Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Слушать подкаст
|
КиноРепортер > Кино > Дело пахнет керосином: Как в кино снимают взрывы

Дело пахнет керосином: Как в кино снимают взрывы

8 июля 2021 /
Дело пахнет керосином: Как в кино снимают взрывы
Иллюстрации: Валентин Ткач

«КиноРепортер» рассказывает о профессии пиротехника – главного человека на съемках военных, супергеройских и экшен-боевиков.

Кто осуществил самый большой постановочный взрыв в истории кино? Какую задачу пиротехникам решить сложнее, чем поджечь самолет? Сколько объектов взлетает на воздух в блокбастерах Майкла Бэя в течение минуты? «КиноРепортер» провел свое расследование.

Первое, что приходит в голову, при слове «пиротехника» – это, конечно, эпические взрывы, столбы огня и ядерный гриб, закрывающий собой горизонт. Однако если вы решите освоить эту профессию только ради разрушения цивилизации, то будете наверняка разочарованы, потому что она предполагает и менее крупные формы – например, растопку камина или зажигание свечей в канделябре.

Другими словами, услуги специалистов требуются практически для любого фильма. В их компетенции оказываются и безобидные петарды, и дымовые шашки, и имитации (или не имитации) взрывов с выстрелами, а также расчет мощности зарядов, обеспечение группы искусственным туманом, контроль обращения с оружием и связь с исполнителями трюков. К тому же для работы с опасными материалами необходимы специальная лицензия и разрешения, а при съемках сложных сцен с огнем не лишним бывает согласование с пожарными службами.

Когда речь заходит о масштабных разрушениях на экране, одна фигура стоит особняком. К режиссерским талантам Майкла Бэя принято относиться в лучшем случае снисходительно, но в области пиротехники он – царь и бог, давно заслуживший собственный памятник. Под который следовало бы тут же заложить центнер динамита – в полном соответствии с любимым творческим принципом мастера.

Пришел, увидел, детонировал

Пиротехника. Взрывы

Майкл, несомненно, сделал большой вклад в химию и физику, открыв доселе невиданные пиротехнические свойства практически у всех вещей на земле. Если какой-то предмет появляется у него в кадре, высока вероятность, что над ним уже тикает таймер. «Пришел, увидел, детонировал», «я взрываю, следовательно, я существую» и «КА-БУМ!!!» – такова философия Бэя.

Поклонники неуемного постановщика даже не поленились посчитать количество фейерверков в его фильмах: получилось около тысячи – и это было еще до выхода четвертых «Трансформеров»! В картинах поскромнее дело обходилось парой десятков бабахов, а в более дорогих счет шел на несколько сотен.

Голливуд все чаще возвращается к живым практическим эффектам вместо компьютерной графики. Однако Майкл Бэй никогда от них не отказывался. По уверениям специалиста по спецэффектам и лауреата «Оскара» Джона Фрэзиера, каждые «Трансформеры» по меньшей мере на 50% состоят из настоящих разрушений. Бэй, в свою очередь, гордится работой с Фрэзиером.

«Он плохо слышит, потому что очень много всего перевзрывал. Нам до сих пор принадлежит рекорд Гиннесса за «Перл-Харбор»: Джон подорвал 350 снарядов за 7 секунд. Сейчас, мне кажется, многие не стали бы делать по-настоящему».

Фрэзиер на протяжении 7 месяцев – дольше самих съемок – готовил сцену авиаудара в «Трансформерах: Мести падших». Бомба, для которой понадобилось почти 4 тысячи литров бензина и более 300 динамитных шашек, вошла в Книгу рекордов Гиннесса как самая крупная, взорванная поблизости от актеров.

«Когда Шайа ЛаБаф, Меган Фокс и Тайриз Гибсон находились на расстоянии 25 метров от эпицентра, началось настоящее веселье. Жар был очень сильным». 

Впрочем, «007: СПЕКТР» бросил вызов Бэю, и тот вряд ли теперь сможет спать спокойно. А все потому, что Сэм Мендес поставил рекорд среди самых больших постановочных взрывов в истории кино. Эпизод снимался в Марокко под руководством Криса Корбоулда, специалиста по спецэффектам и обладателя «Оскара». На аннигиляцию злодейской базы ушло 8418 литров керосина и 33 кг порошкообразных веществ, в сумме – 68,47 тонн в тротиловом эквиваленте. 

Поскольку использование пиротехники потенциально может привести к травмам, на съемочной площадке особое внимание уделяется созданию безопасных условий. Например, чтобы никто не пострадал от осколков и ошметков, части декораций могут изготавливаться из специальной монтажной пены.

В «Плохих парнях 2» все тот же Бэй легко и непринужденно уничтожил 40-миллионный особняк в Майами – самый дорогой объект, проверенный им на прочность. Строго говоря, кинематографисты не разнесли все имение в щепки целиком, но фасад порушили основательно. В течение месяца они меняли части дома, устанавливали фальшивые стены, облегченные окна и другие элементы – так получилось создать контролируемый огонь.

Музыка апокалипсиса

Настоящую революцию в возрождении пиротехники в кино совершил и недавний оскаровский триумфатор «Безумный Макс: Дорога ярости» Джорджа Миллера. За последние пару десятилетий зрители устали от изобилия мультяшной компьютерной графики, не способной натурально заменить живые трюки и фактуру. «Дорога ярости» на 80% состоит из настоящих эффектов, трюков, грима и декораций.

Подвешенный на тросах боевой гитарист, изрыгающий пламя из своего музыкального инструмента, – один из мощнейших образов картины.

«Джордж, увы, не любит, когда вещи не работают. В прошлом, бывало, я строил для него реквизит, который изначально задумывался как бутафория, а он говорил: «Ладно, давай врубай эту штуку». И да, огнеметная гитара у нас рабочая, к ней подключался усилитель, играй сколько хочешь», – жалуется художник-постановщик Колин Гибсон.

Кстати, бандурина весила около 60 кг и держалась на амортизирующих тросах, закрепленных на машине. Выбросы пламени апокалиптический музыкант регулировал с помощью рычага тремоло.

Взрыв грузовика, тянущего мобильный нефтеперегонный завод, посреди преследующих его машин — другой незабываемый кадр. Все было по-настоящему, но другие машины встроили в кадр на стадии постобработки.

«Мы отвезли его в пустыню, – откровенничает Том Вуд, специалист по визуальным эффектам. – Окружили камерами с машин и вертолета и бабахнули. В дело пошли азотные пушки (пневматические устройства, приводимые в действие энергией сжатого азота, – КР), от которых кабина взлетала на воздух».

Возросший интерес к практическим эффектам не означает отказ от компьютерной графики. В той же «Дороге ярости» больше 2 тысяч кадров, обработанных на постпродакшене – в основном удаление тросов и тематическое украшение намибийской пустыни. Наилучшие художественные результаты дает грамотное совмещение настоящих эффектов с нарисованными. Все горит на самом деле, а графика лишь усиливает впечатление.

Огненный экипаж

Схожим образом снимают и в России – в частности, блокбастер «Экипаж» «Студии ТРИТЭ Никиты Михалкова», который вполне может потягаться по зрелищности с практически любой голливудской картиной.

«Все, что касается взрывов, огня, – делалось вживую. Такие сцены на 90% – пиротехника. CG в «Экипаже» – это лава, некоторые общие планы, сцены в воздухе, погодные условия», – комментирует один из постановщиков спецэффектов проекта Игорь Титов.

В блокбастере «Огонь» той же «Студии ТРИТЭ Никиты Михалкова» работа команды пиротехников тоже практически не оставила места для компьютерной графики. Причем при создании огненной стихии съемочная группа картины не погубила ни одно живое дерево: масштабные лесные декорации  были построены из уже спиленных деревьев.

Практически все трюки в картине актеры выполнили самостоятельно. Роман Курцын, например, на проекте научился поджигать свою кожу, используя специальный горючий гель. А пиротехники и консультирующие их специалисты из МЧС  обеспечивали безопасную работу актеров в окружении реального огня.

«Благодаря нашим пиротехникам все работало как часы, огонь вовремя гас, – рассказывает Константин Хабенский. – То, как действовала команда пиротехников, с какой заботой о нас, с каким профессионализмом, – это отдельное воспоминание и потрясение!»

Матчасть

К работе над фильмом пиротехники подключаются еще на стадии препродакшена и изучают сценарий, дабы понять возможности и ограничения проекта.

«У нас было полгода подготовки, – продолжает Титов. – Мы присутствовали на читках, записывали что и в каком количестве нам потребуется. Какие-то материалы у нас и так есть, остальное параллельно покупалось, заказывалось, собиралось. За элементами для качающихся платформ-гимблов (карданный подвес, приводящий в движение декорацию или технику, – КР) моему коллеге Илье Чуринову пришлось летать в США, пока я работал на съемочной передовой в Крыму».

Непосредственно на съемках специалисты входят в состав операторской группы, а их количество меняется в зависимости от задач. Часто на запечатление некоторых дорогих кадров есть всего один шанс, прежде чем все безвозвратно сгорит или разлетится на куски, поэтому крайне важно наладить взаимопонимание с человеком, стоящим за камерой.

Впрочем, всего предусмотреть невозможно, и иногда искать новые решения приходится уже в реальном времени. Для работы с пиротехникой, с одной стороны, нужно воображение, с другой – технические знания в области физики, химии, механики и умение применять их на практике, смешивая горючие смеси для получения нужного эффекта.

С годами появилось множество материалов, призванных сделать работу с огнем менее рисковым занятием. Горючие гели и жидкое топливо пришли на смену куда более опасным резиновому клею, бензину и другим сильно воспламеняемым субстанциям. Но сама профессия от этого легче не становится. С другой стороны, старания именно этих специалистов зритель всегда замечает и ценит. И лучшим тому подтверждением служат сборы насыщенных пиротехникой проектов. Не случайно ведь появилось выражение «Взорвали кассу». 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии  

Комментарии

Загрузка....
Вы все прочитали

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: