что по-настоящему горжусь тем фильмом, который вот-вот выйдет в прокат. Мне кажется, у нас всё получилось.

А есть ли какая-то принципиальная особенность, которая возникла при работе с сиквелом на студии, на которой не принято делать сиквелы?

Как я уже сказал, в первую очередь надо было понять, можем ли мы придумать другую такую же впечатляющую историю, каким был «Ральф». Никто не хочет, чтобы зрители пришли и разочаровались в новом фильме. Все хотят, чтобы их фильм взволновал публику, окунув любимых персонажей в принципиально новый мир, новые приключения.

Вы уже упомянули, что «Ральф против Интернета» создавала та же творческая команда, что и первый фильм. Это было принципиально важное для вас требование или просто случайность, совпадение?

Мне кажется, это в любом случае было важно для самого мультфильма. Ведь Рич Мур (постановщик «Ральфа») и Фил Джонстон (сценарист «Ральфа») изначально придумали этих персонажей. Определённо, никто не знает Ральфа и Ванилопу лучше этих двоих парней. Так что их готовность работать над второй частью сама по себе была лучшим сценарием, какой только мог сложиться, когда мы решили делать сиквел. Потому что Рич и Фил на самом деле понимают, что чувствуют персонажи, что они должны делать в будущем, только они знают про них всю правду, если так можно выразиться. Так что сама идея, чтобы сиквел делали создатели оригинальной истории, не сказать, чтобы оригинальная, просто это наилучший расклад, который не всегда складывается. У нас сложился.

Кларк Спенсер / Фото: Disney

Тогда я спрошу у вас за них: как много в этом сценарии взято из личного опыта самих режиссёров?

Конечно, их личное влияние велико, но лучше всего его можно заметить в двух аспектах. Рич вырос на классических видеоиграх, он не был с детства так глубоко погружён в мир Интернета. И он привнёс вот этот первый взгляд героев на Интернет, с которым сам когда-то взглянул на него, описал первое столкновение видеоигр с глобальной сетью. Фил Джонстон, я это точно знаю, потому что он сам мне рассказывал, вырос в неблагополучной семье. И он разделил этот опыт с самим Ральфом. В этом герое прослеживаются многие черты Фила. Он же сам писал сценарий и вписал в историю Ральфа свои переживания тех лет, когда он был ребёнком. Ведь Ральф, если вы присмотритесь, это тоже ребёнок с большим сердцем, но совершающий глупые поступки от того, что сам не понимает, кто он такой. Мне кажется, что возвращение Ральфа – это такая попытка осознать себя и героя, в кого он вырос.

А есть какой-то персонаж, которого вы ассоциируете с собой?

Знаете, мне с первой части говорят, что я как наладчик Феликс. Я появляюсь тогда, когда нужно исправить какую-то неполадку. Мне кажется, это похоже на правду. Феликс возникает ниоткуда и чинит дом (изображает жест Феликса с молотком), а я появляюсь и решаю проблемы, потому что это моя работа. Так что, да, я на него похож.

Кадр из фильма “Ральф против Интернета” ©2018 Disney. All Rights Reserved.

Ещё когда я смотрела первый фильм, мне показалось, что он в том числе говорит о поколении и с поколением, которое не так быстро осваивает новые технологии – то есть о поколении моих родителей. А детям как будто сообщает: «Вы не должны смеяться над своими старомодными предками». Насколько этот мотив сохранился во втором фильме?

Наш фильм — действительно диалог с аудиторией всех поколений. Мы целенаправленно прорабатываем шутки и эмоционально наполненные эпизоды так, чтобы они работали на всех уровнях. Что-то покажется особенно забавным детям, что-то взрослым. И в этом, в том числе, одна из впечатляющих особенностей Интернета как мира: все пользуются Интернетом и у всех есть свои маркеры, по которым они определяют для себя глобальную сеть. А мы сейчас всем покажем, что находится там, за монитором. Что именно происходит, когда вы берёте в руки мышку и кликаете на какую-то ссылку. Зрители увидят, как именно работает Интернет. И тут тоже, хочется верить, мы откроем что-то новое не только для детей, но и для взрослых.

Я уверена, вы знаете, что в России название фильма адаптировали и теперь, если я переведу вам его с русского на английский, то получится не «Ральф ломает Интернет», а «Ральф против интернета». Вы согласны с таким названием?

Да, вполне. Ведь как мы в Америке оцениваем Ральфа? Это громила, который, куда бы он ни пришёл, всё делает не так, хотя намерения у него самые добрые. И поскольку мы его отправляем в Интернет, мы уже предполагаем, что вместе с Ральфом туда придёт и хаос. Отсюда название «Ральф крушит Интернет». Но, в свою очередь, это означает противостояние Ральфа Интернету. Для него это чужеродная среда, он похож на того взрослого, который, не понимая, как Интернет работает, предпочитает вырубить компьютер из розетки. Ванилопа – это прообраз молодого поколения, которое понимает всё новое вокруг интуитивно, схватывает всё налету. И в какой-то момент Ральф действительно вынужден оценивать Интернет, как противника: ведь это мир, в котором он не хочет быть, но в нём хочет быть его подруга. Так что с этой позиции получается «Ральф против Интернета». Но они придут к компромиссу.

«Ральф против Интернета» в российском прокате с 22 ноября.