Слушать подкаст
!!! Треков не найдено
15:28
КиноРепортер > Кино > Долгая дорога к свободе: 50 лет назад вышли первые две части «Освобождения»

Долгая дорога к свободе: 50 лет назад вышли первые две части «Освобождения»

24 июня 2020 /
Долгая дорога к свободе: 50 лет назад вышли первые две части «Освобождения»

К своему юбилею легендарная киноэпопея прошла полную цифровую реставрацию и получила детальное разрешение 4К.

50 лет исполнилось грандиозной военной эпопеи Юрия Озерова, которой рукоплескали миллионы зрителей в 125 странах мира. Целых четыре года ушло у создателей киноцикла на реконструкцию главных событий Второй мировой — от танкового сражения на Курской дуге до штурма Рейхстага и первых залпов Победы. «КиноРепортер» вспоминает, как создавался главный советский фильм о войне и почему все сцены с участием Иосифа Сталина режиссеру пришлось снимать втайне.

Голливудские фильмы о победах союзных войск во Второй мировой войне выглядят сегодня как что-то само собой разумеющееся, хотя у российских зрителей по-прежнему вызывают обоснованное возмущение. Появление крупномасштабных картин (от «Спасти рядового Райана» до «Ярости») и высокобюджетных сериалов (наподобие «Тихого океана» и «Братьев по оружию», спродюсированных Томом Хэнксом и Стивеном Спилбергом), привело к тому, что в ходе социологических опросов, которые проводятся по всему миру, победителем во Второй мировой респонденты все чаще называют США.

Опасность такой трактовки событий возникла, как ни странно, еще в середине 1960-х, когда на экраны всего мира вышли «Большой побег» со Стивом МакКуином, «Самый длинный день», посвященный высадке в Нормандии, «Паттон», «Молодые львы» и многие другие военные фильмы, в которых подчеркивалась роль союзников в поражении фашистской Германии.

В это же время в Советском Союзе кинематограф переживал последствия ХХ съезда КПСС, развенчавшего культ личности Сталина, и пытался приспособиться к новой идеологии. Блестящие картины, которые снимались в те годы, рассказывали в основном о судьбах солдат, концентрировались на «окопной правде». Их действие разворачивалось на фронте, но до эпического масштаба первых послевоенных кинолент вроде «Падения Берлина» с Михаилом Геловани или «Сталинградской битвы» они не дотягивали.

И именно тогда было решено создать свою эпопею о Второй мировой, способную дать отпор потоку западных военных картин. Ее курированием занимался непосредственно ЦК КПСС, а в качестве постановщика был утвержден Юрий Николаевич Озеров — фронтовик и режиссер, в активе которого уже были фильмы и о Второй мировой («Фуртуна» об албанских партизанах), и о Гражданской войне («Кочубей»).

В съемках картины было задействовано 150 танков. На первом плане зритель видит аутентичные бронемашины, изготовленные специально для «Освобождения», на заднем — обычные советские танки 1960-х, которые были предоставлены съемочной группе по приказу министра обороны СССР и замаскированы под немецкие.

Поскольку новая лента должна была отразить не только военные действия, но и события, которые разворачивались в штабах и высоких властных кабинетах по обе стороны фронта, то и сценаристов взяли двоих — по одному на каждый из планов эпопеи. Окопными эпизодами занялся классик «лейтенантской прозы» Юрий Бондарев, который использовал в сценарии эпизоды из своих литературных произведений (в том числе из повести «Батальоны просят огня», экранизированной почти двадцатью годами позднее).

За исторические сцены взялся еще один писатель-фронтовик Оскар Курганов. Последнее важное указание, которое получили авторы перед началом работы, — ни в коем случае не касаться в картине первых лет войны. Эпопея должна была начинаться с переломного момента Великой Отечественной — битвы на Курской дуге, после которой советские войска перешли в наступление и освободили Европу.

Первыми зрителями картины стали советские военные деятели Сергей Штеменко, Андрей Гречко и Алексей Епишев. Из-за их негативной реакции «Огненная дуга», первая часть эпопеи, около года лежала на полке, и Юрию Озерову пришлось четыре раза ее переделывать.

Первоначально фильмы, составившие озеровский цикл, не имели собственных подзаголовков и проходили под порядковыми номерами: «Освобождение 1», «Освобождение 2» и так далее. В окончательном варианте картины получили названия «Огненная дуга» (о крупнейшем танковом сражении Второй мировой), «Прорыв» (об освобождении Орла и Белгорода), «Направление главного удара» (об операции «Багратион» и неудачном покушении на Адольфа Гитлера, организованного полковником Клаусом фон Штауффенбергом), «Битва за Берлин» и «Последний штурм» (по сути — единый фильм, разделенный надвое из прокатных соображений).

Разумеется, ключевую часть эпопеи составили масштабные бои, в съемках которых была задействована многотысячная массовка. Озеров с самого начала принял решение о том, что его фильм должен быть максимально достоверным, снятым почти «под документ», — именно поэтому в окончательный монтаж идеально вписались кадры военной хроники.

Создатели фильма потратили немалые деньги, чтобы добиться максимальной достоверности изображения на экране. При этом никто не заметил, что у Ларисы Голубкиной, которая играет медсестру Зою, во время съемок были накрашены ногти.

Чтобы добиться своей цели, команда Озерова выстроила для боевых эпизодов гигантские декорации с проложенной связью и полевыми штабами, обустроенными предельно близко к реальности. В этих эпизодах действуют немногие персонажи, придуманные сценаристами и связывающие эпопею воедино: капитан Цветаев (Николай Олялин) и его возлюбленная медсестра Зоя (Лариса Голубкина), полковник Лукин (Всеволод Санаев) и адъютант Сашка (Сергей Никоненко).

Специфика работы над «историческими» сценами была обусловлена тем, что на момент начала съемок были живы прототипы ключевых героев картины — такие как Иван Конев и Георгий Жуков. Маршала Победы Озеров даже планировал заполучить в качестве главного консультанта, однако сделать это так и не удалось.

Михаил Глузский в роли сержанта Ряженцева.

Хотя опала, в которую попал Георгий Константинович при Никите Хрущеве, пошла на убыль с приходом Леонида Брежнева, маршал все еще был в немилости у многих крупных чиновников. Единственное, что смог сделать Жуков, — передать в руки Озерова только что законченный первый том своих мемуаров «Воспоминания и размышления» (опубликованы в 1969-м) и предложить на свою роль Михаила Ульянова, который полюбился маршалу после фильма «Председатель».

Надо сказать, ульяновский Жуков вышел столь убедительным, что стал не только фирменной работой артиста, но и одной из причин, по которым «Освобождение» на несколько лет легло на полку. Кураторам проекта (в частности, маршалу Гречко) показалось, что авторы значительно преувеличили роль Жукова в победе над фашистами.

Грузинский актер Бухути Закариадзе, известный зрителю по фильму «Вертикаль», согласился сыграть Иосифа Сталина лишь после того, как его об этом настойчиво попросили в «высокой инстанции».

Отдельные проблемы, разумеется, возникли с утверждением актера на роль Иосифа Сталина. Более того, сцен с участием генералиссимуса в первоначальном сценарии вовсе не было. Вождя, конечно, не запрещали показывать на экране, но после ХХ съезда он мог фигурировать в кино исключительно как близкий соратник Ленина, а не верховный главнокомандующий, который привел советский народ к победе над фашизмом.

Однако Озеров все же пошел на риск: пригласив на эту роль Бухути Закариадзе, он отснял все эпизоды с участием вождя ночами, после окончания официальных съемок. Смелый поступок режиссера полностью себя оправдал — появление Сталина было с восторгом встречено первыми зрителями «Освобождения». Особенно ветеранами, которые вставали и аплодировали всякий раз, когда на экране возникал генералиссимус.

Не менее мучительным оказался поиск актеров на роли прочих исторических персон, но Озеров и его команда справились с поставленной задачей блистательно и временами с выдумкой. Так, например, на роль Уинстона Черчилля в результате был взят клоун Юрий Дуров, а Бенито Муссолини, несмотря на отсутствие внешнего сходства, сыграл итальянец Иво Гаррани, сумевший точно поймать характер дуче.

Юрий Озеров планировал участие Дица и в намечаемом им к постановке фильме «Битва за Москву». Однако в этом фильме роль Гитлера вместо умершего в 1979 году немецкого актера сыграл Ахим Петри.

С исполнителем роли Гитлера картине в известном смысле повезло — режиссеру удалось привлечь к проекту немецкого актера Фрица Дица, который уже не раз перевоплощался в фюрера в фильмах производства ГДР. Артист, уже порядком уставший от роли верховного фашиста, некоторое время упирался, но Озеров пошел на хитрость и вызвал его в СССР под предлогом проб на роль фельдмаршала Манштейна.

Узнав, что его провели, Диц порядком расстроился — из-за сходства с фюрером и необходимости изображать его на экране актер не мог добиться не то что званий, но даже повышения ставки. В дело вмешалось руководство СССР и ГДР, и было достигнуто взаимовыгодное соглашение. Актер согласился вновь примерить усы и косую челку, а советские чиновники добились того, что на съемках «Освобождения» ему платили двойную ставку. В дальнейшем он продолжил свою личную «гитлериану» и снялся, в частности, в этой роли в сериале «Семнадцать мгновений весны».

Материальное обеспечение съемочного процесса также вызвало серьезные сложности, хоть и не идеологического порядка. С производством точных копий российской и нацистской атрибутики — формы, оружия и знаков отличия — команда, конечно, справилась. Но отыскать для съемок технику времен Второй мировой было гораздо сложнее. В результате нескольким заводам был отдан приказ изготовить аутентичные советские и немецкие танки, принимавшие участие в боях.

На цветную пленку Озеров решил снимать только те события, которые происходят на советско-германском фронте. Остальное зрители «Освобождения» смотрели в ч/б.

Так, из цехов Львовского ремонтно-механического завода вышли восемь «Пантер» и десяток «Тигров». Разумеется, авторам пришлось пойти и на некоторые хитрости, которые облегчили их работу: в роли всех советских истребителей снялся, к примеру, самолет Як-18. Но там, где это было возможно, историческая достоверность соблюдалась предельно тщательно — сталинский мундир, в частности, сшил один из личных портных вождя.

Самыми трудоемкими, разумеется, стали съемки. «Освобождение» должно было максимально точно, масштабно и достоверно отобразить ход войны, поэтому снимали по возможности там же, где проходили описываемые в фильме события. Команда Юрия Озерова объехала всю Европу, побывав и в Италии, и в Польше, и в Германии. Последние бои Второй мировой удалось отснять на фоне приготовленных к сносу руин Рейхстага.

На родине фюрера прошла работа и над ключевой сценой пятого фильма «Последний штурм», в которой берлинское метро подвергается затоплению по приказу Гитлера. Все, что не удалось снять в Берлине, доделали позже в специально выстроенной декорации у одного из шлюзов Москвы-реки.

Роль капитана Цветаева — одна из главных в киноэпопее «Освобождение» — так и осталась самой известной в карьере Николая Олялина.

Когда картина вышла на экран, Озерова ждал полный и безоговорочный триумф. К моменту выхода последнего фильма в 1972 году количество зрителей составило фантастические 400 миллионов человек.

Остается добавить, что на достигнутом Юрий Николаевич не остановился. Спустя полтора десятилетия режиссер вернулся к военной теме, досняв «запрещенные» для «Освобождения» «Битву за Москву» и «Сталинград». Все вместе эти картины стали самой масштабной в истории военной эпопеей, которая и по сей день безупречно подходит для детального знакомства с историей Второй мировой посредством кинематографа.

Полностью легендарную киноэпопею можно посмотреть на YouTube-канале киноконцерна «Мосфильм».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: