«Было ощущение, что ухватил Бога за бороду»: Александр Робак о силе случая, дружбе и семейных традициях | КиноРепортер
КиноРепортер > Интервью > «Было ощущение, что ухватил Бога за бороду»: Александр Робак о силе случая, дружбе и семейных традициях

«Было ощущение, что ухватил Бога за бороду»: Александр Робак о силе случая, дружбе и семейных традициях

28 августа 2019 /
«Было ощущение, что ухватил Бога за бороду»: Александр Робак о силе случая, дружбе и семейных традициях
Александр Робак // Фото: Егор Берладин

В одном только прошлом году вышло полтора десятка проектов с участием актера, а совсем скоро мы увидим звезду «Домашнего ареста» в сериале «Шторм» и драме «В Кейптаунском порту».

— Более ста фильмов и сериалов — иногда кажется, что вы везде. Играете и положительных, и отрицательных героев. У вас вообще есть амплуа?

— Мой мастер Владимир Александрович Воронцов говорил нам, студентам: «Фактура — дура». И мне это больше нравится. Есть невысокие актеры, которые играют великанов, есть тучные артисты, которые прекрасны в любовных историях… Все зависит от актерского диапазона и степени погружения в данные обстоятельства.

— Какой проект стал для вас ключевым? Когда стали узнавать на улице?

— Узнаваемость — это ерунда! Можно, наверное, вести прогноз погоды, и тебя будут узнавать на улице, это особого отношения к профессии не имеет. А переломный момент… Ну, наверное, когда сериал «Участок» (комедийный детектив 2003 года, — прим. «КР») вышел. Звонит мне кастинг-директор: «Ты в Москве? Ты можешь сейчас подъехать на «Мосфильм»?» А было лето, вторая половина дня, я мог быть где угодно. Говорю, что скоро буду. «А завтра, послезавтра свободен?» — «Да». — «Все, хорошо. Давай быстрее!» Я приезжаю, прохожу пробы, сгоняют материал на кассету, и водитель на машине везет ее на Первый канал. И уже в 9 вечера того же дня звонок: «Ты утвержден, завтра первый съемочный день проекта «Участок». Был утвержден другой актер, но что-то там произошло, и срочно ввели меня.

— Прыгнули в последний вагон?

— Именно! В первый съемочный день снимали сцену свадьбы. Я вряд ли смогу перечислить всех народных артистов, которые были на тот момент в кадре. За столом я сидел между Ниной Руслановой и Владимиром Меньшовым, и тот, оценив звездность команды, пошутил: «Не понимаю, кто в Москве-то остался…» А я в этот момент думал: неужели это не сон? Я здесь, сейчас сижу с этими людьми, с ними в одном кадре… Мы снимали все лето, у меня была большая сквозная роль, и я не переставал поражаться, что эти «монстры кино», небожители — на самом деле нормальные люди, что я их коллега.

— А ведь могли, например, уехать на рыбалку в тот день, и неизвестно, как бы жизнь сложилась…

— Да, это так! Было, конечно, ощущение, что я Бога за бороду ухватил.

Александр Робак // Фото: Егор Берладин

— Вам с другом, актером Максимом Лагашкиным, тоже повезло: 40 совместных работ! А началось все на «Дне полнолуния» Карена Шахназарова в 1998-м?

— Да, это тоже занятная история! Это была наша с ним первая работа в кино. К тому моменту мы уже несколько лет делили гримерку в Театре им. Маяковского, где и познакомились на репетициях. Но то, что снялись в одной картине, узнали уже после того, как закончились съемки. «День полнолуния» ведь состоит из кучи эпизодов, плавно перетекающих один в другой, и мои сцены заканчивались на том, что я подходил к окну и смотрел в него — и там как раз начиналась история Макса, герой которого шел по двору. Сняты эти два плана были в разное время, и на площадке мы не пересеклись.

— В итоге вы так сдружились, что в 2000 году основали собственную кинокомпанию «Синемафор»…

— Был затяжной период застоя в работе, в творчестве. Казалось, жизнь проходит мимо, ты прожигаешь жизнь в театре, уже не получая удовлетворения от выхода на сцену. В итоге я ушел — не было той работы, которая бы там держала. Мне было 27 лет, и я решил: надо что-то менять. Тогда только начинали сниматься сериалы, мы написали сценарий, стали обивать пороги, и как-то все пошло. Первый наш проект назывался «Порода», мы его снимали для канала ТВС. У сериала были какие-то невероятно хорошие рейтинги, а мы уже тогда носились с идеей фильма «Русское». Александр Велединский написал сценарий по ранним произведениям Эдуарда Лимонова. В тот момент Лимонов сидел в тюрьме, его обвиняли в создании незаконных вооруженных формирований, дали четыре года… А тут мы со своим фильмом. Нам говорят: «Да, интересно, но такие вопросы надо решать, конечно, с руководством». Нас повели к Евгению Киселеву (главному редактору ТВС, прим. «КР»). А в Москве тогда какие-то постоянные заказные убийства были, разборки, в общем, время неспокойное. Мы входим в его крыло, преодолеваем кордоны охраны, заходим в кабинет… Он посидел, посмотрел на нас и говорит: «Ну, делайте!» А мы готовились рассказывать, убеждать. Спрашиваем: «Все?» — «Да, все. Я хотел посмотреть, что за безбашенные ребята решились на кино по Лимонову». С его легкой руки мы и запустили проект. Вот только когда мы завершали съемки, канал обанкротился. Но нам удалось выкупить права, и мы потом еще год доделывали эту картину&

— Как раз к 20-летию вашего с Лагашкиным совместного творчества выйдет сериал Бориса Хлебникова «Шторм», где вас с Максимом чуть ли не впервые столкнули лбами.

— Еще в «Однолюбах» (сериал 2012 года, — прим. «КР») меня Лагашкин взрывает в восьмой серии! (Смеется.) А если серьезно, мощная история вышла — очень ее жду.

Робак и Лагашкин в сериале «Шторм»

— У вас есть еще один сложившийся тандем — с Александром Велединским. Пять общих проектов: сериал «Закон», фильмы «Русское», «Живой», «Географ глобус пропил» и «В Кейптаунском порту». За ним в огонь и в воду?

— Да, очень люблю этого режиссера, каждую его картину. Он снимает только то, что ему по душе, и я рад, что Саша меня приглашает во все свои проекты. Когда запускал «Географ глобус пропил», сразу честно мне сказал: «Скорее всего, тебя не утвердят, но давай на полную катушку попробуемся». Приехал Хабенский, спасибо ему за это, мы сделали пробы, одни, вторые, и, в общем, в тот же вечер мне сказали, что я утвержден. То есть благодаря Саше и Косте все произошло.

— «В Кейптаунском порту» — и вовсе картина непростой судьбы.

— Уникальный проект! Саша написал этот сценарий больше 20 лет назад. И все это время не мог запустить, потому что это сложное, постановочное, авторское кино, не мейнстрим, но дорогое. Снимали в разных местах — и в Кейптауне, и в Питере, и в Москве. Действие происходит и в военное время, и в 1990-е. Но оно того стоило! Вышло замечательно! Может быть, не для всех, но это киноязык, который нужно внимательно считывать. Потому что там много крючков: один кадр проморгал, потом вообще не понял, что происходит на экране.

— Надеюсь, зрители оценят! Кстати, ожидали, что на «Домашний арест» обрушится такой невероятный успех?

— Честно? Да! (Смеется.) Ну, потому что полтора года на съемочную площадку как на праздник. Ни одного конфликта. Потрясающий сценарий Семена Слепакова, который настолько болел этим проектом, что каждый день был на съемках. Партнеры уровня «Бог», невероятно тонкий режиссер Петя Буслов. Удивительная творческая команда… Там ведь даже титры рисовал наш оскароносец Александр Петров (автор мультфильма «Старик и море», не путать с актером, — прим. «КР»), а музыку написал Людовик Бурс, получивший «Оскара» за саундтрек к «Артисту». И нас смотрела вся страна!

Робак в сериале «Домашний арест»

— По аналогии с вашим героем из «Домашнего ареста» можете себя представить крупным чиновником или политиком?

— Я считаю, что каждый должен заниматься своим делом. У меня есть работа, которую я невероятно люблю, она — моя жизнь. У меня есть сыновья, на которых мне часто не хватает времени. Иногда даже в ущерб работе от чего-то отказываюсь, чтобы побыть с семьей.

— А каково это — быть отцом троих парней?

— Мне не с чем сравнить. (Смеется.) Ну, как, хорошо, парни растут, Арсению 24 года, Платону — 14, Степану — 4. Всех поставил на лыжи с детства. У нас есть такая семейная традиция — хотя бы на неделю куда-то вырваться покататься зимой.

— Старший пошел по вашим стопам. Не отговаривали?

— Нет! А зачем? Он уже взрослый человек, это его жизнь. Я думаю, он себе по-другому ее и не представлял. Когда Арсений родился, я работал в Театре им. Маяковского, и он там был сыном полка. Как только проходили с ним служебный вход, куда-то убегал. Знал все коридоры, пошивочный и столярный цеха. Кто-то его накормит, где-то он что-то пошьет, где-то гвозди позаколачивает. По трансляции по всему театру объявляют: «Арсений, репетиция закончилась. Папа ждет тебя в буфете». И он откуда-то выкатывается. Четыре часа не пойми где тусил. На всех спектаклях он был за кулисами. Да и мои друзья — в основном актеры.

— Ваша жена знает все о стиле и моде…

— Оля занимается дизайном одежды, и это безумно кропотливый труд. Она все сама делает, начиная от закупки тканей, подборки, макетов и так далее. И получает от этого огромное удовольствие. А жена рада — и муж доволен. (Улыбается.)

— На красные дорожки она вас собирает?

— Она занимается женской одеждой, но мне на день рождения сконструировала сумасшедший пиджак!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Next page

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: