Энн Хэтэуэй: «Я не прячусь за маской» | КиноРепортер
КиноРепортер > Интервью > Кино > Энн Хэтэуэй: «Я не прячусь за маской»

Энн Хэтэуэй: «Я не прячусь за маской»

9 мая 2019 / Jessica Young
Энн Хэтэуэй: «Я не прячусь за маской»

Лауреатка «Оскара» и звезда комедии «Отпетые мошенницы» рассказала «КиноРепортеру» о любимых ролях, трудностях преодоления себя и борьбы за женские права.

— У вас очень разнообразные актерские работы. А какие фильмы вы бы назвали своими любимыми?

— Я люблю их все, но особенно горжусь своими ролями в «Алисе в Стране чудес» Тима Бертона и «Отверженных» Тома Хупера. И конечно, я никогда не забуду удивительный опыт совместных съемок с Мэрил Стрип в «Дьявол носит Prada». Памятен и полет на Венецианский кинофестиваль 2008 года с Джонатаном Демме, где мы представляли «Рэйчел выходит замуж». К этой картине я до сих пор испытываю сильную привязанность, и мне очень не хватает той искренней любви к кинематографу, которая была у ее создателя (режиссер умер в 2017 году, — КР).

— Какое место в вашей карьере и сердце занимают комедии?

— Знаете, никогда бы не подумала, что скажу такое, но я снимаюсь в них ради чистого удовольствия. Например, «Отпетые мошенницы» — мне показалось, что это будет очень весело, и в основном все так и было.

— В фильме вы сыграли роль, которую до вас исполнял британец — сэр Майкл Кейн. Стало ли это для вас проблемой?

— Я была уверена, что смогу убедить создателей картины превратить мою героиню из британки в американку. И мне показалось, что это почти удалось до того момента, пока не начались съемки. Поэтому мне пришлось столкнуться с самой сложной, на мой взгляд, задачей на свете — говорить с британским акцентом. Неожиданно ощущение, будто бы у тебя за спиной ракета, сменилось чувством, словно ты оказался канатоходцем безо всякой страховки.

— Вы начали играть еще подростком. Доставляет ли вам актерское ремесло все то же удовольствие?

— Сейчас все по-другому, поскольку пытаешься найти новые грани собственной личности и иные способы исследовать персонажей. Я точно знаю, что актерская профессия для меня — один из способов раскрыться и возможность заглянуть в потаенные уголки внутри себя, в которые иначе не заберешься. Сам процесс игры делает меня очень уязвимой, но когда ты проходишь через него, то чувствуешь, как становишься сильнее. Это ее удивительная терапевтическая природа. К тому же мне просто нравится играть, давая зрителям возможность понять не только моего персонажа, но и что-то обо мне самой.

— Что же вам удалось обнаружить?

— Я научилась лучше управлять собой и меньше подвергать себя стрессу. В течение долгих лет я была сосредоточена исключительно на карьере и подавляла в себе множество всего остального, включая чувства. Когда ваша жизнь проходит на съемочной площадке, особенно если вы начали рано, легко исказить собственное эмоциональное развитие. Мне пришлось столкнуться с определенными проблемами и в конце концов прийти к осознанию очень многих вещей на третьем десятке. Сейчас я ощущаю себя более свободной и открытой личностью.

Кадр из фильма “Отпетые мошенницы”

— Секрет в том, чтобы не слишком отдаваться кинокарьере?

— Вы можете много и упорно работать, пока у вас находится время на собственные нужды и общение, которое делает жизнь интересной и радостной. Но нельзя существовать только ради работы, иначе вы попросту потеряете ощущение собственного «я». Мне пришлось многое пережить, научиться лучше заботиться о себе и кое-что переосмыслить. С одной стороны, я выросла очень быстро, была довольно амбициозной и нацеленной на успех в кино. Но с другой, заставляя себя придерживаться этого пути, ты мешаешь своему личному развитию в других областях. Поэтому приходится учиться быть менее одержимой, больше беспокоиться о себе и своих потребностях, которые никак не связаны с карьерой. Подобная эволюция произошла и со мной — все в жизни стало легче и проще. Теперь я не просто работаю, а наслаждаюсь самим процессом, позволяя себе быть более великодушной по отношению к своим слабостям. В общем, стараюсь не быть слишком самокритичной или мнительной.

— Ваш муж Адам Шульман тоже актер. Как часто вы говорите о кино дома?

— Не так часто, как может показаться. Прежде всего мы стараемся получать удовольствие от семейной жизни и всего того, что не связано с киноиндустрией. Она и так отнимает очень много нашего времени. Мы любим быть дома, играть с нашим сыном Джонатаном, устраивать ужины для друзей — простые, в общем, удовольствия. Еще мы обожаем путешествовать, когда выдается такая возможность. Мой муж для меня не только партнер, но и лучший друг.

— Вы называете себя папиной дочкой, почему так?

— Только недавно я начала по-настоящему ценить то, что он делал для меня. Долгие годы мой отец ездил на работу из Нью-Джерси в Манхэттен, но каждый вечер он умудрялся оказаться дома к ужину и найти время для меня и моих братьев, хотя и был очень уставшим.

— Родители сильно повлияли на вас в юности?

— Без сомнения, мама (актриса Кейт Маккалей, — КР) очень вдохновляла меня на творчество, когда я была маленькой: так я начала петь в хоре и разрабатывать свое сопрано. Еще я брала актерские уроки и выступала в театре — это была первая ступенька в моей карьере. Отец тоже очень сильно повлиял на меня и мою жизнь. Он адвокат, и от него я унаследовала чувство справедливости и желание делать то, что считаю правильным.

— Последние несколько лет вы являетесь послом доброй воли ООН по правам женщин. Помогает ли это вашей активной борьбе за равенство полов в Голливуде?

— Я начала выступать за равные права задолго до того, как появилось движение #MeToo, и никогда не перестану этого делать. Женский активизм очень важен, если мы хотим изменить социальное и экономическое положение женщин в современном мире. И я очень надеюсь, что мужчины поймут, оценят и усвоят — обоим полам нужно работать вместе, чтобы изменить мир к лучшему.

— Что же нужно изменить в Голливуде?

— К сожалению, еще очень многое. Для начала, роли для женщин должны быть лучше. Нам нужно, чтобы студии искали новые возможности для запуска женских франшиз. А также больше супергероев-женщин и их собственных киносерий. Если мы добьемся этого, то увидим, как возрастут гонорары актрис, ведь они зависят не только от условий контракта, но и от значимости их персонажей в фильмах. Но ситуация вовсе не безнадежная, и нам надо продолжать искать способы, чтобы ее изменить. Последние 15 лет отмечены невероятным приливом сил и энергии — и не только среди женщин, но и мужчин, которые отказываются принимать неравенство и хотят с ним бороться. Я думаю, это всего лишь вопрос времени и настойчивости.

— Вы играли в очень романтичных и трогательных фильмах. А насколько вы сами верите в великую любовь?

— Мне нравится идея, что отношения со временем развиваются и становятся богаче. Но многие фильмы создают ложное впечатление, будто можно с легкостью найти родственную душу, например, во время ланча, и все закончится прекрасно. В жизни ведь происходит не обязательно так. Но меня тянет к романтическим историям. Думаю, женщины с возрастом становятся увереннее в себе и, как следствие, счастливее.

— Вы и о себе говорите?

— Да, ты учишься подавать себя более естественно — расслабляться, отпускать все лишнее. Никогда ведь не хочется выглядеть так, будто ты слишком сильно напрягаешься. Хотя все равно порою именно так и выглядишь. Но я поняла, что не обязательно притворяться — меня все равно будут ценить за то, какая я есть. Именно поэтому я не прячу свою сущность за какой-либо маской.

Читайте также

«У женщин нет срока годности»: Интервью с Дженнифер Лопез Интервью
10 сентября 2019
«У женщин нет срока годности»: Интервью с Дженнифер Лопез

Откуда дива черпает энергию и что делает ее счастливой — «КиноРепортер» поговорил с актрисой перед премьерой ее нового фильма «Стриптизерши» на кинофестивале в Торонто.

«Наша история и трагедия в Кемерово стоят близко»: Борис Хлебников — о сериале «Шторм», полицейских и цензуре Интервью
6 сентября 2019
«Наша история и трагедия в Кемерово стоят близко»: Борис Хлебников — о сериале «Шторм», полицейских и цензуре

Новый проект от авторов «Аритмии» рассказывает о борьбе с коррупцией, мужской эмоциональности и безграничной любви.

Рэйф Файнс: «Мне бывает стыдно за действия правительства» Интервью
3 сентября 2019
Рэйф Файнс: «Мне бывает стыдно за действия правительства»

Волан-де-Морт из «Гарри Поттера» рассказал «КиноРепортеру» о новом триллере «Опасные секреты», работе в России и чем его фильм «Нуреев. Белый ворон» лучше «Черного лебедя».

Режиссер фильма «Тачка на миллион» Ник Хэмм: «Тщеславие заставляло Джона Делореана совершать ошибки» Интервью
1 сентября 2019
Режиссер фильма «Тачка на миллион» Ник Хэмм: «Тщеславие заставляло Джона Делореана совершать ошибки»

Он создал ту самую машину из «Назад в будущее», но умер в нищете. .