Господа, вы звери! За что ругали легендарные фильмы 1990-х | КиноРепортер
КиноРепортер > Статьи > Господа, вы звери! За что ругали легендарные фильмы 1990-х

Господа, вы звери! За что ругали легендарные фильмы 1990-х

26 июня 2020 /
Господа, вы звери! За что ругали легендарные фильмы 1990-х

Всегда найдутся желающие покритиковать даже признанные шедевры кинематографа.

«Король Лев», 1994

2 «Оскара»

Рейтинги: 8,8 «Кинопоиск», 8,5 IMDB, 88 Metacritic, 93% Rotten Tomatoes

«В середине фильма, когда Симба вырастает из детеныша во впечатляющего взрослого Льва, он встречает Тимона и Пумбу, которые учат молодого принца расслабляться, чтобы забыть о своих проблемах. Это единственные по-настоящему приятные персонажи в картине, без их комичности она могла стать совершенно невыносимой. Песни, написанные Тимом Райсом и Элтоном Джоном, были бы безобидными, если бы их не пытались вбить в нашу голову тяжелым оркестровым исполнением. Тем не менее ни один из номеров не выделяется и без запоминающейся единой музыкальной темы сказка распадается на фрагменты. Сценаристы явно не обратили внимание на то, что их герои — хищники, которые не прочь полакомиться зебрами и антилопами. «Великий круг жизни» подразумевает, что одни звери едят других зверей. А это вообще-то персонажи мультфильма. Как говорится, лев и ягненок, конечно, могут лечь рядом, но ягненок вряд ли сможет уснуть», — Хэл Хинсон, The Washington Post (24.06.1994).

«Побег из Шоушенка», 1994

7 номинаций на «Оскара»

Рейтинги: 9,1 «Кинопоиск», 9,3 IMDB, 80 Metacritic, 90% Rotten Tomatoes

«Утопая в культуре «плохих новостей», где ужасные происшествия соревнуются между собой за внимание СМИ, Америка ненасытно жаждет позитивного кино. Как иначе объяснить появление «Побега из Шоушенка», который скрывает теплую и приятную фантазию о тюремной жизни за холеной жестокостью, тем самым убеждая нас, что даже за этими стенами можно жить хорошо? Его идея надежды и дружбы смешивается с изрядной долей неаппетитного насилия, призванного убедить аудиторию в том, что она смотрит не на большой шар сахарной ваты. Сценарист и режиссер Фрэнк Дарабонт в своем дебютном полном метре представил зэков как славных и мягкосердечных парней, которых, вероятно, посадили за чрезмерно усердную стрижку ногтей на ногах. А их прозвища уверяют зрителя в том, что они такие же безобидные, как гномы из «Белоснежки». Их неуместность в фильме с попытками группового изнасилования, видимо, не пришла в голову никому из создателей», — Кеннет Туран, Los Angeles Times (23.09.1994).

«Криминальное чтиво», 1994

«Золотая пальмовая ветвь» Каннского кинофестиваля, «Оскар»

8,6 «Кинопоиск», 8,9 IMDB, 94 Metacritic, 91% Rotten Tomatoes

«Антология историй «Криминального чтива» о гангстерских забавах в Лос-Анджелесе не заслуживает благоговения. Ощутимо неравномерный фильм, слишком замкнутый и зацикленный на своих внутренних проблемах и в то же время изо всех сил старающийся оскорбить зрителей, не может усидеть на двух стульях. Есть что-то утомительное в том, как фильм пытается шокировать, чтобы сохранить наше внимание. Некоторые эпизоды, особенно те, которые связаны с пленением и гомосексуальным насилием, будто бы демонстрируют творческое отчаяние Тарантино, который боится за свою репутацию и ищет любой способ задеть аудиторию. Одаренный подражатель, знающий, как делать коллажи из истории кино, он не заботится о том, что его фильмы похожи на бездушные тупики, а не на открытие нового и захватывающего. И если к этому движется весь американский кинематограф, мне с ним не по пути», — Кеннет Туран, Los Angeles Times (14.10.1994).

«Карты, деньги, два ствола», 1998

Приз зрительских симпатий BAFTA

8,5 «Кинопоиск», 8,2 IMDB, 66 Metacritic, 75% Rotten Tomatoes

«Потребовалось время, чтобы гонконгский боевик почти полностью обогнул земной шар. Формула «пули и кровь», впервые предложенная Джоном Ву и компанией в конце 1980-х и подхваченная Квентином Тарантино в США в начале 1990-х, наконец нашла дорогу в Европу. Чудовищный «Карты, деньги, два ствола» необъяснимо стал хитом в родной Англии. Но проблема в том, что все это мы уже слышали раньше и обычно с более понятным акцентом. Фильм страдает от недостатка запоминающихся и вызывающих сочувствие персонажей. Четыре главных героя настолько взаимозаменяемы, что зрителю абсолютно все равно, переживут ли они свои злоключения. Визуально фильм больше похож на усыпанную трупами рекламу Gap, чем на триумф операторских находок. Судя по зернистой пленке и янтарному освещению, приятно осознавать, что парень, снимавший каждый порнофильм в 1970-х, снова в деле», — Мэри Элизабет Уильямс, Salon (06.03.1999).

«Бойцовский клуб», 1999

Номинация на «Оскара»

8,6 «Кинопоиск», 8,8 IMDB, 66 Metacritic, 79% Rotten Tomatoes

«Фильм о мужчинах, которые любят драться, производит тревожное впечатление, но совсем не такое, как это, вероятно, задумывалось. В этой бессмысленной мешанине плаксивого и инфантильного философствования под хруст костей больше всего беспокоит то, что Финчер действительно думает, что говорит что-то важное. Начало «Бойцовского клуба» структурировано как сатира на общество потребления и чувствительность нового поколения. Эти области созрели для насмешек, но лента настолько презирает все человеческое и перегибает со всезнающей самоуверенностью, что вызывает еще большее отторжение, чем явления, которые она высмеивает. Если не считать длительные сцены с избиениями, фильм настолько бессмыслен и пуст, что скорее угнетает, чем провоцирует. Первое правило бойцовского клуба гласит: «Не упоминать о Бойцовском клубе», но тут же возникает вопрос: зачем это вообще может кому-то понадобиться?» — Кеннет Туран, Los Angeles Times (15.10.1999).

«Зеленая миля», 1999

4 номинации на «Оскара»

9,1 «Кинопоиск», 8,6 IMDB, 61 Metacritic, 78% Rotten Tomatoes

«То, что происходит на экране, — неуклюжая, самодовольная трехчасовая мелодрама, которая бросает вызов достоверности на каждом шагу. Кто все эти люди? На какой планете мы находимся? Мало того что счастливо женатый персонаж Хэнкса является самым милым и чувствительным охранником в истории Южной пенитенциарной системы, злодеи здесь нарисованы такими широкими мазками, чтобы любой двухлетний ребенок мог их ненавидеть. Хотя Эджкомб и убежден в невиновности Коффи и даже знает, кто настоящий убийца, он не пытается остановить казнь. Джон становится Христом на электрическом стуле, чтобы мы могли посочувствовать ему и порадоваться за себя. Как и во многих старых благонамеренных, неосознанно расистских драмах, здесь смерть черного человека служит главным образом для того, чтобы подчеркнуть утонченную чувствительность его Белого защитника», — Дэвид Ансен, Newsweek (12.12.1999).

«Матрица», 1999

4 «Оскара»

8,5 «Кинопоиск», 8,7 IMDB, 73 Metacritic, 88% Rotten Tomatoes

«Бездушная постановка с набором депрессивных персонажей является отполированной до блеска адаптацией гонконгского кинопроизводства. Трюки и новаторские спецэффекты делают «Матрицу» безвкусной смесью Chopsocky-стиля (фильмы о кунг-фу и других боевых искусствах, — КР) и голливудского лоска. С помощью невидимых тросов и изящной работы камеры актеры бегают по стенам и вращаются в воздухе, уворачиваясь от пуль. Но полвека назад Фред Астер уже танцевал на потолке в «Королевской свадьбе», поэтому прорывными достижениями это назвать нельзя. Ривз и Фишберн могут сколько угодно карабкаться и вертеться, но для зрителя, привыкшего к зрелищам, эти маневры не ускоряют пульс запутанной и недоразвитой истории», — Лиза Шварцбаум, Entertainment Weekly (09.04.1999).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: