Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Слушать подкаст
|
КиноРепортер > Интервью > Как работать с друзьями, играть ва-банк и покорять бокс-офис: Интервью с продюсерами «Содержанок»

Как работать с друзьями, играть ва-банк и покорять бокс-офис: Интервью с продюсерами «Содержанок»

28 июня 2021 /
Как работать с друзьями, играть ва-банк и покорять бокс-офис: Интервью с продюсерами «Содержанок»

«КиноРепортер» встретился с четверкой продюсеров из компании Yellow, Black and White – Денисом Жалинским, Виталием Шляппо, Эдуардом Илояном и Алексеем Троцюком.

Их «Холоп» стал самым кассовым фильмом в истории российского проката, «Отель «Белград» – главным хитом весны, «Непосредственно Каха!» занял первую строчку посткарантинного бокс-офиса среди российских картин, а теперь «Последний богатырь: Корень зла» бьет все рекорды – более 2 млрд рублей кассовых сборов. «КиноРепортер» поговорил с лауреатами «События года – 2020» об оригинальных сериалах на онлайн-платформе START, узнал формулу их успеха и поинтересовался, каким они видят будущее кинопроката.

Только за один год – такой успех! Так в чем же секрет?

Виталий Шляппо: Мы начинали заниматься кино в 2013-м: эта пружина сжималась семь лет — ей давно пора было разжаться.
(Смеется.)

Денис Жалинский: Это последние 1,5–2 года, до этого были и неприбыльные проекты в нашей истории…

Алексей Троцюк: Мы договорились, что в 2026 году все раскроем, – время еще не вышло.

Эдуард Илоян: Осталось пять лет, и все узнают наш секрет. (Смеется.)

Виталий Шляппо: Главный наш секрет в том, что нет рецептов…

Алексей Троцюк: На самом деле самое приятное в этой ситуации, что, как мы рассчитывали, так и выходит. Значит, все делаем правильно.

Эдуард Илоян: Ну давай честно! Иногда мы ошибаемся… И выходит даже лучше.

Алексей Троцюк: Есть внутреннее ощущение: если делать все, что требуется, кино обязано получиться. Никакой магии тут нет.

Эдуард Илоян: За успехом любого проекта стоит огромная командная работа. Не только нашей компании, но и наших партнеров: сопродюсеров, прокатчиков и так далее. Говорят, у победы много отцов. Наверное, так и есть. Но в наших поражениях виноваты только мы сами.

Виталий Шляппо: В 2013-м мы запустили наш первый проект – «Кухня в Париже». И если бы он оказался провальным, может быть, мы бы в кинопроизводство уже больше не полезли. Но все срослось, мы получили большую пилюлю радости и на ней просуществовали последующие семь лет.

Эдуард Илоян: Кстати, на премьере фильма Алексей сказал фразу, которая порвала «Октябрь»: «Мы продюсеры-староверы – снимаем на свои!» (Смеются.) Мы вложили в проект все наши сбережения, влезли в серьезные долги… Если бы тот успех не случился, не было бы не только всех прочих, но и, возможно, компании Yellow, Black and White. Это было как в рулетке – когда поставил все, что у тебя есть, на одно число и выиграл.

Виталий Шляппо
Виталий Шляппо: «В 2013-м мы запустили наш первый проект – «Кухня в Париже». И если бы он оказался провальным, может быть, мы бы в кинопроизводство уже больше не полезли. Но все срослось, мы получили большую пилюлю радости».

Вы продолжаете снимать на свои?

Эдуард Илоян: Решение о запуске мы принимаем, опираясь только на собственные возможности. Дальше в процессе производства пробуем оптимизировать затраты: где-то нас поддерживает Фонд кино (за что
ему огромная благодарность!), где-то появляются
соинвесторы… Но базово мы всегда готовы к тому, что это будет полностью самостоятельный проект.

Такая категория, как частные инвесторы, ушла в прошлое?

Эдуард Илоян: У нас их не было никогда, а вообще, по сути, да. И причиной тому – отношение продюсеров, которых уже, слава богу, нет на рынке. Их вымыло по понятным причинам. Они работали с ощущением, что это спонсорские деньги: ему дали бюджет, и он сейчас пойдет и его талантливо… использует. Потом его фильм ничего не собирал, деньги не возвращались, и получалось, что кино – не привлекательный бизнес для инвесторов. Индустрия таких «профессионалов» выплевывала, и дальше они пробовали найти себя в другом месте…

Алексей Троцюк: …если их раньше не находили. (Смеются.)

Денис Жалинский: Важный нюанс – то, как такие инвесторы себя ведут. Мы же не в Голливуде, где дал денег, подписал договор и пошел ждать прибыль. У нас любят почитать сценарий, поутверждать кастинг и монтаж и сказать: а вот здесь, я считаю, надо так сделать…

Алексей Троцюк: Расскажу об одной из самых смешных сцен, которые я когда-либо видел. Если мы соберемся снять комедию про то, как делалось российское кино, то обязательно ее туда вставим. Сидит режиссер, а у него за спиной три инвестора и два автоматчика. И вот актер в кадре садится в машину, закрывает дверь, говорит какую-то шутку водителю… Режиссер: «Стоп! Снято!» Потом поворачивается к инвесторам, и один: «Но я бы дверь порезче закрыл». Режиссер в мегафон: «Так, еще один дубль, только ты дверь резче закрой». Второй инвестор: «Только не сильно резко – это дочки машина». (Смеются.) Я минут двадцать за этим наблюдал – увлекательное было зрелище.

Эдуард Илоян
Эдуард Илоян: «Мы живем по мушкетерскому принципу: один за всех и все за одного. Конечно, возникают какие-то шероховатости, но нас объединяют порядочность и прозрачность во всем, что мы делаем»

Прибыль во многом определяется вашей долей. Половина же остается кинотеатрам. Не думали заняться прокатом?

Эдуард Илоян: Лет шесть назад мы задумывались над тем, чтобы создать такую экосистему с небольшой кинотеатральной сетью и всем остальным. Но потом посчитали и пришли к выводу, что это совершенно не выгодно. Лучше сконцентрироваться на том, чтобы создавать бренды, маркетировать их, доносить до аудитории, расширять ее, цеплять к этим брендам новые… Тогда мы и решили: чтобы найти прямой выход на своего зрителя, гораздо эффективнее делать не офлайн-, а онлайн-кинотеатр с собственными оригинальными российскими премьерами. Это был 2014 год, тогда подобных площадок еще не было. В конце 2017 года мы запустили видеосервис START, который по подписке предоставляет зрителям доступ к сериалам и фильмам на родном языке в любой точке мира. За три года мы выпустили десятки оригинальных проектов, среди которых «Лучше, чем люди» (первый российский Netflix Original), самый обсуждаемый сериал 2019 года «Содержанки» (представленный на Amazon Primе) и драма «257 причин, чтобы жить» (ставшая первым проектом из России, получившим приз Canneseries). А еще обладатель нескольких «Золотых орлов» «Текст», сериал «Шторм», получивший премию New York Festivals TV and Film Awards и другие награды, «Отель «Белград», «Непосредственно Каха!» и многие другие. Все это позволило сервису стать самым быстрорастущим в стране, а проектам START – найти своих фанатов далеко за пределами России.

У вас нереальная производительность. Как вы успеваете вести такое количество проектов одновременно?

Эдуард Илоян: Мы не успеваем! У нас гораздо больше идей, чем те, что выходят в свет. Но поскольку нас четверо, какие-то проекты делает кто-то один, какими-то занимаются двое, какими-то – трое или все вместе. За счет этого мы масштабируемся, появляется линейка.

Виталий Шляппо: Мы являемся людьми, которые инициируют процесс. За каждым проектом стоит команда талантливых людей, которая собирается для его производства. Большинство из них уже давно с нами, и это тоже наши друзья и партнеры.

Алексей Троцюк: В этой конструкции каждый может заниматься тем, что ему хочется. Развивать свои сильные стороны. А если ты работаешь с желанием, быстрее поймешь, будет там результат или нет.

Денис Жалинский
Денис Жалинский: «Мы же не в Голливуде, где дал денег, подписал договор и пошел ждать прибыль. У нас любят почитать сценарий, поутверждать кастинг и монтаж и сказать: а вот здесь, я считаю, надо так сделать…»

Не думаю, что вы предвидели, что «Холоп» станет кассовым рекордсменом. Насколько он превзошел ваши ожидания?

Денис Жалинский: Когда мы начинали проект, нашими максимальными ожиданиями были 400 млн. Мы в Фонде кино столько заявляли. Это ведь изначально вообще была спецсерия «Интернов» (сериал, выходивший на ТНТ с 2010 по 2016 год, – КР) с их же кастом. Потом уже, в процессе разработки, все начало расширяться. После того как увидели первый монтаж, поняли, что этот проект может собрать больше – 600–800 млн.

Эдуард Илоян: Потом уже, в процессе совместной работы с участием нашей команды во главе с режиссером Климом Шипенко, все начало расширяться до «самого кассового фильма в истории нашего кино».

Алексей Троцюк: Нам, конечно, самим было интересно, сколько это стоит. Никто же никогда не делал такой фильм. Не было же такого: «Что у вас? «Холоп»? 600 соберет».

Эдуард Илоян: В 2026-м мы разработаем такое приложение, где можно будет ввести все параметры, и оно выдаст тебе, сколько фильм соберет в мировом прокате. (Смеются.)

Что определяет бюджет прежде всего? Бывает же, что идея превосходит возможности и надо умерить свой пыл.

Виталий Шляппо: «Умерь свой пыл» написано на гербе нашей организации. «Умерь свой пыл и сделай дешевле».

Алексей Троцюк: Бюджет диктуется замыслом. Мы не думаем так: надо 600 получить, давай 200 потратим. Если бы все было так просто, индустрия бы процветала. И знай мы заранее, что «Холоп» соберет больше 3 млрд, мы не стали бы тратить больше.

Эдуард Илоян: Он стоил столько, сколько должен был. Мы и так много потратили.

Алексей Троцюк: Конечно, можно было бы добавить инопланетян…

Денис Жалинский: Главное, не говорить это режиссеру. У этих людей свой взгляд на творческий процесс. Всегда можно потратить больше.

Виталий Шляппо: Фильм – как газ: он заполняет весь предоставленный бюджет.

Алексей Троцюк
Алексей Троцюк: «Мы не думаем так: надо 600 получить, давай 200 потратим. Если бы все было так просто, индустрия бы процветала. И знай мы заранее, что «Холоп» соберет больше 3 млрд, мы не стали бы тратить больше»

«Так или иначе, вряд ли вы всерьез намеревались заработать на «Тексте» (драма Клима Шипенко при 75 млн рублей бюджета собрала 392 млн и получила четыре «Золотых орла», включая «Лучший фильм», и премию нашего издания «Событие года», – КР).

Алексей Троцюк: Это просто интересная и очень актуальная история.

Эдуард Илоян: Фильм «Текст» запускался прежде всего с прицелом на START. Леша первый прочитал роман «Текст» Дмитрия Глуховского и предложил его экранизировать. Вместе с нашими партнерами и сопродюсерами – компанией «Централ Партнершип» мы добились большой победы в прокате, получили признание и большое количество призов, стали претендентами на «Золотой глобус».

Денис Жалинский: Мы никогда не рассматривали этот фильм как некое политическое высказывание. Это просто хорошее художественное произведение, которое зацепило нас всех одновременно.

Виталий Шляппо: Любое правдивое высказывание автоматически
становится политическим.

Эдуард Илоян: Именно поэтому многие продюсеры предпочитают снимать про прошлое. А мы – про сегодня и про завтра.

Виталий Шляппо: Хотя при желании даже в «Холопе» можно найти мощнейшее политическое высказывание о сути русского народа. А уж что мы имели в виду в «Последнем богатыре»!.. (Смеются.)

Скандал вокруг сцены секса в фильме все равно перекрыл любые разговоры о политике.

Алексей Троцюк: Во-первых, эта сцена есть в книге…

Эдуард Илоян: И она была ключевой для сюжета, ее нельзя было убрать. Именно в этот момент главный герой влюбляется в девушку. Мы не ставили перед собой цель, как сейчас модно говорить, хайпануть и получить какой-то дополнительный маркетинговый эффект.

Алексей Троцюк: Вообще было столько мистики вокруг этого фильма! Только мы о нем заявили – прогремело дело Ивана Голунова (журналисту, известному громкими расследованиями, полиция подкинула наркотики – как и герою книги с удивительно похожим именем Илья Горюнов, – КР). А за 3 дня до премьеры появилась новость, что после 7 лет заключения освобожден человек с аналогичным липовым обвинением.

Виталий Шляппо: А вы знаете, что Клим Шипенко – одноклассник
Голунова?

Эдуард Илоян: Нам всерьез предъявляли, что мы сняли фильм
на актуальную тему…

Виталий Шляппо: …за три дня. (Смеются.)

Каким вы видите будущее кинопроката в контексте скандальной затеи Warner Bros. выпустить «Чудо-женщину: 1984» одновременно в кино и в сети?

Эдуард Илоян: Маркетинговая кампания каждого фильма нацелена на то, чтобы внушить зрителям, что «первое окно» – это событие и кино надо смотреть на большом экране. Вторая «Чудо-женщина» собрала в премьерный уик-энд в 2,5 раза меньше, чем первая. И в принципе, с учетом ковида можно сказать, что это нормальный результат. Но если учесть, что, в отличие от оригинала, сиквел вышел в Рождество, он должен был собирать намного больше, и разница где-то в 4,5–5 раз. И это, конечно, не здорово. В нашей стране, если говорить коротко, такое невозможно. Мы, как основатели платформы START, видим рынок и с той, и с другой стороны. И можем сказать, что модель, предложенная Warner Bros., не будет выгодна ни онлайн-кинотеатрам, ни тем более офлайновым. Это взаимная каннибализация. Хотя я уверен, что многие студии попробуют.

Алексей Троцюк: Для того чтобы собрать бюджет, нужна максимально длинная цепочка: кинотеатральный релиз, платформенный, телевизионный… Чем она длиннее, тем большую
аудиторию мы захватываем и тем больше возможностей
для возврата средств.

Никто из вас практически ни разу не сказал «я» – только «мы». Как вы усмиряете свои амбиции и остаетесь такой сплоченной командой?

Виталий Шляппо: Вопрос сложный, потому что система из четырех человек заведомо нестабильна. Но раз этот пазл уже 12 лет существует, значит, все эти выпуклости друг в дружку попали.

Алексей Троцюк: Вчетвером гораздо легче расти, чем поодиночке.

Эдуард Илоян: Мы живем по мушкетерскому принципу: один за всех и все за одного. У нас нет внутренних конфликтов. Конечно, возникают какие-то шероховатости – это нормально, обычные человеческие отношения, но нас объединяют порядочность и прозрачность во всем, что мы делаем.

Денис Жалинский: Мы ведь познакомились еще в РУДН благодаря КВН, а это совместные поездки, игры и так далее. Так что дружить и общаться мы начали задолго до того, как стали вместе работать. И за эти годы мы научились доверять и слушать друг друга. И даже если тебе чего-то хочется, то, прислушавшись к мнению друга-партнера…

Виталий Шляппо: …уже не хочется. (Смеются.)

Алексей Троцюк: Ну и конечно, пока каждый из нас чувствует, что наши действия приносят результат, система, о которой
говорил Виталий, будет устойчивой. Тем более что и в обратном случае мы всегда сможем договориться.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии  

Комментарии

Загрузка....
Вы все прочитали

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: