Джуд Лоу: «Я не герой-любовник» | КиноРепортер
КиноРепортер > Интервью > Кино > Джуд Лоу: «Я не герой-любовник»

Джуд Лоу: «Я не герой-любовник»

8 октября 2019 / Jane Taylor
Джуд Лоу: «Я не герой-любовник»
Фото: Sara Krulwich/The New York Times

Звезда сериала «Новый Папа» и мелодрамы Вуди Аллена «Дождливый день в Нью-Йорке» рассказал «КиноРепортеру» о своей внешности, источниках вдохновения и любви к супергеройским фильмам.

Джуд Лоу живее и энергичнее большинства своих экранных альтер эго. И очередной раз в этом убедились на Венецианском фестивале, где он представил телесериал «Новый Папа» Паоло Соррентино, в котором возвращается к роли американского понтифика. «КиноРепортеру» актер рассказал, как стал Папой и не потерял себя в кино.

— Вы довольны своей карьерой?

— Я поступил в школу при Национальном молодежном музыкальном театре в 12 лет и бросил ее в 17, чтобы сняться в своем первом телесериале «Семьи». Когда тебе 20, это все равно что оказаться посреди минного поля — страшно идти в любом направлении. Затем, в 30, задаешься вопросом, стоит ли продолжать карьеру. Когда исполняется 40, на вас начинает работать созданная репутация и лучшие предложения приходят сами. Так случилось с «Молодым Папой», и я всегда буду благодарен Паоло Соррентино (режиссер «Нового Папы» и «Молодого Папы», — прим. КР). Думаю, что только сейчас наконец чувствую себя комфортно.

— Вы возвращаетесь в качестве Ленни Белардо в продолжение «Молодого папы». Ваш персонаж высокомерен и жесток…

— Ленни имеет дело с дилеммой: как найти Бога, если он не может найти отца и мать? Точно так же, как не следует судить о книге по ее обложке, так и Ленни не следует судить по внешним проявлениям — ему есть что рассказать. Белардо — сирота, и это определяет его личность. Например, мои родители тоже были сиротами, у обоих — трагическое детство, и все же они стали очень ответственными и заботливыми взрослыми. Детство Белардо похоже на то, что пережил мой отец.

— Правда ли, что ваш Папа был вдохновлен Пием XII?

— Каждый раз, когда я смотрел выступления Папы Римского по телевизору, он всегда держал руки сплетенными на животе или за спиной. В новом сезоне наш Папа воздевает руки и поднимает голову, когда приветствует толпу. Жест, вдохновленный и Пием XII, и футболистом Уэйном Руни (звезда «Манчестер Юнайтед» и сборной Англии, теперь капитан «Ди Си Юнайтед», — прим. КР), который так же делает, когда забивает! Если серьезно, я много времени потратил на изучение истории Ватикана и папства, чтобы понять их влияние на католичество. Попытался разобраться, как поведет себя человек, который возносится к папству в 47 лет. И придумал, что мой герой очень быстро принимает или исключает людей из своего круга и заставляет всех гадать, о чем он думает.

Кадр из сериала «Молодой Папа»

— Как вы справляетесь с преувеличенным вниманием к вашей внешности?

— Я не позволяю этому определять себя. В молодости даже думал, что привлекательность может помешать карьере, но теперь понимаю, что она лишь увеличила мои шансы. Вначале я чаще играл романтических героев, но образ любовника и соблазнителя не определил мою карьеру. К счастью, я не попал в ловушку амплуа. Всегда боролся за серьезные, содержательные роли, которые никак не эксплуатируют старые образы и не ограничивают меня.

— Чем отличается работа над драматическим сериалом «Молодой Папа» и блокбастером вроде «Капитана Марвел»?

— Я мало что знал о капитане Марвел и обо всей супергеройской вселенной, хотя люблю смотреть фильмы, вдохновленные комиксами. Тем более что там уже сыграли многие великие актеры. Во-первых, я нахожу смесь экшена и юмора увлекательной. Во-вторых, мне было очень интересно посмотреть, как работают со всеми этими спецэффектами, зелеными экранами, массивными декорациями, специальным оборудованием и так далее. И я наконец выполнил обещание, которое дал своим детям много лет назад, что тоже однажды сыграю супергероя. Хотя, если честно, я им больше нравлюсь в белых одеждах Папы!

— Сейчас вы снимаетесь в третьей части фильма «Фантастические твари и где они обитают». Что привлекает вас в этом проекте?

— Масса захватывающих возможностей. Прежде всего я оказался в отличной компании актеров и съемочной группы. К тому же Джоан Роулинг позволяет своим героям постоянно развиваться, и у меня никогда не возникнет ощущения, что я делаю что-то на автопилоте. Профессор Дамблдор — уже замечательный персонаж, а у меня появилась возможность раскрыть его другие стороны, подчеркнуть некоторые особенности, которые позволят зрителям узнать его лучше. У него большое доброе сердце и прекрасное чувство юмора. Он заставляет своих учеников прислушиваться к их собственному голосу и следовать своим страстям и развивать любопытство и независимость суждения.

Кадр из фильма «Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда»

— Вы сами бесстрашны?

— Нет, но мне нравится острые ощущения, которые возникают при прыжке в проекты с головой. Но без этого желания я бы не смог ни выйти на сцену, ни работать перед камерой. Все еще думаю, что было безумием играть Гамлета на Бродвее или доктора Фауста в Лондоне. Я чувствовал себя совершенно истощенным после каждого выступления! Мне снились худшие кошмары, я страдал от ужасного страха перед сценой. Это был чистый ужас. Но самое замечательное — это награда за риск. Вы лучше себя узнаете и испытываете огромное удовлетворение от того, что действительно чего-то достигли. К сожалению, это счастье не длится долго.

— Почему это?

— Я никогда не почивал на лаврах. Кроме того, мне нравится быть частью сообщества людей, достаточно сумасшедших, чтобы называть себя актерами.

— У вас есть особый подход в работе над ролью?

— Я рад, когда удается найти правильный баланс. Люблю выискивать хорошие черты в своих злодеях и недостатки в персонажах, которых считают хорошими парнями.

— Даже когда вы играете в театре Гамлета или Генриха V?

— Да, и не зря. Они принесли мне три премии Лоренса Оливье (главная британская театральная награда, — прим. КР).

Читайте также

«Я фабричный пацан из казарм»: Интервью с Виктором Сухоруковым Интервью
12 октября 2019
«Я фабричный пацан из казарм»: Интервью с Виктором Сухоруковым

«КиноРепортер» зарядился эмоциями актера, поговорив с ним о сути актерской профессии и о необходимости памятника при жизни.

«Боюсь играть людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией»: Павел Деревянко — о «Домашнем аресте», «Дылдах», популярности и семье Интервью
7 октября 2019
«Боюсь играть людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией»: Павел Деревянко — о «Домашнем аресте», «Дылдах», популярности и семье

Преступники и милиционеры, анархисты и диктаторы, сексисты и стриптизеры — он не устает экспериментировать с ролями и радоваться жизни.

Режиссер фильма «Диего Марадона» Азиф Кападиа: «Удивлен, что он до сих пор жив» Интервью
4 октября 2019
Режиссер фильма «Диего Марадона» Азиф Кападиа: «Удивлен, что он до сих пор жив»

Автор «Сенна» и «Эми» — о том, как наркотики сгубили карьеру Марадоны, почему считает аргентинца величайшим спортсменом в истории и что не так с современными звездами футбола.

Кирилл Нагиев: «Не хочу играть в фильмах, после которых позора не оберешься» Интервью
2 октября 2019
Кирилл Нагиев: «Не хочу играть в фильмах, после которых позора не оберешься»

Сын Дмитрия Нагиева и восходящая звезда отечественного кинематографа — о проектах «Холостяк» и «Давай поженимся!», своей жизни вне съемок и любви к собакам и путешествиям.