Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Слушать подкаст
!!! Треков не найдено
15:28
КиноРепортер > Интервью > Мэри Хэррон: «Кое-что для «Американского психопата» я взяла из «Преступления и наказания»

Мэри Хэррон: «Кое-что для «Американского психопата» я взяла из «Преступления и наказания»

30 мая 2019 /
Мэри Хэррон: «Кое-что для «Американского психопата» я взяла из «Преступления и наказания»

«КиноРепортер» поговорил с режиссером драмы о Чарльзе Мэнсоне «Так сказал Чарли» о популярности серийных убийц, Me Too и культовой экранизации Брета Истона Эллиса с Кристианом Бэйлом.

На этой неделе в прокат вышла драма «Так сказал Чарли», рассказывающая о «девушках Мэнсона», до сих пор отбывающих пожизненный срок за резонансное убийство актрисы Шэрон Тейт и ее гостей, а также супругов Ла-Бьянка. Картину поставила Мэри Хэррон, в фильмографии которой нашлось место и ярким женским образам («Я стреляла в Энди Уорхола», «Непристойная Бетти Пейдж», мини-сериал «Она же Грэйс»), и серийным убийцам («Американский психопат»). «КиноРепортер» поговорил с постановщицей о разнице между Патриком Бэйтманом и Чарльзом Мэнсоном, о кровавом закате эпохи хиппи и о Федоре Михайловиче Достоевском.

— Чарльз Мэнсон в фильме получился убедительным, энергичным и по-настоящему жутким. Мэтт Смит был вашим единственным кандидатом на эту роль?

— Изначально мы хотели позвать Хоакина Феникса. Он бы тоже отлично сыграл, несмотря на то что старше Мэнсона в нашем фильме. Но он не захотел сниматься. Мы рассматривали других актеров, но после проб Мэтта Смита я поняла, что поиски можно прекратить.

— «Так сказал Чарли» — тяжелая криминальная драма. Не хотелось ли вам рассказать эту историю в виде хоррора по реальным событиям? Могла ли она стать жанровым продуктом, более коммерческим и упрощенным?

— Уверена, что из этих событий можно сделать и хоррор, но меня больше всего интересовала женская психология. Я хотела понять, как эти совершенно вменяемые девушки попали под влияние Чарли. Именно это мне и понравилось в сценарии Гвиневер Тёрнер (сценаристка «Непристойной Бетти Пейдж» и «Американского психопата» — прим. ред.): она решила сфокусироваться на женщинах, которые были вовлечены в преступления. А еще она сделала то, чего никто до нее не делал — рассказала об их жизни в тюрьме.

Кадр из фильма «Так сказал Чарли»

— А вы сами видите «девушек Мэнсона» убийцами или жертвами?

— Думаю, они были и теми и другими. Ими манипулировали, их эксплуатировали, но в то же время они сами были преступницами.

— В 1969 году вам было 16 лет. События, которые случились 9 августа (имеется в виду массовое убийство в доме актрисы Шэрон Тэйт — прим. ред.), действительно были шоком для всей страны? Старались ли вы отразить собственные воспоминания в фильме?

— Да, у меня совершенно точно был личный интерес в создании «Так сказал Чарли». Мое совершеннолетие пришлось на более позднюю стадию культуры хиппи, но даже подростком я чувствовала, что она была по-настоящему сексистской и репрессивной. Женщин видели либо как длинноволосых мадонн, пекущих хлеб на кухне, либо как беззаботных детей цветов, готовых заняться сексом со всеми, кто попросит. Культурными идолами были рок-звезды, даже среди тех мужчин, которые имели радикальные политические взгляды. Да, рок-звезды были и среди женщин, но в основном женщины несли функцию системы обслуживания для молодых мужчин-богов.

Кадр из фильма «Так сказал Чарли»

— Вы сняли фильмы о Бетти Пейдж, Валери Соланас и «Семье» Мэнсона, мини-сериал «Она же Грейс». Женщина в мире мужчин — одна из основных тем в ваших фильмах, поэтому хотелось бы узнать, что вы думаете о движении Me Too?

— Почти все женщины, которых я знаю, подвергались харрасменту в том или ином виде. Когда я только начинала работать на телевидении более тридцати лет назад, даже если женщин не притесняли напрямую, то им все равно приходилось мириться со снисходительностью и предрассудками. Можно было, конечно, просто игнорировать все это, но я все же думаю, что это наносило огромный удар по самооценке. Когда женщины начали говорить об этих вещах, для многих стало огромным облегчением узнать, что система действительно была нечестной, что к людям так относились, не потому что они того заслуживали. Что касается Me Too, то есть моменты, которые можно критиковать, но при этом нет сомнений в том, что движение создало гораздо более здоровую атмосферу для женщин в киноиндустрии. Теперь женщины знают, что если они пожалуются на абьюз, то их поддержат и их выслушают.

— В ваших фильмах вы часто обращаетесь к драматичным событиям и реальным людям из середины ХХ века. Намекаете, что мы пропустили важные уроки истории?

— Как говорится, историю пишут победители. Меня же интересуют истории забытых и маргинализованных людей. Мне повезло, что я живу в то время, когда такие истории могут получить больше внимания. Когда я начинала работать над фильмом о Валери Соланас («Я стреляла в Энди Уорхола» — прим. ред.), о ней не было почти никакой информации. Меня поразило то, что одна из самых загадочных и презираемых людей в тусовке Уорхола, известная только тем, что пыталась его убить, на самом деле была настолько блестящим и интересным человеком.

Мэтт Смит и Мэри Хэррон на премьере «Так сказал Чарли» на Венецианском фестивале

— Серийные убийцы популярны в США не меньше, чем рок-звезды. Они давно стали неотъемлемой частью американской поп-культуры. Кажется, что это чисто американский феномен, даже в Великобритании, на родине Джека Потрошителя, они не так популярны. Почему, как вы думаете?

— Я не уверена, что это так. В прошлом тоже были сказки и легенды о серийных убийцах. Взять хотя бы Синюю Бороду или Елизавету Батори. Неизвестно, насколько они правдивы, но их корни лежат в том же интересе людей к убийцам. Фильм Фрица Ланга «М убийца» рассказывал о реальном убийце детей. В Англии в 80-х был Йоркширский потрошитель, да и в России, думаю, были серийные убийцы. Тем не менее я согласна, что в Америке они играют большую роль в поп-культуре, чем где-либо еще. Не могу сказать, почему так вышло, но эти преступления пробуждают страх перед неизвестным от того, что кто-то может появиться из ниоткуда и нанести удар по самым невинным и мирным жизням. Это страх перед случайным и немотивированным злом.

— «Американский психопат» — один из главных фильмов 90-х про серийных убийц — за двадцать лет не растерял своей актуальности. Ваш новый фильм рассказывает о событиях пятидесятилетней давности. Что вам важнее и интереснее: дать свежий социальный комментарий, как в «Психопате», или вернуться к событиям прошлого?

— Мне оба варианты интересны. Не могу выбирать между ними. Кстати, даже когда я делала «Американского психопата», с момента выхода книги уже прошло несколько лет, а действие самого романа к тому же происходило в конце 80-х. Так что даже этот фильм имел историческую перспективу.

Кадр из фильма «Американский психопат»

—Патрик Бэйтмен, безумный яппи с Уолл-Стрит, был идеальным лицом серийного убийцы 1990-х. А каким вы видите серийного убийцу 2010-х?

—Честно говоря, не думаю, что он бы отличался. Мы все еще живем в той же самой экономической системе, просто богатые делают еще больше денег, а Бэйтмен сейчас бы работал в хеджевом фонде. Он бы маскировался, на словах выступая за политкорректность. Серийный убийца 2010-х делал бы что-то в этом духе. Он бы притворялся, что разделяет все правильные взгляды в расовых и гендерных вопросах. Так часто делают хищники, будь то отдельные индивиды или корпорации. Теперь даже нефтяные компании рассказывают, как сильно они заботятся об окружающей среде.

— Кажется, вы идеальный режиссер для экранизации «Преступления и наказания». Не только потому что топор — сильный образ и в романе Достоевского, и в «Американском психопате». Не думали об этом?

— (Смеется.) «Преступление и наказание» — мой самый любимый роман, наверное. Я читала его три или четыре раза и планирую скоро перечитать снова. Но я бы не рискнула его экранизировать. В кино очень сложно показать внутренние переживания героя так, как это делал Достоевский. Хотя признаюсь, что кое-что украла из «Преступления и наказания» для «Американского психопата». Мне всегда нравилась игра в кошки-мышки, которую Порфирий Петрович ведет с Раскольниковым: описывая, как Раскольников мог совершить убийства, он смеялся затем и говорил: «Но так совершенно точно не могло случиться!». Я украла эту идею для одной из сцен с Бэйтменом и детективом.

— Кстати, а кто хуже, выдуманный Патрик Бэйтмен или реальный Чарльз Мэнсон?

— Бэйтмен был просто безумцем, а Мэнсон — еще и загадкой. Он вполне осознавал, что делал, так что, наверное, он был больше ответственен за свои поступки. Но оставаться один на один не хотелось бы ни с тем, ни с другим.

«Так сказал Чарли» в прокате с 30 мая. 

Читать также: Зачем вы, девочки, маньяков любите? Рецензия на фильм «Так сказал Чарли»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии  

Комментарии

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: